Глава XXXI Я улетаю на Таити // Тайна Африканского Колдуна

 

Конец.

Все главы: ЗДЕСЬ

А затем мы отправились в дедушкин дом-корабль. И капитан Кэп приготовил целую кастрюлю макарон по-флотски.
— Объедайтесь, черти! — сказал он.
Два раза нас просить не пришлось. Мы начали уплетать макарончики за обе щеки.
— Вы уж извините меня, Маринетт, — с набитым ртом проговорил Чарли Стоун.
— За что? — удивилась я.
— За то, что я вас в парке закопал.
— В таком случае, Чарли, и вы меня извините.
— За что? — в свою очередь удивился он.
— За то, что я вас под дых ударила. Вскоре с макаронами было покончено.
— Кому добавочки? — осведомился дедушка.
— Мне-е! — дружно завопили все.
И мы по новой принялись объедаться макарончиками. — Капитан, — сказал Бланшар, густо поливая свою порцию кетчупом, — откройте секрет: как вам удавалось выходить живым и невредимым из всевозможных переделок?
— Нет никакого секрета, полковник. В таких случаях я всегда говорил себе: «Спокойно, Кэп. Обойдется как-нибудь».
— Так просто?
— А в жизни все просто.
— Это точно, — согласился с дедушкой Чарли Стоун. — У нас в Англии даже пословица есть: «Неправда, что жизнь проста. На самом деле она еще проще».
— Однако Маринетт и Адриану было совсем не просто обнаружить сокровища Дантеса, возразил Бланшар.
— Да мы их случайно нашли, — захихикал Агрест, не переставая работать вилкой.
Дедушка чуть макарониной не подавился,
— Как — случайно?! — Он повернулся ко мне. — Выходит, ты наврала, внучка?
— Не наврала, дедуля, а сочинила, — поправила я. — Существенная, между прочим, разница.
— Ай да внучка! — раскатисто захохотал он. — Три-ноль в твою пользу!
— Капитан, а зачем вы приехали в Марсель? — поинтересовался Адриан. — За сокровищами, да?
— Нет, конечно. Моей жене захотелось пожить там, где жила ее прапрапрабабка Мерседес.
— Тогда такой вопрос, — улыбнулся Чарли Стоун. — Почему вы стали капитаном?
Дедушка хитро прищурился.
— А вот вы, Чарли, как-нибудь постойте на берегу разбушевавшегося океана. И сразу
все поймете… А пока что слушайте. — И капитан Кэп включил магнитофон.
В комнату ворвались крики чаек, грохот волн, завывание ветра… Мы все примолкли. А затем опять начали уплетать макарончики и болтать о том о сем.
Какой это был чудесный вечер! Я сидела рядом с дедушкой и была счастлива.
А через пару дней мы с Агрестом вернулись в Париж.
Когда я вошла в квартиру, у меня глаза на лоб полезли. Мебели не было! Пока я искала дедушку в Марселе, а родичи куковали на даче, нашу квартирку обчистили.
В открытую дверь заглянула соседка. — Ой, Маринетт с Таити вернулась, — всплеснула она руками. — И совсем не загорела.
Я тут же вспомнила свою «записку» на зеркале: «Улетела на Таити. Обратно не ждите». И мне все стало ясно. Блин! Как же я упустила из виду, что у моих драгоценных родителей нет чувства юмора!
Выходит, они продали мебель и на вырученные деньги отправились на Таити искать свою дочку. То есть — меня.
Вот так прикол!
Я побежала к Агресту, чтобы сообщить ему эту суперновость. Но не успела я и рта раскрыть, как затрезвонил дверной звонок. На пороге стоял мужчина с длинными усами, жгучими глазами и в сомбреро с огромными полями. Типичный латиноамериканец.
— Меня зовут Санчес Панчес, — представился он. — Я посол Аргентины. Мне нужен скрипач Адриан Агрест.
— Это я, — ответил Адриан.
— Дорогой сеньор Агрест, я уполномочен передать вам самую горячую благодарность президента Аргентины. Своим пророчески сном вы спасли сотни людей. Страшно подумать, что могло бы случиться, если б у вас в ту ночь была бессонница. Примите от нашего президента скромный подарок в размере десяти миллионов песет, а также приглашение портить нашу страну с концертами. Лучшие залы Аргентины ждут вас, сеньор Агрест.
Короче, Адриан снова улетел в Аргентину,
Ну а я полетела в противоположную сторону. На Таити. За своими непутевыми родителями.
Я их нашла в маленьком городке Папеноо, на берегу Тихого океана.
В тот же день разразилась страшная буря. Гремел гром! Сверкала молния! Волны вздымались чуть ли не до небес!
Я стояла на берегу разбушевавшегося океана, и ветер бросал мне в лицо соленые брызги. Теперь я знала, почему мой дедушка стал капитаном!

Эпилог.

Вот и все. Остальное вам и самим хорошо известно из газет, радио и телевидения. Хромой Макс рассказал Интерполу о связях и явках, лабораториях и складах, передаточных пунктах и тайных притонах…
По всему миру прокатилась волна арестов и разоблачений. Несколько правительств в разных странах со скандалом ушло в отставку. Акулы наркобизнеса сели за решетку, не говоря уже о более мелкой рыбешке. Все основные запасы наркотиков были уничтожены.
Но я думаю, это ненадолго.
Рано или поздно опять появится какой-нибудь очередной Хромой Макс или Глухой Джо, а может быть, Слепой Пит. И все начнется по новой.
Потому что людям мало одного хорошего. Им еще и плохое подавай.
Что касается меня, то я после этой истории написала стихотворение про Африку. Адриан положил мой стишок на музыку, и, представьте себе, получилась классненькая песенка. Я ее исполнила в музыкальном телешоу «Утренний прикол».
Когда мы с Агрестом смотрели эту передачку, то прямо со смеху покатывались.
Я прыгала по сцене в набедренной повязке, вымазанная с головы до ног черной краской, и орала в микрофон:

Африка-а — это черная Родина.
Африка-а — в поле дремлют стога.
Африка-а — сладко пахнет смородиной.
И на сто верст тайга!
И на сто верст тайга!
И на сто верст тайга!

За свое исполнение я получила специальный приз — машинку для печатания денег… Шучу, конечно. Мне дали 200 евро.
Это мне-то, у которой теперь денег куры не клюют…
Да, чуть не забыла.
Вас, наверное, интересует судьба Анаты, то есть моей бабушки Наты.
После того как они с дедушкой приехали из Африки в Францию, бабушка поступила в летное училище. С отличием окончила его и стала первой в мире женщиной — испытателем сверхскоростных самолетов.
Однажды она испытывала новейший самолет. И скорость его оказалась намного больше, чем предполагали конструкторы. Бабушка ахнуть не успела, как облетела вокруг Земли.
А когда самолет приземлился на аэродроме, бабушки в кабине не было…
Но это уже совсем другая история.