Маленькие Кошмары 3. Глава 2 // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

Осторожно! При чтении этой главы вы можете испытать смешанные эмоции за своё (и даже не своё) ледибаготворчество.

Автор — Гайвер Биоморф

Все части здесь: ТЫК!

Фанфик Леди Баг и Супер Кот Маленькие Кошмары 3-2

Часть III. Глава 2

Цена славы

            Админ форума (ник и аватарку нетрудно было угадать) действительно собрал немало участников – писателей и читателей. Которые, в свою очередь, щедро делились ссылками на своё и просто понравившееся творчество. Притаскиваемые ими попутно рисунки разной степени героичности, романтичности, пикантности и талантливости большей частью на «18+» не тянули. Да и комментарии под ними не слишком отличались от бесед на «ЛедиБлоге».

            Зато открыв несколько «самых талантливых», по мнению народа, литературных произведений, Маринетт ужаснулась. Конечно, читать полностью предлагаемые тексты не было ни времени, ни желания. Но и беглого просмотра хватило, чтоб почувствовать, как под дых с маху врезается булава Беспокоя, достигнув холодными шипами сердца.

            Действительно талантливо, живо и проникновенно авторы описывали приключения парижской героини. Но вот, как правило, каждое такое «приключение» явно становилось для неё последним, заканчиваясь проигрышем, коварной ловушкой, предательством напарника, его акуманизацией или просто неудержимыми желаниями. И погружало в пучину боли, ужаса и безысходности, в которой гордый характер безжалостно ломали путём жестокой расправы. Когда физической, когда моральной, а преимущественно…

            Конечно, сцены то зверских, то почти «добровольных» изнасилований Маринетт пролистывала особенно быстро и брезгливо. Да, она была достаточно взрослой и образованной девочкой, но давать волю подобного рода интересам (не говоря уж про подобного рода перегибы) не привыкла. То ли супергеройское перевоплощение помогло «причесать» подростковые гормоны, то ли родительская любовь позволила вырасти «правильной» дочерью, то ли романтичная душа сумела жёстко расставить приоритеты.

            Но последняя строка большинства произведений не оставляла сомнений в трагичности финала. Погасшие глаза, опущенные руки, поникшая голова, покорное «да, хозяин», шаг в пропасть или просто горькие безутешные слёзы доходчиво знаменовали гибель ЛедиБаг и как героини, и как личности. Порой её ждала просто гибель в бою – что на предыдущем фоне казалось чуть ли не хеппи-эндом, если бы не столь же безутешные рыдания Кота Нуара над телом (или горсткой праха от его же Катаклизма) возлюбленной, которой он даже не успел сказать о своих чувствах. И точно так же погибал морально. Тут уже вместо отвращения сердце сжимала жалось с опасением пополам. А ведь правда, случись с ней что – бедняга не переживёт. Прежде героиня не задумывалась о таком… И хорошо, что не задумывалась.

            Последней же каплей стали длинные вереницы хвалебных комментариев, восторгавшихся «живой яркостью чувств», «искренней глубиной трагизма», «жаркой красочностью событий» и призывавших «писать в том же духе»! Ни одного критикующего или просто стыдящего девушке на глаза не попалось. Причём как среди комментаторов, так и среди авторов мелькало немало женских имён.

            Сердито выключив компьютер, познавательница запретного откатилась в кресле от стола и запрокинула голову, тщетно пытаясь сдержать льющиеся слёзы. А Бланш-то прав оказался! И Альфрон тоже. Вот о чём мечтают некоторые поклоннички. Она, конечно, догадывалась, что многие хотели бы «познакомиться поближе» – но не в такой же форме! И как теперь смотреть в глаза народу? Как спасать людей, гадая, который из них Бланш без маски?..

            — Маринетт, ну я же говорила – нечего было это читать. Даже мне противно, а я постарше восемнадцати буду, – малышка прижалась к хозяйской груди, силясь обнять лапками за шею.

            — Нет, Тикки, – привычно накрыла её девушка, грея ладошки волшебным теплом. – Я должна была знать! Просто… я не понимаю. Почему?.. За что они так со мной? Чем я заслужила в их глазах такую судьбу? Чем обидела? Где провинилась? Когда выставила себя похабной девкой, достойной лишь этого?! И не надо мне «я художник, я так вижу»! Я тоже художник немного. Но растоптать и смешать с грязью никого не рвусь почему-то!!!

            — Маринетт, если бы я только знала, что ты воспримешь всё так близко к сердцу… Страна большая, дураков хватает. Вернее даже не дураков. Просто люди, не знавшие горя и не видевшие битв как ты, воспринимают добро и зло по-другому. Для них это вроде сказки, которую интересно читать, но порой хочется разнообразить. Кто-то завидует от скуки, кто-то путает гордость и гордыню, кому-то по душе драматичные события с переживаниями. А кто-то и вовсе не верит в героев, считая ЛедиБаг лишь театральной достопримечательностью далёкого Парижа…

            — Да хоть персонажем фильма! Я что, когда-то чванилась? Хвасталась своей силой или внешностью?! Презрительно относилась к «простым смертным»?! Требовала наград?! Хоть кому-то когда-то подавала дурной пример?! Да, не подумав, глупости творила – было дело. Но свои ошибки сама же исправляла. Завидно, говорите – пожалуйста, приезжайте в гости и сами сразитесь с акумой! Ну, или, отставив «гордыню», поумоляйте её на коленях – вдруг и правда поможет. Драму любите? Так себя любимых в ней и описывайте! Или своих близких – наверняка, оценят! А если вся моя личность для кого-то ограничена облегающим костюмчиком… Так «продвинутые» девицы сейчас и не в таком щеголяют. И вот уж у кого под ярким фантиком…

            — Доченька, что стряслось? – прервал назревающую истерику ласковый голос и приближающиеся шаги внизу.

            Тикки маленькой кометой метнулась под стол, Маринетт – к лесенке на свою полку, будто только спускалась по ней. А из люка уже показалась Сабина, вытирающая руки о фартук, и тревожно оглядела комнату.

            -А-а, доброе утро, мам, – показательно зевнула девушка. – Ничего, просто… кошмар приснился.

            — Что ж тебе такое привиделось? – вздохнула та, подходя ближе и обнимая свою малютку.

            «Малютка» привычно прижалась в ответ, ощущая родное успокаивающее тепло и отмечая мимоходом, что уже обогнала ростом вполне ещё молодую маму. Стоит ли грузить её таким?

            Тикки отчаянно выскочила из укрытия в поле зрения своей «избранной» и решительно закивала.

            — Да так… Бред всякий. Будто я ЛедиБаг, и Кот… то есть Бражник меня… съел…

            Три удивлённо-нервных смешка слились в один. Квами ошарашено плюхнулась на пол, захлопала глазами, покачала головой и, зажимая ротик, потопала обратно пешком. Маринетт, не удержавшись, и сама захихикала над собственным экспромтом. Мама лишь чуть отстранилась, удивлённо глядя на девочку.

            — Как так съел?..

            — Обыкновенно, ложкой, по частям, буэ-э…

            — Ох! – крепче прежнего обняла та дочурку. – Приснится же такое!

            — И не говори. Наверно, шоколадные зайчики и мишки Барни дают о себе знать, – попыталась успокоить и маму, и себя Маринетт, переводя тему в шутку.

            — Так ты же с восьми лет на них смотреть не можешь.

            — Месть – это блюдо, которое подают холодным, хи-хи.

            — Ну пойдём. Надеюсь, это не слишком испортило тебе аппетит. У меня суп-пюре доваривается. Горячий, внешне-нейтральный и ложка особо не нужна…

 

            Позавтракав, Маринетт вернулась в комнату, поставила перед Тикки чашку того самого супа (любительница печенья порой была не против разнообразия), цапнула с кровати мобильник, как раз начавший трубить побудку, и принялась собираться.

            Стащив пижаму, задержалась перед зеркалом. Ну и чего в ней такого сногсшибательного, что у всего интернета мозги плавятся? Девчушка как девчушка – курносая, долговязая, отродясь толком не красившаяся, с обозначившимися, но не особо выдающимися формами. На шее и ногах еле-еле заметна линия загара, не спешащего приставать к светлой коже. Да, сами ноги довольно длинные. Да, на плоском животе, если напрячь, чуть проступает рельеф пресса. Это наследие ЛедиБаг или собственная заслуга?..

            Короче, мило, но в целом ничего примечательного. Да у той же Али и кожа цвета кофе с молоком, и роскошные каштановые кудри, и фигура куда как повыразительнее. Очки снять, в вечернее платье нарядить – выйдет роковая женщина! И, тем не менее…

            — Поздравляю, мадемуазель Дюпен-Чен, – шутливо поклонилась она отражению, – по итогам читательских голосов вы выиграли титул «самое желанное тело Парижа»! Получите в качестве приза серию маленьких кошмаров 18+ с вашим участием.

            — Маринетт… – взволновано отложила кукольную ложечку Тикки.

            — Да-да-да, – девушка быстро натянула любимую белую футболку с неяркой цветочной вышивкой и скептически подняла в руках столь же любимые джинсы. Розовые, узенькие, облегающие… И решительно полезла в шкаф. Тёмную юбку в тон к пиджаку долго искать не пришлось – только вчера она «позировала» на манекене, чтобы дополнить злосчастную фотосессию. А вот с туфлями пришлось повозиться. Одни смотрелись достаточно строго, но громко цокали каблуками – а именно вызывающе-строгой казаться не хотелось. На другие было больно смотреть – так они натёрли пятки на прошлом семейном походе в Лувр. Остальные казались слишком нарядными или просто не подходили по цвету. В итоге стилистка обула привычные и надёжные туфельки-балетки. Но хвостики распустила, затянув волосы узлом на затылке. А дополнили образ узкие, почти не затемнённые, очки без оправы.

            — Ну, Тикки, как я выгляжу?

            — Тревожно, – честно созналась та. – Будто вестница недоброй новости.

            — Вот и замечательно, – схватив свой рюкзак и чудом не забыв оставленную вчера Алей сумку, Маринетт привычно помчалась вдогонку ускользающим, несмотря на ранний подъём, минутам до звонка.

______________________

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *