Маленькие Кошмары. Экстра. Глава 1 // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

Сюрприииииз! Не ждали?

Автор — Гайвер Биоморф

Все части здесь: ТЫК!

Фанфик Леди Баг и Супер Кот Маленькие Кошмары Экстра-1

Экстра. Глава I. Таящийся ужас

            За большим круглым витражным окном царила почти та же тьма, что и в купольной железной комнате, разбавленная лишь мерцанием домов в отдалении да неярким свечением фонарей где-то внизу. Но пронизывающий ледяной взгляд не ведал препоны. Бдительно и бесстрастно скользил он по улицам и площадям, мимолётно, но внимательно оценивал исходящую от каждого человека «волну». Беспрепятственно ощущал её даже сквозь оконные стёкла и кирпичные стены. Радость, скука, веселье, волнение, опаска, азарт, тоска, равнодушие, гнев, страсть, раздражение, игривость, задумчивость, сосредоточенность, мечтательность, глубокий сон…

            Ни один мускул не дрожал под глухой маской-капюшоном. Бражника не интересовала суть пропускаемых через сознание чужих эмоций. Его интересовала мотивация. Тёмный творец искал свой шедевр – методично, пристально, неутомимо.

            Прошлые творения были хороши, весьма хороши. Но недостаточно!

            Альфрон был силён, крут и брутален, а его проникновенные и на удивление разумные речи впечатлили даже хозяина. Тот ни разу не связался с акумой, чтоб напомнить о цели или что-то подсказать. Лишь хохотал злодейским смехом, когда те самые речи вызвали у Нуара приступ «кошачьего бешенства». А уж смутить нежное девичье сердечко такой мужичара должен был и подавно…

            Но не смутил. И властный окрик ЛедиБаг ввёл в ступор обоих (точнее даже троих вместе с тем же Котом), заставив безропотно действовать по её плану. Что же за сила скрыта в этой мелкой тщедушной букашке?

            Беспокой была хитра и расчётлива. Она питалась чужой энергией и даже сумела размножить собственную акуму, став, по сути, вторым Бражником в собственном стиле. Она щедро сеяла хаос и умело пожинала плоды. Она была шедевром, которого творец в какой-то момент сам стал опасаться. Даже умудрилась, ни много, ни мало, акуманизировать одного из героев. Не одурманить и не сковать марионеточными нитями, как прежде, а именно по-настоящему акуманизировать. Оказывается, это всё-таки возможно – подселить к носителю квами вторую магическую сущность. Правда, теперь, после очищения, такое будет гораздо сложнее – если герой сам не захочет, конечно.

            Хотя из самого Нуара шедевра не вышло. И напарница, хладнокровно подставив его под удар, одолела мудрую изобретательность грубым банальным силовым приёмом.

            Так какой же подход нужен к этой девчонке? В чём её слабина? Не бывает людей без слабины, нужно только…

            — Ну разумеется! – проходя через закрывающийся парк развлечений, пристальный взор зацепился за старенькую потёртую табличку «комната страха». И, как по заказу, из обклеенного выцветшими мордами нелепых страшилищ домика доносилось угрюмое разочарование. – Какое из чувств самое древнее и самое сильное? Конечно же страх. И некоторым людям так его не хватает, что они сами идут навстречу тому, чего это мудрое чувство советует избегать.

            Подобные речи в пустоту не были данью «злодейской моде». Так Бражник помогал себе настроиться на выбранную эмоциональную волну. И севшая на его ладонь бабочка, вместе с тёмным зарядом, получила также этот настрой. Теперь она не собьётся со следа и, среди сотен людей, чувств и побуждений, безошибочно отыщет и узнает нужного.

            — Лети, мой коварный акума, лети на это разочарование. Преврати его в настоящий ужас!

            В голове дизайнера уже формировался, на основе первого впечатления, образ будущего злодея, и мелькали варианты его имени. Имя было ключевым моментом. Оно не только отображало суть творения, но и подтверждало его новую, изменённую личность, помогая забыть прежнюю с её слабостями и сомнениями. Всё это творец просчитывал уже не глядя. А вот что настораживало, это яркость эмоций. Она определяла силу мотиваций и убеждений, а от них зависела мощь самого демона.

            Пожилой же смотритель аттракциона не испытывал ни испепеляющей злобы, ни кровожадной мстительности. Только унылое разочарование в избалованной современными ужастиками молодёжи, не впечатляющейся масками и подсветкой. Пожалуй, того, кем он станет, перед боем нужно будет слегка поднатаскать, не привлекая преждевременного внимания.

            Смотритель, ворча, закрашивал отметину «зрительского неодобрения» на большой лохмато-носато-клыкастой маске то ли гоблина, то ли тролля. С одной стороны, маской эту фанерную болванку назвать можно было лишь условно – будучи явно великоватой для ношения на голове, она не имела и прорезей. Только собственные, свирепо выпученные глаза. Но и до звания полноценной головы чудище тоже недотягивало, не имея ни тела, ни даже затылка. Его задачей было лишь прятаться в дупле зловещего дерева, в определённый момент подсвечиваясь вспышкой.

            И вот, впорхнув в приоткрытую дверь, на эту маску села чёрная бабочка, заставив без всякой покраски зловеще потемнеть. А сам хозяин, уронив кисть, отрешённо замер, словно в полусне. На его лицо набежала лёгкая тень, подчёркнутая призрачным фиолетовым контуром.

            «Как долго я искал тебя, Боггарт! Я Бражник, и я знаю толк в сильных эмоциях. Эти детишки хотят испугаться по-настоящему? Теперь ты их не разочаруешь, приняв облик самого сокровенного, самого жуткого их кошмара!* А когда к тебе пожалуют особые гости – ты возьмёшь с них особую плату» — этот шёпот звучал в голове так же привычно и доверительно, как собственные мысли, попадая с ними в такт и даже не допуская недоверия или возражения. И вот уже желание одолеть ЛедиБаг и Кота Нуара, отняв их талисманы, стало собственным.

            — Они познают вкус настоящего страха! – надел смотритель маску на голову, и тёмный сумрак окутал его.

 

            Группа молодёжи, битком сидя на скамейке под фонарём, шумно обсуждала новую 3D-стрелялку в игровых автоматах, когда со стороны закрытого домика по соседству в световое поле вполз высокий густой клуб странного, фиолетового, пузырящегося дыма.

            — Хотите немного испугаться? – раздался из него громкий шёпот.

            — О-па! – обернулся к непонятному явлению накачанный стиляга. – Это чё, типа, рекламная акция? Нет уж, извините, месье глюк, но ваша комната страха – прошлый век.

            — Так покажите мне свой страх, — облако припало к земле, раскинулось и, сбросив сумрак, перед опешившими ребятами предстал монстр из стрелялки.

            Бугрящиеся мускулы в ошмётках кожи сочились сукровицей. Безглазая морда, состоящая из одних зубов, хищно дёргала остатками верхней губы, принюхиваясь. Колба, вживлённая прямо меж торчащих позвонков, кислотно фосфоресцировала в полумраке. Могучая лапа, отдалённо похожая на человеческую руку, заскрежетала длинными когтями по асфальту, оставляя борозды.

            Компания разом вскочила, сгрудившись и не зная, как реагировать.

            — Эмм, беру свои слова назад, месье глюк… О-очень впечатляет…

            Тварь облизнулась длиннющим языком и, дёргано переступая всеми шестью конечностями, с издевательской неспешностью двинулась вперёд. Кто-то сразу кинулся наутёк, остальные сгрудились ещё сильнее, продолжая пятиться. На освежёванной морде, теряясь в обрывках медицинских трубок, возник призрачный фиолетовый контур маски-мотылька.

            «Да, Боггарт, почувствуй запах страха. Напугать труса легко – напугай же смелого!»

            Монстр остановился, ещё раз принюхался и прыгнул в толпу. Вот теперь уже все с воплями бросились врассыпную. А мутант поднялся на дыбы, держа двумя левыми руками дерзкого стилягу за ворот и пояс. Тот, надо отдать должное, въехал коленом под челюсть. Ряды зубов громко лязгнули, один клык вовсе покатился по асфальту.

            — Боггарт знает, чего ты боишься! – прорычала тварь и… снова окуталась сумраком.

            Перед опешившим парнем стоял… клоун. Не герой ужастиков с искажёнными пропорциями, жуткими глазами и «кровавыми потёками» расплывшегося грима. Обычный неуклюжий толстячок в ярком мешковатом комбинезоне с пуговицами-помпонами, длинных ботинках и оранжевом парике. Лицо с накладным носом было опрятно раскрашено по всем правилам.

            — Не нравятся ужастики? – фальшивым высоким голосом пропел цирковой работник. – А как насчёт веселья? – и, достав из кармана горсть цветных шариков, принялся жонглировать.

            — Да ну нафиг такие глюки! – развернулся бедняга наутёк, но наткнулся на того же клоуна, тычущего в лицо большой погремушкой. И неожиданно понял, что смотрит на него снизу вверх, будто он снова маленький мальчик, жутко пугавшийся раскрашенных чучел.

            Развернувшись обратно, снова влетел под свет фонаря, оказавшийся неожиданно ярким. А проморгавшись, обнаружил себя посреди цирковой арены. Под ногами хрустел толстый слой опилок, где-то вверху, за прожекторами, гудели и хохотали зрители, а между ними и ошалелым стилягой, вместо низкого бортика, высилась глухая стена. И с облепивших её афиш на разные лады кривлялись клоунские лица.

            И, не спасовавший перед нежитью-мутантом крепыш сжался под этой стеной, накрыв голову и с ужасом глядя, как к нему, нелепо семеня и размахивая руками, бежит всё тот же клоун…

            — Браво, Боггарт! – лениво поаплодировал Бражник, наблюдая, как подопечный, почти заботливо, укладывает потерявшего сознание, но мелко дрожащего пацана на ту же скамейку. – Завтра этот парк станет парком твоих развлечений. Но не привлекай внимания. Страху полагается таиться в тёмных углах. И терпеливо ждать.

_______________
* Ну тут, думаю, и пояснять не нужно. Подобной функцией обладал Боггарт из «Гарри Поттера», хоть и имел довольно косвенное отношение к одноимённому фольклорному персонажу.

_______________

ПРОДОЛЖЕНИЕ (9.06.2019 в 13:00 по мск)