Маленькие Кошмары. Глава 12 // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

Автор и редактор долго спорили, с чем же вас поздравить, дорогие читатели. И все-таки решили. ПОЗДРАВЛЯЕМ с окончанием первой ЧАСТИ фанфика!

Автор — счастливый, почивающий на лаврах Гайвер Биоморф

А редактор потопал править начало предыдущих одиннадцати глав.

Фанфик Леди Баг и Супер Кот Маленькие Кошмары 12

Часть I. Глава 12

Разговор по душам

            — Начну издалека. Помнишь наш первый бой?

            — Конечно. Каменное Сердце…

            — Жёсткий был парнишка, — кивнул Нуар. – А помнишь, как перед этим в прямом смысле свалилась мне на голову? Малость неуклюжая, малость неуверенная в себе девчонка, не знающая, что делать с обретённой суперсилой.

            Та молча потупилась.

            — Прошу заметить – я не был удивлён такому фокусу. Отнёсся к нему спокойно и даже легкомысленно.

            — Да, помню, ты уже тогда был выпендрёжником, — невольно отвлеклась от мрачных дум девушка.

            — Был, есть и буду им, миледи! – гордо прислонил руку к груди напарник. – Так вот, няусравненным обаянием и замурчательной фотогеничностью я наделён с детства. И с детства привык… работать на публику. Слава, известность, люди в маршрутках узнают, поклонницы гроздьями виснут и прочее. Поначалу это льстило. Но приелось так быстро, что даже не дало войти во вкус. Особенно когда… начались проблемы в семье. Знала бы ты, сколько слёз я сам выплакал в подушку, и никого не было рядом, чтобы поддержать.

            Ехидно усмехнувшаяся было ЛедиБаг снова посерьёзнела.

            — Ну да речь не о том. И даже не о новообретённой силе, долге и маске, позволяющей оставаться неузнанным… Чтобы снова работать на публику, ха! Только уже по собственной инициативе. Не котёнком, гуляющим на задних лапках по щелчку пальцев, а… — образ «хищника» из сна не дал закончить фразу. – В общем, речь о тебе. Когда на меня обрушилось нечто весьма причудливой расцветки в горошек, первой мыслью было: мне что, дали в нагрузку очередную сумасбродную поклонницу? Только без обид – мы тогда ещё не были знакомы. А честность – это, помнится, то качество, что ты во мне ценишь. В общем, я ожидал чего угодно – что такая напарница по привычке повиснет на мне или, наоборот, смутится. Начнёт ныть по поводу сломанного ногтя или потребует подвигов в свою честь… Ого! Это такое-то мнение у меня успело сложиться о красавицах на тот момент?! Ужас! Но ты перевернула его одной единственной фразой.

            — Какой?

            — Посетовала на свою неуклюжесть, — улыбнулся рассказчик. – И это было не нытьё и не отмазка. Это был серьёзный тон ответственного человека, беспокоящегося лишь о том, как он справится с задачей. И в тот момент я понял – мы сработаемся.

            Герои посмотрели друг на друга. ЛедиБаг утёрла последние слёзы и благодарно улыбнулась. Кот Нуар с восторгом наблюдал возвращающуюся жизнь и задор в глазах напарницы. Собственные неприятные воспоминания тоже отступили, и пришлось приложить усилие, дабы не расцеловать прекрасное лицо. Потому он лишь снова слегка приобнял девушку за плечо (с радостью отмечая отсутствие недоверия или настороженности) и задумчиво посмотрел на звёзды, поднимая к ним свободную руку.

            — Вот тогда мне и самому захотелось совершить подвиг. Не во славу кого-то или чего-то – а чтоб подать, так сказать, пример героизма. Чтоб новоявленная соратница поверила в меня, в себя, и можно было доверить ей прикрывать спину. Как же я тогда соскучился по этому ощущению, мр-р… И безоглядно кинулся спасать Париж. А ты не отставала!

            — Ага, только струсила при виде каменного гиганта вживую.

            — Ну, учитывая успех моего «подвига», такая реакция выглядела логичнее. А в результате подбодрила тебя вездесущая Аля, снимавшая это безобразие. Не примером бездумного героизма – а призывом к ответственности. И эта самая ответственность толкнула тебя на настоящий подвиг.

            — Да уж, тогда случилось становление не только двух героев, но и их внештатного летописца.

            — Тоже, между прочим, важная профессия.

            — И лишняя головная боль при тайне личности.

            — Не без этого. А в итоге не я тебя впечатлил, а ты меня. Когда вместо геройства победу одержала смекалка. Когда же ты Бражнику в лицо рассмеялась, а потом заверила народ, что спасёшь от любого врага… Вот тогда я понял – это мне твою спину прикрывать. И пойду я за тобой, куда угодно, и прикрою, если придётся, от любого удара. Потому что… Для народа мы – непрошибаемые железобетонные идолы без страха и упрёка. Но для меня ты останешься просто ответственным здравомыслящим человеком, умеющим скрывать свои недостатки и проблемы. Только от всех подряд их скрывать уже не обязательно.

            — Спасибо, Котик. А ты тоже молодец. Другому бы подобное уязвило самолюбие – и только, — девушка вздохнула, в который раз без слов понимая затею напарника. – Я бы и не скрывала, что со мной творится, просто… Это сложно рассказать.

            — Ну, хоть намекни.

            — Попробую… Помнишь слова Альфрона?

            — Про геройские игры?

            — Нет, про то что… «песец крадётся незаметно»

            Нуар попытался вспомнить, какое же из оскорблений злодей приправил такой аллегорией, но следующие слова его как громом поразили:

            — Я бы только посмеялась, если бы накануне… не приснился точно такой же кошмар.

            С минуту парень онемело таращился на соратницу. Потом кое-как выдохнул:

            — Ко…шмар?.. Тебе они тоже снятся?!

            — Что?! И тебе?..

            Ответа не требовалось. Как и уточнения деталей. Она вскочила, где сидела. Он отдёрнул руки, словно обжёгся. Потом резким шагом прошёлся туда-сюда. И всё-таки спросил, не поднимая глаз:

            — И такие сны повторяются?

            — Да, и всё детальнее.

            — И там был… я?

            — Да… Нет… Не знаю. Похожий, но не ты! Но неужели… ты видишь себя… им?

            Парень замер. Медленно поднял голову. Героиня стояла на своём бревне неподвижно, как собственная коллекционная фигурка на подставке. Только было, мягко говоря, не до смеха.

            — Понятно, почему ты не хотела рассказывать. Я тоже не хочу. Не хочу думать, не хочу видеть, не смогу больше уснуть! А ты… теперь боишься меня?..

            — Нет! Не тебя! Тебе я верю, Нуар! Теперь – окончательно верю. Себя боюсь! Своей внутренней слабости! Боюсь дрогнуть, боюсь сдаться, боюсь уступить сильному врагу. И стать для него победным трофеем…

            — А-а-а! – схватился за голову Кот, словно норовя проверить степень бутафории ушей. Потом рухнул перед напарницей на колени, обняв стройные крепкие ножки. – Ты никогда им не станешь, слышишь?! Я не позволю! Ни тебе, ни себе, никому другому! Знаешь, почему я так набросился на это хамло? Он оскорбил не только тебя… И ещё наброшусь! И разорву на части любого, кто посмеет протянуть к тебе лапы! Хоть Альфрона, хоть Бражника, хоть всех тех гадов, что «так мечтают увидеть тебя… без маски»! – теперь уже он со слезами уткнулся в крапчатые коленки.

            — Тише, тише, Котик. Я это уже поняла, — растроганная девушка погладила его по волосам. – Кто бы ни насылал эти сны – он не заставит в тебе сомневаться!

            Какое-то время оба молчали.

— Пожалуйста, пообещай мне одну вещь, ЛедиБаг, — наконец, заговорил юноша тихим хриплым голосом, не поднимая головы.

— Конечно!

            — Если вдруг… меня не окажется рядом – пообещай, что сделаешь это сама. Если вдруг… кошмар начнёт сбываться, прошу об одном – бей эту тварь! Бей без промедления, без жалости и без промаха! Никаких «рука не поднимается», никаких «отбросить и убежать», никаких «проучить». Бей так, чтоб уже не встал! Или встал очень нескоро. Если это всё-таки буду я – хоть под акумой, хоть под чем – значит, я не сдержал слово и заслужил. Да и вообще, я крепкий тёмный герой – отлежусь чуток, впредь умнее буду. Но ты… Твой свет не должен погаснуть! Ради Парижа, ради победы, ради меня… Ради того, чтоб в этом мире оставалось что-то светлое, чистое и неосквернённое – обещай, что будешь безжалостна!

            Героиня стояла, зардевшись по уши. Она и подумать не могла, что кто-то может воспринимать её так. Признайся Нуар сейчас в любви – не задумываясь ответила бы «да». Он ведь, кажется, и правда к ней неровно дышит. Или это нечто большее, чем любовь? Такое чувство вообще возможно? Или напарник только что его изобрёл?

            «Глупый котик. Сколько месяцев мы сражаемся плечом к плечу. Научились работать в паре, как две руки одного человека, но всё это время я почти тебя не знала. Глупое солнышко, хи-хи».

            Наконец, она кое-как выдохнула, остановила ладошку, которой неосознанно гладила волосы товарища, попыталась его поднять. Потом передумала и, соскользнув с подставки, тоже села на землю. Заглянула в грустные зелёные глаза.

            — Обещаю, Кот Нуар. Обещаю, если что-то случится – я не подведу ни тебя, ни себя. Но вместе мы постараемся, чтоб этого не случилось.

            — Конечно!

            Одновременно подавшись вперёд, герои… крепко обнялись. И застыли неподвижно. Одна – зарывшись лицом в лохматые пшеничные волосы, другой – уткнувшись носом в забавный короткий хвостик, которым кошачья натура так и тянула поиграть.

            «Ну, поздравляю, — тихонько усмехнулся внутренний голос. – Кажется, твоё свидание всё же удалось. Можешь теперь чмокнуть зазнобу в ушко и шепнуть на него то, что давно хотел».

            «Заткнись» — беззлобно отмахнулся Адриан, сам удивляясь напрочь испарившемуся желанию так и сделать. То ли от пережитого потрясения что-то в нём заклинило, то ли само сердце сочло недостойным тупо воспользоваться моментом. То ли бушевавшая в этом сердце горячая юношеская любовь поднялась на новый уровень, став чем-то большим. Такое чувство вообще возможно? Или ЛедиБаг помогла его открыть? Так или иначе, новое чувство нравилось больше прежнего. Оно грело, но не жгло.

            — Приходи завтра на матч-реванш, — таки склонился к ушку любимой Нуар. – Вечером, сразу как освободишься.

            — Обязательно! – было слышно, что Леди улыбается. – Будем выбивать из меня дурь.

            — Нет. Будем набивать тебе цену – до таких высот, чтоб ни один хищник не допрыгнул.

            — Смотри, а то зазнаюсь.

            — Валяй! Тем слаженней будет команда. Назовём её не «Чудесные», а «Зазнайки».

            Оба тихонько засмеялись, не спеша разжимать объятия. Клонилась к вершинам деревьев луна, бросая длинные тени, серебря листву, играя лучами в облаках и окутывая сияющим ореолом двух юных героев, словно новая, ещё не осознанная, сила. Стучали в унисон два храбрых чистых сердца, мысли постепенно покидали горячие головы, оставляя лишь чувство – одно на двоих. Дружбу? Любовь? Нечто большее? Заморачиваться такими вопросами подавно не хотелось. Это иногда полезно – не заморачиваться.

            Потому даже кошачий слух, если и уловил тихие голоса из тени деревьев, то, не заслышав в них угрозы, не стал доносить до сознания:

            — Прекрасный выбор, мастер.

            — Они созданы друг для друга.

_________________________

UPD. ПРОДОЛЖЕНИЕ (доступ 16.02.2019)