Глава XXIV Стеклянный глаз // Тайна Африканского Колдуна

 

Глава, в которой Маринетт совершает дерзкий побег.

Все главы: ЗДЕСЬ

Петри отвел меня обратно в камеру. Я улеглась на жесткие нары и задумалась.
Значит, следователь Кутан решил упрятать Микстурса за решетку. Хотя неделю назад расхваливал детектива на все лады и пихал мне номер его телефона. Любопытно…
Кроме того, я выяснила, что Кутан работает на мадам Ирэн. А та хочет заполучить дедушкины записи. Что же ей надо в этих записях?..
И тут меня точно током ударило. Рецепт булигонго — вот что!..
Чудесный напиток, полученный Мадунгой из смеси тариги с ромашкой, и есть новейший наркотик «Привет из Африки»!
Я вскочила с нар и, засунув руки в карманы, возбужденно забегала по камере…
Если наш посол в Аргентине прав и у Хромого Макса действительно нет рецепта, то мадам Ирэн, заполучив дедушкины записи и узнав рецепт булигонго, может стать «крестной матерью» мировой наркомафии.
Ай да мадам Ирэн!
На дне правого кармана я нащупала что-то твердое. Это оказалась таблетка либитума. Видно, когда мы были в склепе, я машинально сунула ее в куртку.
Мне на ум сразу же пришел дерзкий плиц побега.
— Петри! — забарабанила я в дверь.
— Чего тебе? — раздался недовольный голос.
— Дайте поесть.
— Не положено. Только утром.
— Петри, миленький, — стала жалобе упрашивать я. — Так кушать хочется.
— Ну ладно уж, — проворчал он. — Сейчас принесу.
Через пару минут в дверях открылось маленькое окошко, и сержант протянул мне миску горохового супа.
— Спасибо, — поблагодарила я.
Как только окно закрылось, я бросила в суп таблетку либитума, раскрошила ее ложкой и тщательно размешала.
Потом снова забарабанила в дверь.
— Петри!
— Вот беспокойная девка, — заворчал сержант, опять открывая окошко. — Ну чего еще?
— У супа какой-то странный привкус, — пожаловалась я, возвращая ему миску. — Попробуйте.
Петри попробовал.
— Суп как суп, — сказал он.
— Не-е-т, вы побольше съешьте. Сержант зачерпнул суп ложкой. Затем еще
раз… и еще… Короче, он умял всю миску. Наркотик начал действовать. Глаза у Петри заблестели. Он глупо ухмыльнулся.
— Дяденька Петри, — ласково попросили я, — выпустите меня отсюда. Пожалуйста.
— С превеликим удовольствием, — сержант широко распахнул дверь камеры. — Выходи, дорогая, ты свободна! Я сам вместо тебя сяду!
С этими словами он вошел в камеру, лег на пары и громко запел: «Сижу за решеткой в темнице сырой…»
— А может, вы и Агреста освободите? — вкрадчиво осведомилась я.
— Держи! — Петри кинул мне ключ. — Все свободны!
Я открыла дверь соседней камеры и выпустила Адриана на волю.
— Ты что, наркотик в суп подмешала? — шепнул он.
— Ага.
— Бежим скорей!
— Бежим!
И мы побежали.
— Эй, ребята, вы куда?! — весело закричал нам вслед сержант.
— В лес по грибы, — сказала я.
Петри лукаво погрозил пальцем.
— Смотрите больше не попадайтесь.
Мы крадучись прошли через дежурное помещение. На топчанах храпели несколько копов. Я увидела на столе свой пистолет и, конечно же, прихватила его с собой.
На улице было раннее утро.
Из первого же телефона-автомата я звякнула детективу Микстурсу.
— Алло? — ответил сонный голос.
— Говорит Маринетт Дюпен-Чен, — затараторила я. — У меня к вам срочный разговор…
— Слушаю,
— Не телефонный, — добавила я.
— Где ты находишься?
— У Центрального рынка.
— Оставайся там. Я сейчас приеду. Минут через пятнадцать подкатил «Форд»
Мы с Агрестом залезли в машину. Я все подробно рассказала,
— Значит, они хотят меня подставить, хмуро произнес Микстурс.
— Но зачем? — спросил Адриан.
Не ответив, детектив сунул в зубы сигарету. Я с готовностью протянула ему зажигалку, которую взяла с приборного щитка. Но Микстурс принялся хлопать себя по карманам, бормоча:
— Куда ж я ее задевал?..
— Да вот ваша зажигалка, — сказала я. — Прикуривайте.
Он прикурил, выдохнул дым и спросил:
— Так ты, Маринетт, думаешь, что никакого «Привета из Африки» тебе не давали?
— Конечно. Все было ловко подстроено. Непонятно только, с какой целью.
— А как выглядит человек с черной тростью?
— Шеврикуклес?
— Да.
— Так я ж его не видела.
— Ах, точно.
Было заметно, что Микстурс с трудом сдерживает ярость… Не докурив сигарету и до половины, он затолкал ее в пепельницу и рванул машину с места.
— Ей это даром не пройдет, — процедил он, вертя баранку.
— Вы имеете в виду мадам Ирэн? — поинтересовался Адриан.
Микстурс промолчал. Мы подкатили к гостинице.
— Спасибо, ребята, за информацию, — детектив поочередно пожал нам руки. — Кутана можете не опасаться. Я приму соответствующие меры.
И «Форд» умчался.
Мы вошли в гостиницу, взяли у дежурной ключи (на сей раз дежурила не Кира) и поднялись в мой номер.
— Вот гады какие! — возмущалась я. — Хотят посадить в тюрягу хорошего человека!
— А ты заметила, что у него один глаз стеклянный? — спросил Агрест.
— У кого? — с ходу не врубилась я.
— У Микстурса. Он не увидел зажигалку, которую ты ему протянула.
В эту минуту зазвонил телефон. Я вопросительно глянула на Адриана: брать, не брать?
— Бери, — сказал он.
Я взяла трубку.
— Да?
— Если вы хотите узнать о судьбе капитана Кэпа, приходите сегодня в двадцать ноль-ноль на пристань. Прокатимся на прогулочном теплоходе, там и поговорим.
Это был хриплый голос Шеврикуклеса.

UPD. СЛЕДУЮЩАЯ ЧАСТЬ

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о