Дневники Хогвартса. Глава 4

 

Добро пожаловать в Хогвартс!

Автор Мария Овчинникова

Прошлые главы: 123

Глава 4

Добро пожаловать в Хогватс!

Дверь распахнулась. За ней стояла высокая черноволосая волшебница в изумрудно-зеленых одеждах. Лицо её было очень строгим.

— Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, — сообщил ей Хагрид.

— Спасибо, Хагрид, — кивнула ему волшебница. – Я их забираю.

Она повернулась и пошла вперед, приказав первокурсникам следовать за ней. Они оказались в огромном зале – таком огромном, что там легко поместился бы коттедж. На каменных стенах горели факелы, потолок терялся где-то вверху, а красивая мраморная лестница, которую они миновали, вела на верхние этажи.

Они шли за профессором МакГонагалл по вымощенному булыжником полу. Проходя мимо закрытой двери находящейся справа, Мэри услышала шум сотни голосов – должно быть, там уже собралась вся школа, но профессор МакГонагалл вела их совсем не туда, а в маленький пустой зальчик. Толпе первокурсников тут было тесно, и они сгрудились, дыша друг другу в затылок и беспокойно оглядываясь.

— Добро пожаловать в Хогвартс. – Профессор МакГонагалл наконец обратилась к ним со словами приветствия. – Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор – очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьёй. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета.

Факультетов в школе четыре – Гриффиндор, Пуффендуй, Когтевран, и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение правил очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше всего очков, получит Кубок школы – это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи.

Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени, и я советую вам собраться с мыслями. Она оглядела всех учеников, её взгляд на минутку задержался на Мэри, из-за чего она начал нервничать.

— Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами, — сообщила профессор Макгонагалл и пошла к двери, на мгновение обернувшись перед тем, как выйти. – Пожалуйста, ведите себя тихо.

Мэри облегчённо вздохнула.

— А как будет проходить этот отбор ? – спросил у неё Феликс.

-Честно говоря, я не знаю. Я помню, что брат рассказывал что-то про шляпу. – ответила Мэри.

— Шляпу?

— Да.

Феликс выглядел обеспокоенным, было понятно, что этот отбор его сильно тревожит. Его пугала возможность показывать магию перед всей школой, и то, что он не знал, что придется делать. Других детей это тоже беспокоило. Все ждали, нервничая и думая о том, что им предстоит. Все ждали момент возвращения профессора Макгонагалл, как страшного суда.

Внезапно воздух прорезали истошные крики, и Мэри подпрыгнула от неожиданности.

— Что … ? – испугано начал  Феликс, но осекся увидев в чем дело и широко раскрыв рот. Как, впрочем, и все остальные.

Через противоположную от двери стену в комнату просочился призрак. Жемчужно-белый, немного прозрачный.

— Так, так, так. Гляньте ка кто тут у нас, мелкие детишки. Вот это веселуха. —  Сказал призрак.

Он устроил полный хаос. Кидался волшебными хлопушками, толкал учеников, пролил ведро с водой на кудрявую беловолосую девочку. Казалось, что этот ужас никогда не кончится.

— Вон отсюда, Пивз! – рявкнул, строгий голос. – Или мне придется вызвать Кровавого барона.

Профессор Макгонагалл строго посмотрела на полтергейста, и тот, показав язык напоследок, поспешно удалился.

— Церемония отбора сейчас начнется, — сказала профессор Макгонагалл. —  Выстройтесь в шеренгу, и идите за мной. А вам юная леди нужно сходить к модам Помфри и получить сухую одежду. – Сказала она, посмотрев на кудрявую девочку.

Мэри встала за Феликсом, за ней встал Юфемиус, и они вышли из маленького зала, пересекли зал, в котором уже побывали при входе в замок, и, пройдя через двойные двери, оказались в Главном зале.

Зал был освещён тысячами свечей, плавающими в воздухе над четырьмя длинными столами, за которыми сидели старшие ученики. Столы были заставлены сверкающими золотыми тарелками и кубками. На другом конце зала за таким же длинным столом сидели преподаватели. Профессор Макгонагалл подвела первокурсников к этому столу и приказала повернуться спиной к учителям и лицом к старшекурсникам.

Перед Мэри были сотни лиц, бледнеющих в полутьме, словно неяркие лампы. Среди старшекурсников то здесь, то там мелькали отливающие серебром расплывчатые силуэты приведений. Мэри заметила, что Феликса заинтересовал черный бархатный потолок, усыпанный звездами.

— Его специально так заколдовали, чтобы он был похож на небо, — прошептала она. – Я прочитала это в «Истории Хогвартса».

Профессор Макгонагалл поставила перед шеренгой первокурсников табуретку и положила на сиденье остроконечную волшебную  шляпу. Шляпа была вся в заплатках, потертая и ужасно грязная.

Мэри огляделась, заметив, что все собравшиеся неотрывно смотрят на шляпу, и тоже начала внимательно  её разглядывать. На несколько секунд в зале воцарилась полная тишина. А затем шляпа шевельнулась. В следующее мгновение в ней появилась дыра, напоминающая рот, и она запела:

Может быть, я некрасива на вид,

Но строго меня не судите.

Ведь шапки умнее меня не найти,

Что вы там не говорите.

Шляпы, цилиндры и котелки

Красивей меня, спору нет.

Но будь они умнее меня,

Я бы съела себя на обед.

Все помыслы ваши  я вижу насквозь,

Не скрыть от меня ничего.

Наденьте меня, и я вам сообщу,

С кем учиться вам суждено.

Быть может, вас Гриффиндор ждет, славный тем,

Что учатся там храбрецы.

Сердца их отваги и силы полны,

И к тому ж благородны они.

А может быть, Пуффендуй ваша судьба,

Там, где никто не боится труда,

Где преданны все, и верны,

И терпенья с упорством полны.

А если с мозгами в порядке у вас,

Вас к знаниям тянет давно,

Есть юмор и силы гранит грызть наук,

То путь ваш — за стол Когтеврана.

Быть может, в Слизерине вам суждено

Найти своих лучших друзей.

Там хитрецы к своей цели идут,

Никаких не стесняясь путей.

Не бойтесь меня, надевайте смелей,

И вашу судьбу предскажу я верней,

Чем сделает это другой.

В надежные руки попали вы,

Пусть и безрука я, увы,

Но я горжусь собой.

 

Как только песня закончилась, весь зал единодушно зааплодировал. Шляпа поклонилась всем четырем столам. Рот её исчез, и она замолчала и застыла.

Профессор Макгонагалл шагнула вперед, в руках она держала длинный свиток пергамента.

— Когда я назову ваше имя, вы наденете шляпу и сядете на табурет, — произнесла она. – Начнем. Брэйв, Артур!

Мальчик с длинными черными волосами вышел из шеренги, подошёл к табурету, надел шляпу. И через мгновение…

— ГРИФФИНДОР! – громко крикнула шляпа.

Крайний слева стол взорвался приветственными криками, и Артур встал и пошел туда, усевшись на свободное место.

— Брайон, Бадди!

— ПУФФЕНДУЙ! – снова закричала шляпа.

Теперь заоплодировали за крайним правым столом.

— Венус, Ава!

— ПУФФЕНДУЙ!

Абегэйл Виллоу тоже отправилась за стол факультета Пуффендуй, Габриэль Виатор стал первым новым членом факультета Когтевран. Второй стол слева взорвался приветственными криками.

Адена Галлуса определили в Слизерин. Мэри начала беспокоиться, ей не хотелось учиться на факультете с Либитиной, которая точно будет учиться на Слизерине. Она знала, что много её предков училось на этом факультете, и многие из них не были тёмными магами, но она беспокоилась об этом. Эта мысль тревожила её с самого детства, но сейчас нужно принять свою судьбу, куда бы она её не привела. Из раздумий её вывело выкрик знакомого имени.

— Кайнд, Феликс!

Феликс выглядел очень взволнованным, настолько, что казалось, что его вот-вот стошнит. «Может быть, тоже боится попасть в Слизерин» — подумала Мэри. Он надел шляпу, и сел на табурет. Через минуту шляпа торжественно выкрикнула « ГРИФФИНДОР!». Феликс снял шляпу, и дрожа медленно пошёл к своему столу, где его ждали с приветственными криками. Мэри была рада за него, настолько, что ей стало всё равно, на какой факультет её отправят. И она стала в предвкушении ждать этого момента. И спустя несколько минут это случилось.

— Спаркс, Мэриан!

Она пошла к табурету, подумав – « Зачем говорить полное имя? Могли бы просто использовать моё прозвище ». Она надела шляпу, и села на табурет.

-Гм-м-м, — задумчиво произнес прямо ей в ухо тихий голос. – Непростой вопрос. Вижу я много плохого в твоём прошлом, и это тревожит тебя до сих пор, но пытаешься прошлое ты позабыть и смело шагаешь вперед. Ум твой знаний и любопытства полон, а сердце отвагой и добротой. В Слизерене тебе точно не место, но куда мне отправить тебя?

« В Слизерине мне точно не место? Какое облегченье», – подумала Мэри. – « Но куда мне тогда? Не важно, наверное, ведь нужно двигаться дальше и исправить ошибки свои, и новых не допускать».

— Верно, ты мыслишь, нужно вперед тебе двигаться, и путь свой ты начнешь в … ГРИФФИНДОР!

Мэри показалась, что шляпа выкрикнула этот вердикт куда громче, чем предыдущие, наверное, потому что в этот раз шляпа была на её голове. Она сняла шляпу, и ощущая радость в груди, села за стол Гриффиндора, где все ей опладировали. Она села на свободное место рядом с Феликсом, который тоже оплодиравал.

— Рад, что ты тоже на Гриффиндоре, – радостно сказал ей Феликс.

— Спасибо, я тоже рада.

Внезапно в зал вошла кудрявая беловолосая девочка, и весь зал тут же замолк, кроме стола Слизерина, за которым уже сидела Либитина и обсмеивала её. Девочка подошла к столу преподавателей, и встала в шеренгу.

— А почему она появилась здесь только сейчас? – спросил у Мэри и Феликса, рыжеволосый мальчик с веснушками.

— Когда мы ждали церемонию распределения, на нас напал призрак с плохим чувством юмора, он пролил на неё ведро с водой.

— Так поэтому все первокурсники выглядят так потрепанно?

— Да. – Ответил Феликс.

— Я Билл, добро пожаловать на факультет Гриффиндор.

— Спасибо. – сказали одновременно Феликс и Мэри.

— Уизли, Чарли! – Выкрикнула профессор Макгонагалл.

— ГРИФФИНДОР! – торжественно объявила шляпа.

Весь стол заоплодировал, Мэри и Феликс тоже. Но Мэри заметила, что Чарли такой же рыжеволосый и веснушчатый, как и Билл. Чарли сел на свободное место рядом с Биллом.

— Я так и знал, что ты будешь на Гриффиндоре Чарли.

— Если знал, то зачем распевал «Чарли – пуффенддуец» ?

— Просто, потому что это весело.

— Погодите, вы что знакомы? – Спросил ничего не понимающий Феликс.

— А разве семейное сходство не видно? – Спросил у него Билл.

— Но… но… — пытался сказать хоть что-то Феликс.

— Успокойся, Феликс. Это нормально, что старшие братья Уизли сейчас в Хогвартсе.

— Старшие?

— Ага. Так, ты действительно Мэриан Спаркс? – спросил Чарли.

— Пожалуйста, зовите меня по прозвищу.

— Извини, должно быть тяжело осознавать, все что случилось?

— Чарли, лучше не спрашивай об этом. Ей и так было не просто.

— Оу, да, прости.

— Ничего страшного. Я понимаю, что вам интересно узнать о случившемся.

— Да, это так, но если тебе не хочется об этом говорить, то мы поймем, – сказал Билл.

— Давайте лучше, посмотрим на церемонию распределения. – Сказал Феликс, поняв, что их сейчас нужно отвлечь от разговора.

Церемония почти подошла к концу, и оставалось ещё несколько детей, включая Юфемиуса. Но то, что было дальше, их очень сильно удивило.

— Хоуп, Агата! – Выкрикнула профессор Макгонагалл.

« Что? Она сказала Хоуп? Но разве родители Юфемиуса не маглы? Агата его сестра-близнец? Надо будет его расспросить», — подумала Мэри.

— ГРИФФИНДОР! – выкрикнула шляпа.

Агата пошла к столу Грифиндора, и села на свободное место рядом с Феликсом и Мэри. Но Мэри и Феликса сейчас больше волновала церемония распределения, поскольку сейчас будут объявлять, на какой факультет попадет Юфемиус.

— Хоуп, Юфемиус!

— ГРИФФИНДОР! – спустя несколько секунд выкрикнула шляпа.

Юфемиус снял шляпу, и пошел к столу Гриффиндора сев на свободное место напротив Мэри и Феликса. К счастью церемония кончилась, и Мэри осталось выслушать речь директора, и расспросить, наконец, Юфемиуса.

Альбус Дамблдор поднялся со своего трона и широко развёл руки, а на лице его заиграла лучистая улыбка. У него был такой вид, словно ничто в мире не может порадовать его больше, чем сидящие перед ним ученики.

— Добро пожаловать в Хогвартс! – произнес он. – Прежде чем мы начнем банкет, я бы хотел поприветствовать первокурсников гимном Хогвартса. Каждый поёт, как хочет, а те, кто не будут петь, будут исключены. Шутка. Итак, начали!

И весь зал заголосил:

 

Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс,

Научи нас хоть чему-нибудь.

Молодых и старых, лысых и косматых,

Возраст ведь неважен, а важна лишь суть.

 

В наших головах сейчас гуляет ветер,

В них пусто, и уныло, и кучи дохлых мух,

Но для знаний место в них всегда найдется,

Так что научи нас хоть чему-нибудь.

 

Если что забудем, ты уж нам напомни,

А если не знаем, ты нам объясни.

Сделай все, что сможешь, наш любимый Хогвартс,

А мы уж постараемся тебя не подвести.

 

Каждый пел, как хотел, — кто тихо, кто громко, кто весело, кто грустно, кто медленно, кто быстро. И естественно, все закончили петь в разное время.

— Прекрасно, а теперь банкет. – Сказал Дамблдор, когда все закончили, протирая глаза (похоже, ему была так приятна эта картина, что он прослезился от умиления).

Дамблдор сел на своё место. Зал разразился радостными криками и оплодисментами. Феликс сидел молча.

— Он… он немного ненормальный? – неуверенно спросил он у Мэри.

— Ненормальный? – переспросила она. – Он гений! Хоть и ведет себя весьма странно, временами. Например: как сейчас.

— Ясно.

— Кстати, никто не знает, что за призрак устроил погром в комнате, перед распределением? – Спросил Юфемиус у всех сидящих рядом.

— Ты это про Пивза? – Спросил Билл.

— Да, кажется, так его назвала профессор Макгонагалл.

— От Пивза всегда куча проблем, единственный кого он боится – это Кровавый Барон. Призрак факультета Слизерин.

— Зачем он всё это делает? – Внезапно спросила Агата.

— Потому что считает, что это весело.

— Ничего веселого в этом нет. – Заметил Феликс.

— Ты прав, но ему это невозможно объяснить.

— Юфемиус, Агата же твоя сестра-близнец? – спросила Мэри все это время терпеливо ждавшая момента, для того чтобы задать этот вопрос.

— Да. – Спокойно ответил Юфемиус.

— Погоди, разве ты не говорил, что твои родители маглы? – Спросил Феликс, не поняв, как так вышло, что у него есть сестра-близнец, которая сейчас сидела слева от него.

— Да, но наш дедушка Сквиб.

— Сквиб? Кто такой Сквиб?

— Погодика, то есть ты хочешь сказать, что твои прадедушка и прабабушка маги? – Спросила ошеломленная  таким откровением Мэри.

— Да.

— А кто такие, Сквибы? – спросил, всё ещё ничего не понимающий Феликс.

— Сквибы, это тоже самое, что и маглорожденные волшебники, только наоборот. Сквибы рождаются в семьях волшебников, но они совершенно не способны колдовать. – Объяснила ему Мэри.

— Вау, не знал, что такое бывает.

— Это мир магии, а не маглов. И кстати, не знаю как ты, а я безумно голодна.

Мэри наложила себе, жаренного цыпленка,  картошки жаренной, бекона и йоркширский пудинг. Мэри с удовольствием ела, её никогда не морили голодом, но ей редко удавалось так пировать. Да и йоркширский пудинг не часто готовился в её доме.

— Неплохо выглядит, — грустно заметил призрак в трико, внезапно появившийся перед лицом Феликса.

— Вы тоже хотите? – спросил у него Феликс.

— Феликс, еда призраков слишком … экзотическая. Они не могут, есть ту же пищу, что и мы. – Сказала ему Мэри.

—  Ваша подруга права. Мы действительно не едим пищу живых. Кстати, я не представился. Сир Николя де Мимси-Порпиньон, к вашим услугам. Привидение, проживающее в башне Гриффиндор.

— Приятно познакомиться, сир Николя де Мимси. – Сказал Феликс.

— Лучше зови, его Почти Безголовым Ником. – Посоветовал Билл.

— Почти безголовым? Как можно быть почти безголовым? – спросил Юфемиус.

Сир Николя был недоволен тем куда зашла беседа.

— А вот так, — раздраженно ответил он, потянув свою голову за левое ухо.

Голова отделилась от шеи и упала на плечо. Похоже, кто-то пытался его обезглавить, но не довёл дело до конца. Наблюдая, за реакцией первокурсников он довольно улыбнулся. Затем он потянул, довольно улыбающеюся на плече голову за правое ухо, и голова с щелчком встала на место.

— Я надеюсь, что вы будете ответственно относить к школьному соревнованию. – Сказал Почти Безголовый Ник, прежде, чем удалиться.

Когда все наелись – в смысле съели столько, сколько смогли съесть, в том числе и десерты, которые Мэри хотела прихватить с собой, но Феликс с Юфемиусом её отговорили, банкет подошёл к концу. Дамблдор встал с места.

— Я уверен многим понравился банкет, но сейчас всем спать. Бегом!

Первокурсники, возглавляемые старостой, прошли мимо болтающих за своими столами старшекурсников, и вышли из главного зала и поднялись вверх по мраморной лестнице. Когда они добрались до портрета Полной Дамы, Мэри могла думать только о том, чтобы наконец поспать.

— Пароль? – Строго спросил портрет.

— Снегг – козёл, — ответил староста, и портрет отъехал в сторону, открывая круглую дыру в стене. Они пробрались сквозь нее самостоятельно, и оказались в комнате отдыха, предназначенной для факультета Гриффиндор. Круглая уютная комната была заставлена глубокими мягкими  креслами.

Староста показал девочкам дверь в их спальню, и они вошли в неё. Они поднялись по винтовой лестнице, и оказались в спальне. Здесь стояли пять больших кроватей с пологами на четырех столбиках, закрытые темно-красными с золотой вышивкой бархатными шторами. Постели уже были постелены. Все были слишком утомленны, чтобы еще о чем-то разговаривать, молча натянули свои пижамы и забрались в кровати.

СЛЕДУЮЩАЯ ЧАСТЬ (доступ с 01.12.2018)