Люблю Тебя! Глава 29. Грань Любви. Часть 7 // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

Что тут у нас? Часть седьмая! Тайны 3.

Автор Dl@ym

Спасибо за бету Jane Ilves

Все части здесь: ТЫК!

 

Глава 29. Грани любви. Часть седьмая. Тайны 3

      До ужаса неприятно будоражить прошлое и вспоминать самые страшные, самые душераздирающие моменты минувших дней. Как бы сильно хотелось прекратить эту пытку… просто остановиться и не вспоминать ту боль, ту жуть и тот страх, что царил в глазах Люси. Именно так её звали до того, как некогда любящие ладони обожгли её щеки «катаклизмом»…
      Страх, жуткий страх в глазах любимой. Это все, что видел Плагг почти тысячу лет назад. До сих пор он не может этого забыть и не может простить Леону, то зло и ту боль, что он оставил после себя.
      Плагг просто ненавидит это вспоминать, и даже не потому, что это больно, а потому, что частично считает виноватым в этом себя. Он старается не будоражить прошлое, но и забыть этого тоже не может. И этой ночью он вспомнит все!..

      Вечер подошёл к концу. Разобрав свои вещи, оба Агреста спустились вниз к бассейну, где их уже давно ждал сервированный стол. Рядом с бассейном располагалась беседка со встроенным барбекю мангалом. Мангал был разожжён, и угли уже вовсю полыхали, отдавая свой жар этой прохладной ночи.
      Спустившись вниз, Адриан то и дело вспоминал последние слова Плагга. От недосказанности на душе было достаточно тревожно, и возможности хоть как-то успокоить это непонятное чувство у него не было. Порою мысли путались. С одной стороны, он был безумно счастлив, так как столько любви и ласки, как за последние сутки, он ни от кого не получал за очень долгое время. А с другой стороны, уровень ответственности безумно давил.
      Даже на самых длительных фотосессиях или же на самых сложных и многочисленных уроках он себя ощущал более спокойно и открыто, нежели сейчас. Чего ему ждать от совместного отдыха с отцом, который последние несколько лет только и делал, что открещивался от сына, при этом загоняя его в настолько жесткие условия проживания, что и врагу не пожелаешь. Одно его по-настоящему радовало, что завтра он увидит любимую в школе, и вполне может быть, что проведет с ней весь день. Кстати, и вечер, и ночь он тоже планировал посвятить своей Леди. Да и, в конце концов, он это заслужил! Не так ли?..
      Из раздумий парня вывел голос отца:
      — Адриан? Ну что, ты готов к веселью? – глядя поверх очков с достаточно хитрой улыбкой, спросил Габриэль.
      Блондину было дико видеть отца в столь свободном и непринужденном одеянии. Серые летние брюки, легкая тёмно-синяя рубашка свободного кроя, которую он даже толком не застегнул. Непривычного рода черные летние туфли, что давали ногам дышать, и неизменные серебристые часы на правой руке, что лет пять назад подарила ему жена.
Адриан на секунду завис, лицезрев своего родителя в подобном виде, но все же попытался ответить на поставленный вопрос:
      — Эм… К веселью? К какому еще веселью? – ответил отпрыск.
      — Сынок, ну, ты чего? Ты забыл о наших планах на этот вечер?
      — Ты хотел сказать ночь, папа.
      — Ну да, ночь… но это не важно…
      — Ну, если мне не изменяет память, то ты предлагал пожарить мясо на углях,
– улыбался блондин.
      — И это тоже, а еще я приобрел три салютных установки. Так что по окончанию вечера мы их с тобой запустим.
      — Что? Фейерверк?.. Ты сейчас серьёзно???
      — Более чем!
      — Ура…! Спасибо, пап! –
с восторгом выкрикнул зеленоглазый и обнял своего старика.
      — Да не за что, сын! Я знаю, что ты с самого раннего детства его обожаешь. И я не мог отказать тебе в этом удовольствии, – душевно обнимая сына, ответил дизайнер. — Кстати, ты бы мог и полегче одеться, ночь будет теплой, да и мы много времени проведем у живого огня.
      — Если будет жарко, я сниму рубашку и останусь только в футболке…
      — Ну, воля твоя, пойдем!
– промолвил Агрест-старший.
      Подойдя к плохо освещенной беседке, Габриель зажег свет. И беседку, и бассейн, и даже поляну перед ним осветили огни ночного освещения. Зазвучала приятная музыка, что само собой добавило красок в и без того живописную картину.
      — Красиво тут, — подметил Адриан.
      — Да!.. Неплохо, пожалуй… — добавил Габриэль, закатывая рукава, — Сынок, подай соль, пожалуйста!

      — Эм, вот! Держи, пап! – с радостью промолвил парень.
      — Спасибо. Натали по моей просьбе приобрела два килограмма свежайшей говяжьей вырезки. И я думаю, что пара веточек розмарина и листья тимьяна чудесно раскроют весь её потенциал!
      — Звучит довольно вкусно,
– подметил зеленоглазый. — Тебе помочь?
      — Да, посмотри, как там поживают угли, не затухли ли, пока мы переодевались?

      Адриан подошел к мангалу. Взяв кочергу, он пошевелил томившиеся угли. Раскаленные угольки, взбудораженные «железной рукой», получили новое дыхание, и ожившие языки пламени обдали ярко-красным жаром лицо блондина.
      — Пап, барбекю чувствует себя хорошо, думаю, мясо можно жарить!
      — Замечательно! Я как раз закончил. Дадим мясу минут пять подышать, чтобы специи смогли раскрыть свой аромат, и сразу на решетку!
– довольно промолвил Габриэль.
      Зеленоглазый смотрел на отца и не мог поверить, что это происходит:
      «Господи!.. — подумал он. — Неужто мой отец, наконец, вернулся? Два с лишним года он словно находился в прострации и достучаться до него было невозможно. Два долгих года он только и делал, что загонял меня в жесточайшие рамки, не давая ни одной свободной минуты. А сейчас он все тот же любящий отец… Неужто на него так новость о пожаре в студии Лозани повлияла? Неужели он, наконец, понял, что самое главное в его жизни???»
      Возможно, Адриан в чем-то был и прав, Агрест-старший действительно не на шутку перепугался, что может потерять сына, но реальную картину происходящего на самом деле никто не видел.
      Дизайнер сполоснул руки под проточной водой, и достал бутылку красного Шато Ла Вьей Кюр. Немного покрутив бутылку в руках и небрежно изучив этикетку, он, не спеша, её открыл, а затем наполнил содержимым бокал. Темно-рубиновый цвет алкогольного напитка тут же заиграл на стенках стеклянного сосуда. Налив половину бокала, он сделал два коротких глотка.
      — Хм… неплохо… — тихо промолвил он, а затем взял чистый стакан и налил в него сок. Подойдя к Адриану, который сидел на шезлонге у бассейна, он подал ему стакан с соком, после чего сел рядом.
      — Спасибо! – поблагодарил парень.
      Сделав очередной глоток вина, Габриэль промолвил:
      — Хорошая сегодня ночь, теплая… да и звезд на небе не счесть. Вот что значит жить за городом. В городе звезд не видно…
      — Да, тут и правда хорошо. Жаль, что мамы нет с нами…
      — Да…
— тяжело вздыхая, согласился дизайнер.
      — Как ты думаешь, она там? Со звездами? – спросил блондин.
      — Наверное… где же еще ей быть… — печально опустив свой взгляд, ответил отец.
      — Надеюсь, ей там хорошо…
      — Сынок, давай сменим тему!
      — Давай…

      Сделав еще один короткий глоток, вглядываясь в бокал с остатками рубиновой жидкости, дизайнер задал вопрос:
      — Как у тебя дела в школе?
      — Ну, все как всегда, все предметы на отлично, пап!
      — Это хорошо,
— кивнул дизайнер. — А как на личном фронте? – хитро улыбнулся он и посмотрел на сына.
      Такого вопроса Адриан явно не ожидал. Сказать, что отец застал сына врасплох, это вообще ничего не сказать.
      Прежде чем выдавить из себя хоть слово, парень раз пять поменялся в лице. Сначала он был искренне шокирован, в связи с чем его изумрудные глаза быстро приняли форму кофейного блюдца, а зрачки сузились в точку, и он застыл, как каменный. Спустя секунду, он медленно повернул голову в сторону своего родителя, и на его лице проступила милая, слегка глуповатая улыбка. Коротко выдохнув, блондин спросил:
      — Что?
      — Ты слышал мой вопрос,
— с такой же хитрой улыбкой ответил Габриэль.
      — Я… — было начал зеленоглазый, но буря запоздалых эмоций его все же накрыла. Зрачки, вроде бы приобрели природную форму, но внезапно заметавшийся взгляд и странного рода одышка открывали реальную картину происходящего. Вместо того, чтобы соврать или спокойно сформулировать хоть какой-нибудь вразумительный ответ, Адриан начал судорожно хихикать, чем еще больше заинтересовал известного модельера.
      — Угу… И кто же это девушка? Неужели мисс Буржуа? – не отводя своего проницательного как рентген взгляда, спросил он.
      — Кто??? Пап, ты что? – наиграно засмеялся Агрест младший. — Мы с Хлоей просто друзья!
      — Неужто таки просто друзья?
– практически издевался дизайнер.
      — Да пап, мы – просто друзья! И не более того, — твердо ответил сын.
      — Хорошо, ну тогда хотелось бы услышать имя девушки, что смогла покорить сердце моего сына? – заявил Агрест-старший с совершенно невозмутимым видом и сделал очередной глоток вина.
      Парень мысленно заметался. С одной стороны, ничего страшного в том, что он озвучит имя возлюбленной, нет, но с другой стороны – это может поставить её под удар, так как она — не просто любимая девушка, она — надежда и спасительница Парижа.
      «Что же ответить?» — одна и та же мысль кружилась в голове Адриана, и он не нашел ничего лучше, чем просто сменить тему.
      — Пап, мясо, наверно, уже замариновалось, да и угли скоро затухнут, может, пора уже жарить? А то что-то есть охота!
      — Да, да!
– промолвил дизайнер и, встав с шезлонга, отправился к мангалу.
      «Ура!» — мысленно ликовал парень.
      Подойдя к барбекю, Габриэль ловко поправил уже закатанные рукава на рубашке, после чего, совершенно не напрягаясь и не используя специальные щипцы для укладки мяса на решётку, голыми руками разложил уже замаринованные куски говядины. Усталые, но все еще горячие угли постепенно начали обжигать куски говяжьей вырезки, отчего последняя начала отдавать живительные соки. Капли стапливаемого жира, падая на все еще тлеющие частички угля, рождали непревзойдённый аромат, что тонким, еле уловимым дымком начал расходится по территории особняка.
      — Умм… Очень вкусно пахнет! – уже забыв про недавний вопрос отца, произнес Адриан.
      — Да, запах чудный. Надеюсь вкус окажется не хуже, – согласился Габриэль, ловко переворачивая мясо щипцами.
      — Думаю, оно просто обязано быть самым вкусным, ведь его готовил ты, пап!
      — Ты мне льстишь, сын!
– довольно произнес дизайнер, а после, допив остатки вина из бокала, снова вернулся к своему вопросу, — Ну, так все же, ты мне так и не ответил, кто та девушка, которая тебе приглянулась?
      — Пап, ну…
— начал было выдавливать из себя Адриан, но интуиция подсказывала ему, что рассказать про дочку пекаря, которую он теперь любит, это не самая хорошая идея, и он решил схитрить.
      — … Ну, в общем, есть одна девушка, она мне нравится, но она не знает об этом!
      — Хм…
— удивлённо улыбнулся Габриэль. — И кто же эта прекрасная леди?
      — Ну, ты помнишь девушку, которая выиграла конкурс дизайна шляпы дерби, который ты судил год назад?
– краснея, изрек блондин.
      — Да, смутно припоминаю… как же её звали?.. дай Бог памяти…
      — Её зовут Маринетт, папа!
      — Ах да!.. Да, да, теперь вспомнил!
– по-доброму улыбнулся дизайнер. — Так стало быть, мисс Маринетт запала тебе в душу? Хм… ну в принципе, она очень даже ничего! – начал рассуждать Агрест старший, попутно наливая себе еще вина.
      — Довольно красивая молодая особа, чуть ниже тебя ростом, темные волосы, спортивная подтянутая фигурка… — сказал Габриель, приподнимая хитро бровь, бросая хитрый взгляд на реакцию сына во время такого подробного описания внешности. — У нее в роду, видимо, присутствуют лица азиатской внешности, я полагаю?
      — Ну да, у нее мать родом из Китая,
— вскользь ответил парень, пытаясь так сильно не смущаться, но сдержать свои истинные эмоции было не так уж и просто.
      — Угу… — промычал дизайнер, переворачивая щипцами мясо, что активно готовилось на решетке. — Что же, я тебя понимаю, девушка стоящая, но мне кажется, ты достоин большего!
      Улыбка Адриана от этих слов мигом сползла в низ.
      — Прости, что?
      — Я говорю, девушка, конечно, неплохая, но я видал и покраше! Так что, я думаю, не стоит заострять на ней внимание!
– не смотря на сына, подчеркнул Агрест-старший.
      Глаза сына начали наливаться кровью. Такой реакции он и сам от себя не ожидал. Он почти два года боялся хоть слово поперек отцу сказать, а тут… Откуда смелость то взялась, вообще, не понятно.
      — Гм… Папа!.. — сцепив зубы, прошипел зеленоглазый. — А тебе не кажется, что это не твоё дело?
      Габриэль изумленно поднял на сына глаза.
      — Все, что касается моего сына, в первую очередь является моим делом! – строго заявил дизайнер. — Мой сын достоин самого лучшего! И это касается всего! Будь то еда или одежда, а что касается девушек, это вообще отдельный разговор!!!
      — Папа, я сам буду решать, кто меня достоин, а кто нет! И это далеко не предмет для обсуждения!!! Что бы там ни случилось, и какая бы меня ни ждала судьба, я сам выберу свой путь!.. И сам выберу спутницу для жизни! И поверь, что никакие силы меня не заставят передумать!
– строго и вполне уверенно выдал Адриан.
      Габриэль не готов был к подобного рода диалогам. Последняя фраза отпрыска его не на шутку взбесила. Он уж было хотел жестко ответить на «неразумные» выпады сына, но идти в данный момент на какие-либо конфронтации он также не хотел. Подавив в себе излишнюю «жёлчь», дизайнер продолжил гнуть свою линию.
      — Ты еще так юн, ты совершенно не знаешь этой жизни! Ты привык жить в комфорте, ты не знаешь, что такое адский труд и бесконечные бессонные ночи… Это тебе не перед камерой лицом торговать или со шпагой плясать на дуэли, жизнь — штука очень сложная… Я это прекрасно знаю! Я пережил много всего, я смог подняться на эти вершины из самых низов… И смог стать тем, кто я есть сейчас! И я не позволю тебе своими неразумными действиями развалить дело всей моей жизни!.. Или безрассудными контактами разрушить свою жизнь!!!
      — Да кто тебе сказал, что мне нужно все это твое богатство? Кто тебе сказал, что мне нужна власть или несчетное количество фанатов и завистников? С чего ты взял, что я пойду по твоим стопам??? Ты не думал, что, может, я всего этого не хочу, а? На кой хрен мне деньги и власть, если я не могу быть счастлив с тем человеком, которого люблю??? – усмирив немного свой пыл, промолвил Агрест-младший. — Ну, ответь мне! Разве деньги по-настоящему важны в жизни, или, может быть, любовь более важна?
      — Я не сказал, что любовь не важна, но я…
      — Тогда что?!!
– перебил Адриан. — Что важно, пап???
      Габриэль тяжело вздохнул.
      — Для меня всегда было и будет важным твоя безопасность и твоё благополучие! Ты посмотри, что творится в мире, чуть ли не каждый день кого-то акуматизируют, ты думаешь, это просто так, что ли? Люди только кажутся добрыми, а в самый неподходящий момент могут воткнуть нож в спину! Предадут и даже не посмотрят! И моя задача — уберечь тебя от всего этого! Уберечь любой ценой!!! Пусть даже в супротив твоей воли… — закончил он, отводя взгляд он сына.
      — Хорошо, что тебя не слышит мама, — отвернувшись от отца, промолвил блондин. — Услышь она твои слова, она бы ужаснулась. Ты никогда не был таким…
      — Вот сейчас тебе лучше замолчать!
– сухо, в своём привычном тоне заявил дизайнер. — Если бы я был таким раньше, то, возможно, смог бы уберечь её… и она была бы с нами…
      — Да, она бы меня поняла… не то, что ты…
— сказал зеленоглазый и пошел в дом.
      — Ты куда?
      — Спать.
      — А как же еда? И фейерверк?
      — Спасибо, но я не голоден… извини…
— закончил он и скрылся в дверях особняка.
      Габриэль устало оперся на край стола возле мангала. Опустив голову, он закрыл ненадолго глаза.
      — Если бы ты была рядом, все бы было по-другому… — прошептал он, затем, хлебнув вина из горла бутылки, тут же разбил её об плитку на полу в беседке. Осколки стекла и пьянящая кровавая жидкость безобразной кляксой растеклась по полу, а Агрест-старший твердой походкой отправился в свою комнату, оставив уже готовую говядину догорать на медленно тлеющих углях.
      Зайдя в свою комнату, Адриан запер дверь. После этого запрыгнул на кровать и уперся лицом в подушку. Тихо выпуская эту жгучую обиду, он пытался не думать о том, что наговорил ему отец за последние два часа. «Все равно все будет так, как захочу я!» — отчетливо говорил он себе, будто сам себя уговаривал, боясь даже подумать об обратном.
      Из раздумий его вывел звук истошного завывания котенка. Это было похоже на мяуканье, но только настолько жалобное и несчастное, что парня аж передернуло. Он тут же пришел в себя и поднялся с кровати. Этот душераздирающий звук издавал Плагг. Адриан было испугался и тут же подскочил к своему квами, который легонько бился головой об стену, сидя на крышке стола.
      — Плагг, что с тобой? – испуганно спросил блондин.
      — Тикки… — промолвил котенок.
      — Что Тикки? – еще больше испугался зеленоглазый. — Она в беде???
      — Ей плохо… Она плачет… —
все так же стуча головой об стену, объяснял квами.
      — Почему плачет? Что с ней??? – недоумевал парень.
      — Ей приходится вспоминать…
      — Что вспоминать? Плагг, ты можешь нормально объяснить???
      — Умм… Мяяяууу..!
– вопил черный, как смоль котенок. — Я не хочу!.. Тикки, я не хочу это вспоминать!!! Ну не… блин!
      — Ты меня пугаешь!
      — Ну, черт тебя подери!!! Хорошо!
– выкрикнул Плагг. — Я расскажу!

      Продолжение следует…

      31.01.19г
      Dl@ym

Использование данного материала на других сервисах без разрешения автора является нарушением авторских прав!!!

Уважайте чужой труд!

__________________________

UPD. ПРОДОЛЖЕНИЕ (22.02.2019 в 17:00 по мск)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *