Маленькие Кошмары. Глава 4 // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

 

Небольшой взгляд на мир кошачьими глазами и пара новых загадок.

Автор — Гайвер Биоморф

Прошлые части: 123

 

Глава 1. IV

Время кошек

Используя раздвижной шест, как пружину, Нуар привычно мчался по крышам. Сегодня горячо, но увы, безответно любимая Леди назвала его рыцарем. Значит, эта безумная выходка не только не возмутила, но и порадовала ответственную девушку. Надо бы взять на заметку. Но вот то, что «всё в порядке» оставалось под сомнением.

Приземлившись в переулке неподалёку от школы, прыгун внимательно осмотрелся. Прохожих почти нет, а главное, машины перед воротами не наблюдается. Значит, отец поверил, что его непутёвый «посидит в читальном зале до окончания тревоги, а потом сам вызовет транспорт».

— Ну и замечательно! Плагг, прячем когти!

Зелёный сполох прокатился с ног до головы, возвращая самого парня и мир вокруг в привычное состояние. И свалился на руки усталым, недовольно ворчащим чёрным зверьком, немного похожим на кота.

— Лихо ты сегодня отчебучил! — с извечным ехидством прокомментировал тот. — Не знал, что у нас в списке навыков есть скилл «ярость берсерка».

— Вообще-то этот скилл называется «совесть», и есть только в моём списке навыков, — не остался в долгу Адриан, выуживая из разных карманов мобильник и ломтик неприятно пахнущего даже сквозь обёртку сыра.

Квами счастливо отвлёкся на любимое лакомство, хозяин же добросовестно последовал утверждённому плану, набирая номер телохранителя и личного водителя по совместительству.

 

Адриану Агресту, сыну известного модельера, живущему в особняке, похожем на замок и каждое утро приезжающему в школу с тем самым водителем, завидовали, порой по-чёрному, многие ровесники. Вот только сам он такой жизни совсем не радовался. Роскошный дом был холоден и пуст, а царящая в нём строгость и отчуждённость порой грозила свести с ума. Отец, всегда ставивший дела превыше всего, с пропажей мамы окончательно отдалился. И только школа, столь нелюбимое молодёжью место, стала неожиданной отдушиной. И, конечно, ЛедиБаг…

Всякий, посмевший утверждать, что причиной любви стала соблазнительная фигурка героини, подчёркнутая ярким костюмом, рисковал нарваться на ещё одну «ярость берсерка». Уж смазливых поклонниц Агрест повидал, даже успел приобрести что-то вроде иммунитета на их очарование. Зато мог навскидку перечислить десятки других достоинств напарницы, среди которых пункт «внешность» затерялся бы. Только вот беда, сама Леди ни в какую не желала его замечать. Ценила – да, уважала – да, доверяла – да. Однако ни подвиги, ни галантность, ни шутки, ни обаяние, на которое Нуар тоже не жаловался, путь к неприступному сердцу не проложили. «Наверняка у неё уже есть кто-нибудь, — вздыхал Адриан порой. — Конечно, такая девушка и без суперсилы не останется незамеченной. Но неужели тот парень настолько лучше меня?!» — и продолжал лезть вон из шкуры, силясь завоевать благосклонность.

Но чудесная сказка закончилась, и героя затянула домашняя рутина. Обед (изысканный вкус которого проходил мимо сознания в гулкой пустоте зала), тренировка на фортепьяно, урок китайского (и зачем будущему модельеру, которого видел отец в наследнике, это всё?), домашнее задание. Даже верный квами не желал разбавить тоску. Прибыв домой, маленький обжора дозаправился камамбером и завалился спать. Хотя привыкание – великая вещь, и другой жизни Агрест-младший просто не представлял, но именно сегодня его не отпускало странное беспокойство, противно скребущееся когтями на задворках души. А невозможность понять, в чём оно толком выражено, беспокоила вдвойне.

 

Шелест листвы в темноте, азартный стук сердца в ушах. Девушка задевает плечом шершавый ствол и, спотыкаясь, не разбирая дороги, продолжает бежать. Цепляется полой пиджачка за какой-то сук. «Ну же, просто сбрось его, облегчи мне задачу!» Несколько непозволительно потраченных секунд, громкий треск. На самом деле всё это уже не имеет значения. Он идёт за ней. Идёт играя. Ни бег, ни попытки спрятаться не помеха для его зрячих в темноте глаз. Сейчас она не более чем дичь. И охотнику некуда торопиться… Вот, слегка опередив, он выходит перед ней на тропинку.

— Ну здравствуй…

— …моя леди!!! — подскочил Адриан в холодном поту. — Э-э, моя леди?..

Девушка из сна ничем не напоминала отважную героиню. Хотя лица он толком не разглядел и совершенно не запомнил, но красного костюма на ней не было точно. Да это и неважно – что он творил в том чёртовом сне?! Кем вообще был? А главное, как мог забыть? Ведь точно такой же сон, хотя менее реалистичный, и разбудил утром, оставшись тем самым неприятным осадком на весь день.

— Хм, повторяющиеся сны? — усилием воли он вернул приличествующее Агрестам хладнокровие. — Любопытно. И как прикажете их понимать?

Поднявшись с широкой кровати, полуночник прошёлся по комнате. Часы показывали 0:47, во дворе за окном и на улице за оградой тихо-мирно светили фонари. Голова ненавязчиво намекала на возвращение в царство Морфея, а вот тело, похоже, успело немного отдохнуть.

— Который час, приятель? — недовольно лупал сонными зелёными глазами Плагг, будучи беспардонно вытащенным за хвост из уютного гнёздышка на книжной полке.

— 0:47, приятель! — Адриан открыл высокую створку окна. — Время кошек!

— Время сна для прилежных школьников, какового кое-кто здесь порой пытается изображать!

Но подопечный был непреклонен:

— Плагг, выпускай когти!

Теряя на ходу материальность, волшебное создание клубочком тёмного дыма слилось с непримечательным вроде бы колечком на пальце.

В отличие от простого, хотя и красочного комбинезона ЛедиБаг, костюм Кота Нуара, зеленоватым сполохом окутавший «прилежного школьника», выглядел более продвинутым: лёгкая курточка, имевшая даже застёжку и карманы, узкие штаны и добротные сапожки. Дополняли образ ушки на макушке, хвост-ремень, казавшийся живым продолжением, но легко и безропотно отстёгивающийся, когда требовалось что-то связать, и круглый кошачий колокольчик, украшавший ту самую застёжку на груди. Последний атрибут сам Адриан считал нелепым, но напарница порой любила им звякать в шутку, а любой знак внимания с её стороны определённо радовал. Но сейчас тёмный герой не был настроен веселиться. Да и на встречу с ненаглядной рассчитывать не приходилось. Нужно было развеяться и подумать.

Стрелой вылетев в окно и пропеллером раскручивая шест над головой, Кот успешно миновал следившие за двором камеры и приземлился на соседнюю крышу. Ночь манила… Уже не совсем полная луна величаво плыла в редких облачках, озаряя призрачным серебром улицы, искрясь бликами в водах Сены и активно конкурируя с городскими фонарями. Отчего-то хотелось податься туда, где этих самых фонарей поменьше и лунный свет властвует безраздельно. И Нуар рванул к набережной. Вблизи, да ещё с высоты крыш, лунная дорожка на воде завораживала текучими переливами. Сияла в отдалении Эйфелева башня, прохладный ночной ветерок пьянил ароматом свежести, перекликались тихим фоном сверчки, фонари вдоль берега дополняли лунные блики на волнах сияющим ореолом. Но здесь, на тёмных крышах, звёздное небо затягивало в себя.

Парочка неспешно прошла по мостовой, также наслаждаясь романтикой города влюблённых и слушая что-то тихо-лирическое на телефоне. Усилием воли подавив укол зависти в душе, герой достал шест-трансформер и тоже раскрыл в режиме мобильника. Древняя магия шла в ногу со временем, и длинный узкий экранчик исправно показал привычной раскладкой наличие связи, возможность выхода в интернет, даже положение владельца на карте Парижа. Но ни красного пятнышка на той же карте, ни номера напарницы в списке доступных не наблюдалось. Быстренько набрав сообщение под настроение на этот молчащий номер, Нуар бесшумно спрыгнул вниз, убедился, что удаляющаяся парочка его не заметила, мысленно пожелал им счастья и зашагал было в противоположную сторону, к окраине, когда чуткий слух уловил что-то, выбивающееся и даже нарушающее романтичную гармонию.

 

— Маринетт, чего не спишь? — раскрыла чуть мерцающие в полумраке глазки Тикки, в очередной раз потревоженная ворочающейся соседкой.

— Не спится, — вздохнула девушка и призналась: — Вдруг опять увижу тот кошмар. Кстати, ты не в курсе, к чему хранителям талисманов снятся повторяющиеся сны?

— Что за сны?

Краснея и сбиваясь, она попыталась изложить суть видения. Если днём почти получилось убедить себя, что кошмар навеян фильмом про инопланетного охотника, предпочитавшего двуногую дичь, то теперь, в преддверии нового сна, детали и атмосфера всплыли перед глазами, а голос преследователя снова звучал в ушах. И не оставалось сомнений, какой трофей его манил.

— Ах, милая, это называется половое созревание, — засмеялась квами.

— Тикки!!!

— Что «Тикки»? Я уже пятьдесят восемь веков Тикки. И пятьдесят восемь веков наблюдаю одно и то же, — она ласково потрепала крошечной красной лапкой подругу по волосам. — Тебе надо что-то решать с Адрианом. Сердце успокоится – вот и кошмары отступят.

— Что решать, когда я рядом с ним двух слов не свяжу?

— Кому нужны слова? Воспользуйся своей неуклюжестью, споткнись, позволь ему себя подхватить, да и не отпускай пару лишних секунд. А потом посмотри в глаза. Слышала выражение: лучше слов за нас порою взгляды говорят? А главное – не обязуют к незамедлительному необдуманному ответу, как прямое признание. Вот и он задумается о твоих чувствах…

— Ага. Решит, что я очередная пустопорожняя фанатка, виснущая на знаменитостях.

— Так докажи обратное. Хотя по-моему, ты доказала уже достаточно. Сколько твоих нарядов и поделок носит весь класс. В том числе он сам. Ты не пустопорожняя, ты – выдающаяся творческая личность.

— Ох, почему всё так сложно? — подумав пару минут, вздохнула Маринетт и, потянув со стула внизу пиджачок, одним махом юркнула в люк над кроватью.

Комната школьницы, представляя собой, по сути, чердак, имела необычную планировку с наклонными стенами, опорными балками, лесенками и люками вместо дверей. Один такой и вёл на крышу, преобразованную в живописный балкон-террасу.

— Потому что вы сами всё усложняете, — тихо ответила квами, подлетев было следом… и нырнула обратно, позволяя подопечной, оперевшись на перила, посмотреть на ночной город, да подумать.

Мысли между тем были таковы, что девичье сердечко грозило сгореть со стыда. Маринетт уже догадывалась, что парни от природы существа грубоватые и несдержанные. Но, как убеждённая представительница женского пола, не находила в том большой беды. Почему бы не вверить себя сильным и не всегда нежным рукам, если ими движет любовь и забота (она усиленно замолотила хвостиками, сгоняя краску со щёк). Но что будет, если та самая женская природа уступит другим сильным рукам? Желающим лишь сломать и уничтожить. Как говорил Альфрон – что тогда останется от гордячки в маске? И, акума побери, он был по-своему прав!

— Наши чувства – наша слабость, — вздохнула героиня, когда от невесёлых раздумий отвлёк тихий звук.

СЛЕДУЮЩАЯ ЧАСТЬ (доступ 02.01.2018)