Глава III. Вот это рыбка! // Сокровища затонувшего корабля

Интересно? Завтра наверное аудиоверсию сделаю.

Предыдущие главы: 12

Глава III

Вот это рыбка!

Скучно нам не было и в первые дни, еще до приключений. За завтраком мы слушали радио, которое всегда включал Профессор, чтобы не отстать «от событий мирового значения». Обычно таким событием было очередное сообщение об очередном нападении неизвестного пиратского судна на мирных пассажиров. И очередное заверение начальника полиции о том, что «правоохранительные органы, проведя ряд оперативных мероприятий, вышли на след морских бандитов, и скоро предстанут перед судом».

Мама, как правило, при этом бледнела, папа почему-то переглядывался с тетей Дженни, Боцман хмыкал в тарелку, а Р.М. укоризненно качала головой. И все при этом молчали. Только дотошный Профессор пытался выяснить вслух: кто же все-таки в скором времени предстанет перед судом – правоохранительные органы или бандиты? Сразу после завтрака, в час утренней свежести, как выражался Профессор, мы спускались к морю и не вылезали из него до обеда. Под руководством тети Дженни гоняли на гидроцикле и водных лыжах, прыгали со скалы в набегающие волны, ловили крабов и собирали ракушки. Профессор в это время наслаждался легкой прогулкой вдоль кромки берега, изредка вздрагивая от наших восторженных воплей и визгов. Р.М. недовольно похрапывала в шезлонге под зонтиком. А Боцман чаще всего исчезал до обеда – у него все время был «час охлажденного пива». Потом, в час полуденного зноя, наступал обед, во время которого только и слышалось от Р.М.: не хлюпай, не звякай, не ерзай, закрой рот. Ей очень нравилось делать всем замечания. Она самоутверждается, услышала я, как шепнул папа маме. Самоутверждалась бы где-нибудь на пустынной скале посреди моря…

Зато потом тетя Дженни приносила на берег акваланг и учила нас с ним плавать. В своем зеленом купальнике и длинных ластах она была и вправду, как заметила Маринетт, похожа на большую красивую и веселую лягушку, когда быстро плыла под водой. Правда, и Маринетт, когда плыла с ней рядом, была тоже похожа на лягушонка. Ей страшно нравилось нырять и собирать с песчаного дна разные сокровища вроде крабовых красно-белых клешней и красивых камешков. Однажды ей повезло. Она вынырнула и показала тете Дженни обычный камень невзрачного дымчато-сероватого цвета. Приглядевшись, мы увидели, что внутри него будто тлеет теплый красный огонек.

– Молодец, – похвалила Мари «большая лягушка». – А ты везучая. Это хризолит. Он приносит счастье и ограждает от всяких бед.

Маринетт подарила камешек маме, которая чаще всего сидела на берегу и тревожно смотрела в даль моря: не появится ли там грозный пиратский сорокапушечный фрегат или «вот с такими глазами рыбища», которая безжалостно схавает ее любимого «лягушонка».

А папа был задумчив. И озабочен. О чем-то все время размышлял и о чем-то иногда вполголоса и кратко переговаривался с тетей Дженни, когда нас не было поблизости…

А в час вечерней прохлады мы иногда спускались с тетей Дженни на пляж, и она устраивала час вечернего костра и пекла на нем мидии, которые мы собирали за день.

Приходил наш вечно сонный охранник, приносил охапку дров и, зевая, уходил наверх, спотыкаясь на ступенях. А мы долго сидели у костра, слушали, как, засыпая, чуть слышно вздыхает море, шурша сонными волнами по песку, как оглушительно скрипят всегда невидимые цикады. Смотрели, как мерцают звезды, как всходит луна, как таинственно скользят в дали моря огни его кораблей. И медленно движутся к городу, над которым светит своими огнями романтический маяк.

– Это не маяк, – как-то развеяла наше заблуждение тетя Дженни. – Это такой небоскреб, высоченный и узкий. Он стоит над морем, прямо над обрывом. В нем тридцать этажей. – Это она сказала с гордостью, будто сама его построила. Или этажи считала.

– Во бы там пожить, – размечталась Маринетт. – На самой крыше! Оттуда, наверное, Италию видно. – Далась ему эта Италия.

– И не мечтай, – огорчила её тетя Дженни, вороша ярко-красные угли. – Там не живут, там работают. Банкиры.

– Деньги делают?

– Ага. Это самый крупный банк на юге. «Кредит» называется…

Ну и пусть банк. Все равно красиво светится своими этажами над ночным морем…

А перед сном мы все собирались в столовой у камина как большая дружная семья. В которой, конечно, не без урода. Вообще коллеги наши по отелю – отельеры, как дразнила нас тетя Женя, – подобрались интересные. И в основном хорошие. Мы подружились с ними. Кроме, конечно, противной Р.М. Она строила из себя богатую и знатную даму и всех учила, как надо жить. Особенно за столом. То Профессор не в ту руку вилку взял, то Боцман чаем хлюпает, то Маринетт от первого отказалась.

Правда, ее никто не слушал. Даже когда она хвалилась своим мужем – отчаянным бизнесменом, который сделал капитал на торговле цветными металлами. «Наша фирма так и называется – „Ривийская медь“. Это понятно?»

– Спекулянт? – наивно уточнил Профессор. И не менее наивно продолжил: – А почему же вы, мадам, взялись отдыхать в таком скромном заведении?

Р.М., как ни странно, не обиделась:

– Знаете, Профессор, надоели вся эта суета и все это навязчивое подобострастие фенешебельных отелей…

– Фешенебельных, – поправил машинально Профессор.

– Какая разница… Захотелось уединиться в теплой семейной обстановке.

И испортить ее своими вредными замечаниями, прочла я в глазах Мари. А Профессор кивнул, словно подумал о том же, и снова взял вилку не в ту руку. По-моему, нарочно. Наш Профессор был настоящий ученый, не то что Р.М. – барыня. Очень умный, рассеянный и дружелюбный. Он был океанолог. И все знал про Мировой океан. И щедро делился с нами своими знаниями вечерами у камина. И такое нам рассказывал про бездонное царство, что даже Р.М. открывала рот с золотыми зубами. И на них играло каминное пламя. Делом всей своей жизни Профессор считал сбор сведений о разных судах, затонувших со всякими сокровищами. Он собирал эти сведения в толстую тетрадь. На каждый корабль была своя страница: где затонул, при каких обстоятельствах, на какой глубине и какие сокровища унес с собой в морскую пучину.

Особенно внимательно слушал его рассказы Боцман. Он ведь был когда-то моряком, служил на подводной лодке. Потому мы его Боцманом и прозвали. Обычно он задумчиво подбрасывал поленья в камин и мурлыкал: «Когда усталая подлодка из глубины идет домой…» Дальше слов не знал и переворачивал свою пластинку. На той стороне у него было: «Как провожают пароходы…» И тоже – всего одна строка. Бросил полено – всплыла подлодка. Бросит другое – пароходы провожают. Сначала немного надоедало. А потом мы привыкли – как к непрерывному и однообразному звуку цикад. И шороху волн по песку.

Но вот когда Профессор начинал очередной рассказ о затонувшем паруснике с грузом золотых монет, песня Боцмана глохла, а его красное от огня волосатое ухо поворачивалось, как у собаки. И ловило каждое слово рассказчика. В этом было что-то тревожное и жуткое…

Море было большое и лазурное. Небо – синее. Далекий берег – золотистый снизу и зеленый вверху. А мы сидели в лодке и ловили всякую морскую рыбу: лобана, кефальку, даже вредную скорпену. Собственно говоря, ловили мы с папой, а Маринетт, скептически похмыкивая на наш улов, без всякой зависти мастерила на носу какое-то устрашающее приспособление из якорной вьюшки, лодочной кошки и яхтенных тросов. Чем-то похожее в целом на гарпунную пушку для охоты на китов. Или громадную удочку для ловли «вот такой рыбищи». Мы с папой посмеивались, но в глубине души не сомневались, что затея ей удастся. Любая, самая фантастическая идея превращалась, если моя сестрёнка бралась ее осуществить, в простенькую, быстро решаемую проблемку. Стоило ей, например, прочитать, как жители Простоквашина пошли с чемоданом в лес за кладом, она тут же с таким же успехом повторила их опыт. А однажды, дожливым вечером на даче, листая со скуки какой-то журнал, она узнала, что человеку, которому удастся создать летательный аппарат, приводимый в действие мускульной силой, положена громадная Нобелевская премия. Там еще говорилось, что пролететь на нем изобретатель должен сколько-то километров, через Ла-Манш, что ли? Мари хмыкнула и на следующий день за полчаса соорудила конструкцию из велосипеда, двух зонтов и лопастей старого «вертилятора»… Хорошо, что папа в это время шел со станции. Он успел подпрыгнуть и схватить Маринетт за ноги, когда та пролетала над ним, разогнавшись с горки.

– Доволен? – сердито кричала Мари, вырываясь из папиных рук и показывая, как скрывается вдали над лесом её летательный аппарат, приводимый в действие мускульной силой. – Кто-нибудь его поймает и премию вместо меня получит! Доволен?

– Я доволен, что ты осталась с нами, – пыхтел папа, с трудом удерживая авиатора, рвущегося в бескрайние просторы. – Фиг с ней, с этой премией. Ты нам дороже.

Я уверен: когда Маринетт узнает в школе, что вечный двигатель невозможен, она тут же – из спичечного коробка, катушки от ниток и еще какой-нибудь ерунды – создаст этот несоздаваемый двигатель, и тот будет работать хоть сто лет. А всякие ученые мужи будут скрести свои умные затылки и хлопать себя по мудрым лбам.

…Маринетт осмотрела свое устройство, выбрала из нашего улова самого большого лобана, привязала его к кошке и, поплевав, как положено для рыбацкого счастья, зашвырнула в море. Плюхнуло здорово. И сейчас же под нами, в сумрачной зеленой глубине, у самого дна, метнулась серая тень. Трос натянулся, зазвенел, вьюшка-катушка начала бешено вращаться – рывок, и наша лодка, сорвавшись с якоря, помчалась в открытое море. Трос, косо уходя в воду, резал ее как бритва, казалось даже, что он шипит в воде, разогретый огромной скоростью. А за кормой бурлили буруны.

– Вот она! – в восторге орала Маринетт. – Попалась!

– Она нас в Италию утащит, – беспокойно сказал папа, оглядываясь на убывающий вдаль родной берег. – Давай ее отпустим…

– Щас! Разбежались!

Отпустим, грустно подумала я. Кто кого поймал-то? И в этот момент трос лопнул где-то в глубине, свистнул как Соловей-разбойник и бессильно опустился дальним концом на дно моря. Папа вздохнул с облегчением. Маринетт взвизгнула от разочарования. И стала наматывать трос на вьюшку.

– Вот это рыбка! – приговаривала она. – Видали, какие глазищи? – И, как капитан катера, раскидывала руки во всю ширь. – Только они почему-то у нее на спине.

А папа, осмотрев конец троса, словно перекушенный острейшими гигантскими кусачками, задумчиво проговорил:

– Да, большая рыбка. Со стальными, похоже, зубами. – И задумался еще больше.

– Ну погоди, – с угрозой проворчала Маринетт куда-то вдаль.

Но на рыбалку с папой мы больше не ходили. Когда мы, восторженные и расстроенные, добрались до берега, нас уже ждала мама с телеграммой в руке: папу срочно отзывали из отпуска. Такая уж у него работа.

– Я с тобой, – сказала мама. – Я никогда не оставляла тебя в трудную минуту. Не оставлю и теперь. – Мама, оказывается, знала, что папу посылают в загранкомандировку – не то в Австралию, не то в Австрию.

– А мы?! – в один голос завопили ее дети.

– А вы останетесь здесь, – подошла к нам хозяйка «Горного гнезда» рыжая тетя Дженни. – Скучать не будете. Слово рыбака.

И мы обрадовались. Тетя Дженни, большая лягушка, нам очень нравилась: красивая, умная и веселая. Папа говорил, что это очень редкое сочетание в одной женщине. Он, мол, за всю жизнь только вторую такую встречает. (Первая, конечно, наша мама, его жена.) Маме она тоже понравилась (несмотря на эти папины слова), потому что у тети Жени в ее школьные годы тоже был очень дружный класс. Такой дружный, рассказывала она, что после школы весь класс дружно пошел служить в полицию.

– И вы, Дженни, тоже? – ахнула мама.

– Конечно, – засмеялась тетя Дженни и вдруг осеклась и, как-то виновато взглянув на папу, вильнула как золотая рыбка хвостом: – Но это было давно…

– И неправда, – поддержала ее зачем-то Маринетт…

Перед отъездом, собирая вещи, мама выставила нам свое первое требование. Или наставление:

– Вы должны дать мне слово, что будете беспрекословно выполнять все указания Дженни. И не будете обижать тетушку Р.М. Она славная. – Маринетт на это «славная» изумленно выпучила глаза. И машинально кивнула, давая согласие.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *