Маленькие Кошмары. Глава 1 // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

 

Работа нашего постоянного читателя. Думаю вы не раз видели его в комментариях 🙂

Автор — Гайвер Биоморф

Глава 1. I

Доброе ли утро

 

Шелест листвы в темноте, надрывное дыхание, стук сердца в ушах. Девушка задевает плечом шершавый ствол, обдирая кожу под футболкой и, спотыкаясь, не разбирая дороги, продолжает бежать. Под ногами ли ещё тропинка? Или давно потерялась? Остатки сознания подсказывают, что уже не имеет значения. Сейчас она не более чем дичь. И охотнику некуда торопиться…

Маринетт вздрогнула и, распахнув глаза, резко села в кровати. Лились в круглое оконце утренние лучи, настойчиво пиликал будильник смартфона где-то под боком, лучезарно улыбался Адриан Агрест с плакатов и фоток на стенах, а между подушек сонно заворочалась Тикки.

— До-о-оброе утро, — зевнула она, высунув на свет божий красную головёнку с тёмным пятном на лбу и поднимая пару усиков-антенн.

Что и говорить, необычный питомец для простой четырнадцатилетней парижанки. Но великая вещь привыкание. Не прошло и года, а квами стала такой же частью повседневности, как пропитавший весь дом аромат выпечки с нижнего этажа и ласковый голос мамы, зовущий к завтраку. Исполняя функцию домашнего зверька и лучшей подруги в одном флаконе, волшебное создание умело выслушать, дать совет, поддержать и просто успокоить, когда в неуравновешенной подростковой голове бушевала буря эмоций.

— Что такое, Маринетт? Кошмар приснился?

Вот и теперь мигом почуяла некий дискомфорт, глядя в глаза… хозяйки? Подопечной? Соратницы? Обе хранительницы тайны никогда не заморачивались подобными вопросами. Это иногда полезно – не заморачиваться.

— Да… муть какая-то. Бежим, а то опять опоздаю.

И снова утро школьницы затянуло с головой. Сборы, завтрак, родительские напутствия, путь бегом до учебного заведения (три шага за угол – и как можно умудряться постоянно опаздывать), мягкий и увлекающий голос мадам Бюстье (смеяться вслух над фамилией учительницы* не позволяла себе даже Хлоя), хищный взгляд и занудные лекции химички с тоже говорящей фамилией Менделеева, залихватские команды физрука, словно вышедшего из мушкетёрского романа или рыцарской баллады, увлечённая болтовня Али прямо посреди урока, вихрастая соломенная макушка Адриана за передней партой, так и притягивающая взгляд… Но жучок недоброго предчувствия продолжал ползать где-то на грани сознания.

 

А тем временем озарённая солнцем панорама Парижа с высоты крыш не могла осветить тёмное логово с мощными железными стенами за большим круглым окном.

— Что может болеть сильнее, чем разбитое сердце? — раздался из этого мрака бесстрастный, с нотками ехидства, шёпот. — Когда та, перед кем раскрываешь чувства, отвечает лишь презрением. Лети, мой маленький акума, и верни этому юноше уверенность в себе!

Среди сотен белых крылышек, лишь подчёркивающих окружающий сумрак, мелькнуло нечто ещё более тёмное, и чёрная бабочка невесомо выпорхнула в синее небо.

Скромно одетый паренёк, удручённо сидевший на парковой скамейке, вдруг вскинул голову и сжал в кулаке маленькую круглую дамскую сумочку, украшенную подарочной лентой.

«Я Бражник, и я понимаю, каково это – жить без любви, — зазвучал в голове вкрадчивый шёпот. — Альфрон, отныне ни одна женщина не устоит перед тобой. Они будут готовы на всё ради тебя! А взамен ты раздобудешь талисманы Чудес» — Перед мысленным взором засверкали украшения – красные серёжки в чёрную точку, похожие на божьих коровок, и перстень из тёмного металла с инкрустацией кошачьей лапы. А также образы героев, носивших заветные украшения, и смутное – слишком смутное, чтоб назвать адресом – осознание, куда нужно доставить трофеи.

— Когда эти цыпочки сменят гнев на милость, Бражник – приглашаю и тебя на нашу вечеринку! Хе-хе, я не жадный. — Парень решительно поднялся со скамейки, и его окутала тёмная аура.

 

Шелест листвы в темноте, стук сердца в ушах. Девушка задевает плечом шершавый ствол, обдирая кожу под футболкой и, спотыкаясь, не разбирая дороги, продолжает бежать. Цепляется полой пиджачка за какой-то сук. Несколько непозволительно потраченных секунд, громкий треск. Нужно было просто сбросить его! Остатки сознания подсказывают, что это уже не имеет значения. Сейчас она не более чем дичь. И охотнику некуда торопиться…

— Где-е же ты, милая-а? – слышится из темноты обманчиво далёкий и обманчиво ласковый бархатистый голос. – Марине-е-етт?..

— Марине-етт! Маринетт, подруга, ты что, уснула?

— А?!! — вздрогнула та.

— Вижу, вас тоже возмущают такие выходки, мадмуазель? — насупил кустистые брови месье Дамокл, то ли одобряя реакцию ученицы, то ли сочтя её слишком бурной.

— Д-д-да… В-возмущают, не то слово… — до девушки медленно доходило, что сидит она в актовом зале, директор толкает занудную речь о дисциплине, а верная Аля осторожно, чтоб не привлечь лишнего внимания, но достаточно настойчиво трясёт за плечи. Однако улыбаться забавной ситуации желания не было совсем.

— Ну ты даёшь, девочка! — сама Аля веселилась от души, шагая со всеми к выходу из школы.

— Лекции месье Дамокла так умиротворяют, — попыталась-таки выдавить улыбку Маринетт.

— Да ты с утра не в своей тарелке. Что стряслось?

— Всё в порядке, — она знала, что врать не умеет. И что подруга тоже это знает. — Не выспалась просто.

— Что же ты ночами делаешь?

— Ну ты же в курсе, у нас, творческих людей, ночь – рабочее время, хи-хи, — всё-таки болтовня одноклассницы потихоньку возвращала душевное равновесие.

— Творческих, говоришь? — прищурилась Сезар сквозь очки. — Так вот почему Адриан с утра тоже… — но развить благодатную тему не дал писк СМСки. — О! Новости!

Маринетт уже знала про новую фишку Алиного смартфона – сообщать о срочных новостях, ежели таковые появятся в интернете. Но всё равно не могла понять лихорадочный блеск глаз доморощенной репортёрши и стремление немедленно мчаться в самую гущу упомянутых событий. И ведь уже получала по голове!

— …зовёт себя Альфрон. Похоже, этот тип решил собрать целую свиту, — вещал диктор с экранчика, пока изображение в углу показывало, похоже с вертолёта, пёстрый неорганизованный парад по улицам Парижа. — Всё больше подвергшихся воздействию присоединяются к беспорядку. Полиция оцепляет район и готовится применить слезоточивый газ. Просьба всем укрыться в домах и не приближаться к окнам. Повторяю…

Повторять искательнице приключений не требовалось. Сбежав со школьного крыльца, она помчалась к велосипедной парковке.

— Аля! Что во фразе «укрыться в домах» тебе непонятно? – попыталась воззвать к благоразумию одноклассница.

— ЛедиБаг уже, наверное, в пути! – последовал ответ. – Я этого не упущу!

— Эх, вот кому не надо искать отговорок, чтоб нырнуть в самое пекло, — тоже спустившись с крыльца и укрывшись в кустах вдоль него, Маринетт раскрыла сумочку на поясе, из которой тут же радостно выпорхнула квами.

— Тикки, в крапинку!

Теряя на ходу материальность, волшебное создание красным огоньком слилось с непримечательной на вид серёжкой в ухе хозяйки. Чтобы тут же охватить таким же сиянием всё её тело. Привыкание – великая вещь. И могучая сила, наполнявшая обманчиво хрупкую фигурку, уже стала привычной. Но восторг, когда эта сила, яркой волной прокатываясь сквозь всё её существо, заряжала каждую клеточку неукротимой энергией, не уставал пьянить.

И ничего, вроде, не изменялось в девчонке, кроме ярко-алого облегающего комбинезона, подчёркнутого круглыми пятнами под расцветку божьей коровки и дополненного полумаской в тон на лице. Та же тонкая гибкая талия, которую мало кто замечает на фоне повседневной неуклюжести. Те же короткие тёмные волосы, собранные в два смешных хвостика. Те же бездонные васильковые глаза, теперь смотревшие на мир открыто и смело. Но то, что выражение «мать родная не узнает» может исполниться буквально, героиня успела убедиться. Что за магия способна на такое? Как она влияет на умы всех окружающих или собственную внешность – размышлять было некогда.

Вот и теперь, оставив восторги, Маринетт огляделась. Собственное восприятие тоже изменилось. Притихший по причине тревоги уличный гам теперь делился на отдельные звуки. Даже закрыв глаза, можно было сказать, о чём спорят учителя за ближайшим приоткрытым окном, сколько машин ворчит по улице перед крыльцом и на какой ступеньке этого самого крыльца воркует пара голубей. Глаза же тем временем, отмечая мимоходом фактуру кладки или штукатурки окрестных домов, цвет занавесок и наличие-отсутствие выглядывающих лиц в их окнах, оценивая надёжность карнизов и черепицы, уже выбирали подходящий маршрут.

Массивный сглаженный диск на нитке словно сам перекочевал с пояса в руку и метнулся, раскручиваясь, подобно йо-йо (которым, по сути, и являлся), к дымоходу шестиэтажки через улицу. Глубокий вдох – невесомая лёгкость раскатилась по телу из груди,** прыжок – метров на пять вертикально вверх, рывок – и маленькая гибкая фигурка красной молнией понеслась на этом своеобразном буксире, презрев гравитацию, прямо к намеченной цели.

— ЛедиБаг! Это ЛедиБаг! — радостно закричал какой-то мальчонка с балкона. — Вперёд, ЛедиБаг, вломи ему там!

Невольная улыбка, невольный залихватский пируэт над крышей, вираж, короткая пробежка по коньку, прыжок-бросок-полёт. Лёгкое движение руки – и вроде намертво обмотавший колонну буксир снова удобно ложится в ладонь. Чтобы снова метнуться к следующей цели. Солнце в облаках, ветер в волосах, бурлящее пламя в крови, Париж у ног, неизвестность впереди – ЛедиБаг летела навстречу приключениям!

_______________

* Бюстье – это, пардон, почти то же самое, что бюстгальтер.
** Да, я не только потихоньку описываю действующих лиц (что поделать, привычка), но и позволил себе свежий взгляд на детали чудесных способностей. Надеюсь, вы не будете против познакомиться с полюбившимися героями повторно? ; )

UPD. СЛЕДУЮЩАЯ ЧАСТЬ (доступ с 15.12.2018)