Призрак пасхального будущего (Глава 1) // Фанфик Леди Баг и Супер-Кот

И пусть Пасха уже прошла, этот небольшой фанфик должен порадовать нас приключениями любимых супергероев!

Автор Гайвер Биоморф

Художник Lesya

Фанфик Леди Баг и Супер-Кот Призрак пасхального будущего 1 арт

Глава 1.

          — Я не пасхальный кролик! – истошной сиреной взвыла акуманизированная злодейка, обрушивая на раскрученный щитом шест Кота Нуара шквал яростных беспорядочных ударов. – Я – Пасхальная Кара!!! И я послана небом, дабы покарать ваши безбожные игрища!

          Последовавший за этим, столь же беспорядочный, поток тараторящих цитат, судя по всему, религиозных, не позволил любителю каламбуров вставить ни слова. В то время как Кара, прыгая, припадая на четвереньки, перекатываясь, отскакивая и всем телом бросаясь вперёд, с пулемётной скоростью и яростью силилась пробить или обойти защиту.

          Наряд её соответствовал ситуации. То есть поражал нелепостью. Белоснежный комбинезон с пушистым кроличьим хвостиком, дополняли настоящие языки пламени, перебегающие вдоль спины, «брызги крови», правда разноцветные, на груди и шее, маска то ли того же кролика, то ли милой собачки, с длинными торчащими ушами, похожими на золочёные по концам рога и внушительными клыками над губой. Из руки в руку прыгала небольшая плетёная корзинка, служа то щитом, то боксёрской печаткой, а в дальнем бою – неиссякаемым складом боеприпасов.

          «Видно у Бражника случился творческий кризис с утра» — хмыкнула ЛедиБаг, увидев это чудо-юдо.

          Сейчас же стало не до шуток…

          Стены домов, в которые попали разноцветные яйца, теперь полыхали ровным, не распространяющимся, но и не гаснущим пламенем соответствующего оттенка – либо почернели и растрескались, словно от «Катаклизма». А не успевшие скрыться с места событий прохожие застыли сдобными куличами с пёстрой глазурью волос…

          — Думаю, акума или в корзине… или в хвосте! – перекрикивая гневную тираду, предположил тёмный герой.

          — Тогда – в хвост и в гриву её!!! – откликнулась напарница, пристально наблюдавшая за битвой из пролома в стене. И запустила крапчатый диск… в корзину, порхнувшую на левый локоть.

          Нить хлёстко обвила плетёную ручку и дёрнула, отбрасывая злодейку в сторону. Но та не растерялась, перекатом вписавшись в рывок, и просто встряхнула рукой.

          Удерживаемые магией расписные яйца внутри подпрыгнули, и одно из них коснулось снаряда…

          Вспышка, клуб зелёного дыма – и нить в руках героини исчезла. А вместо волшебного оружия по асфальту покатилось такое же зелёное пасхальное яйцо в тёмных крапинках, только покрупнее.

          — Ха-ха-ха! – прокомментировала это преображение акума. – Пускайте в небо свои стрелы! Но вы никогда не достигнете до Бога!

          И подняла было ногу-лапку, чтоб окончательно превратить его в омлет. Но расстроенный неудачей Кот с размаху огрел противницу шестом.

          Та колобком откатилась к ближайшей стене, вскочила в боевую стойку, держа в руке новый «патрон», и огляделась. А, не увидев ни одного из героев в обозримом пространстве… пожала плечами и рванула прыгучим заячьим галопом вдаль по улице, щедро разбрасывая подарки. Хотя, судя по возникшему поверх маски фиолетовому контуру мотылька, зачинщик пытался организовать подопечную.

          — Узрите Божью кару, нечестивцы! – стремительно удаляясь, гудел среди притихших домов демонический хохот. – Хотели Пасху – получайте! Не переживай, Бражник, никто не минует своей участи! Ни ЛедиБаг, ни Кот Нуар, ни ты!..

          — Это котострофа?.. – печально протянул паренёк видоизменившееся орудие.

          — Пожалуй, — повертела соратница в руках крапчатый шар. – Как я теперь призову Счастливый Шанс?

          — Эмм, уверовав в пасхальное чудо?

          — Попробуем… – примерившись, она подбросила яйцо в небо. – Пасхальный Шанс!

          Остаточная магия Порядка и созидания не подвела. Хотя и сработала не совсем привычно. Вместо алой вспышки снаряд с треском разлетелся осколками скорлупы, уронив обратно в руки… песочные часы. С такими же крапчато-зелёными подставками на стеклянном сосуде и обычным желтоватым песком внутри.

          — Это намёк на то, что юность быстротечна, и надо ценить любовь тех, кто рядом? – привычно замурлыкал Нуар, манерно облокачиваясь на шест и строя глазки.

          — Очень сомневаюсь, — огляделась девушка, привычно ища цепким взглядом новые подсказки. – Только и других вариантов не вижу, кроме разве что… Но это странно.

          Глаз зацепился за газетный киоск в двух кварталах и небольшое офисное здание в противоположной стороне. Магия акумы целиком превратила их в аппетитно-расписные пасхальные куличи, из которых, пробивая корку и отряхивая тесто, как раз выбирались обитатели. Но как эти кондитерские гиганты, к тому же весьма отдалённые, могут воздействовать между собой, было непонятно.

          — Что бы ты ни делала, моя леди, советую потмурропиться. Этот пасхальный… недо-кролик быстро бегает.

          — Твоя правда.

          И это действительно было правдой. Две минуты из оставшихся пяти, отмеренных применением супер-способности, ушли на погоню. Хотя герои мчались по крышам прямым ходом, ориентируясь на разноцветные вспышки тут и там, а Кара носилась зигзагами, по выражению того же Нуара, «как смаленый заяц», скорость её не уступала гоночному автомобилю.

          И всё это время взгляд ЛедиБаг исправно цеплялся за превращённые здания…

          На одном из таких виражей кроличью лапу и захлестнул… обычный кусок провода, оторванный от фонаря. Едва не выронив корзину, Пасхальная Кара растянулась на асфальте во весь рост. Несколько яиц, всё же вылетев, превратили фонарный столб в огромную восковую свечу, оставили посреди трассы чёрный растрескавшиеся пролом и расцветили ближайшие стены несколькими разноцветными кострами.

          — Тебе не одолеть меня, нечестивица! – без труда стряхнув лассо, с прежней порывистой энергией вскочила акума. И, прыжком развернувшись к героине, снова раскрутившей шнур ненадёжным щитом, презрительно окинула взглядом её крапчато-алый наряд. – Ты даже на вид запятнанная!

          — Кто бы говорил, — в свою очередь хмыкнула ЛедиБаг, кивая на цветные брызги противницы. – Забыла слюнявчик?

          Но та не повелась и глаз не опустила, продолжая сверлить противницу безумно-фанатичным взглядом.

          — Чем же тебе Пасха-то не угодила? – смягчила тон девушка. – Ведь вполне светлый религиозный праздник…

          — Светлый?! Языческие игрища, раздутые вашими лже-пророками! — кивнула злодейка на шпили НортрДама, как раз виднеющиеся с открывшейся набережной. — Понапридумывали тут праздников, понаделали богомерзких символов!.. — она всё же покосилась на собственную корзинку.

          Чтобы тут же снова вскинуть глаза. Вообще все её движения сквозили хаотичной стремительностью и недоверчивой осторожностью, а скорость реакции впечатляла. Становилось понятно, что застать такую врасплох, как и предугадать действия, будет непросто.

          — А что это ты мне зубы заговариваешь? Небось, засаду подготовили?! Ну, давай, попробуй удивить меня! Где прячется твой бес?

          — А и верно. Котик! Опаздываешь!

          — Прости, миле-еди… Меня тоже заде-е-е-ело!.. Ай! – среди прочих отметин магических атак шлёпнулся с крыши большой кулич. Из его присыпки торчали лохматая голова с чёрными ушами и пара когтистых ладоней.

          При виде столь трагично-комичной композиции ЛедиБаг так и села, запутавшись ногой в собственном, увы, не столь послушном, как потерянное оружие, проводе. А на лице Кары снова возник контур Бражника. Судя по всему, тот активно призывал завладеть наконец талисманом обездвиженного героя.

          — Жертвуйте свои сокровища во имя истинной веры, — осклабилась проповедница, на сей раз неспешно шагая к «угощению» и силясь разжать стиснутый чёрный кулак.

          — Да сколько влезет! – неожиданно разжал его сам Нуар и… легко вытянув руку из теста вперёд, сдул в лицо злодейки горсточку песка. – А теперь… Котоклизм!

          И пока та, схватившись за глаза, трясла головой, энергия Хаоса и разрушения одним прикосновением превратила корзину в горстку пыли.

   Из которой тут же выпорхнула чёрная бабочка с фиолетовыми узорами на крыльях. Вот только ловить её было нечем.

          — Кот?.. – легко стряхнув мнимые путы, снова подскочила ЛедиБаг.

          — Теперь можешь звать меня «мой кексик» или «мой пирожочек», — по-кошачьи облизывая запястья от крошек, выбрался на свободу тот и бросил напарнице пустые половинки песочных часов.

          — Я вернусь! – вдруг взвыла поверженная злодейка совсем уж замогильным голосом. По-прежнему ослеплённая и лишённая магической силы, она даже не пыталась подняться с асфальта – но вещать не переставала. – Восстанет зверь из быстрых вод у подножия попирающего небо порождения людской гордыни!..

          — Чудесное Пасхальное Исцеление! – перебила её светлая героиня, подбрасывая необычный, но исправно сработавший Шанс.

          Разразившись уже даже не зелёными, а разноцветными сполохами, живым поздравлением к празднику помчался тот по улицам города, возвращая им привычный вид. И верный красный диск на пояс победительницы.

          — Больше ты не сможешь творить зло, акума! – радостно схватила его та, тихим щелчком раскрывая створки и привычно запуская сияющую ловушку вдогонку норовящему упорхнуть зловредному насекомому. – Попался!

          — Даже жаль, вкусный был кулич, — облизнулся неугомонный балагур, глядя, как избавившись от тёмной ауры, безобидная белая бабочка снова взлетает в небеса. И помогая подняться с земли женщине в скромном застиранном платье.

          — А что стряслось? — робко огляделась она.

          — Кажется, вам не очень по душе Пасха, да? — тоже подошла Леди.

           Та лишь потупилась, не смея перечить героям Парижа.

          — Послушайте, — улыбнулась девушка, хотя на её серёжках замерцала последняя крапинка, — зачем искать во всём «ложное» или «истинное»? Праздники нужны, чтоб делиться радостью и любовью с ближними. Разве не это проповедовал Бог?

          — Точно! – поддакнул Нуар. – А если видеть во всём плохое – забываешь, что есть и хорошее. И тот, кто учит иначе, явно не желает вам добра.

          — Может быть, — задумчиво приняла бывшая злодейка восстановившееся лукошко пасхальных яиц, что-то вспомнила и улыбнулась. – Пойду, угощу родителей.

ПРОДОЛЖЕНИЕ (06.05.20 в 19:00 по мск)

1+