Фанфик «French girl (французская девочка). Часть 2»

Как вам такой стиль повествования?

Автор Люпина   

Часть 1

Повествование будет идти так, будто рассказывают автор и Эмма. Повествование Эммы выделено курсивом.

Привет! Кто я? Я — французская девочка. Почему? Потому что я живу в Париже и считаю себя исключительной. Моя мама тоже так считает. Но на самом деле отлична я тем случаем, который случился со мной однажды. А началось всё так…
— Ребята, познакомьтесь: ваш новый одноклассник — Филипп Крэй.
— Фили́ппс! Садись со мной! Сабина, проваливай!
Эм… Это Клара. Клара Буржуа. Она самый… неприятный человек из нашего класса. И больше всех она ненавидит меня. Почему, остаётся только голову ломать. А Сабина у неё — девочка на побегушках. Не понимаю, чего она в ней нашла.
— Но, но… Клара!
— Кыш, кыш, кыш. Вон отсюда.
— Сабина, не позволяй ей так поступать с тобой! — хотела Эмма ей крикнуть, но вдруг про себя подумала: — Может, она теперь поймет с кем имеет дело?
И промолчала, держась рукой за голову. Сабина понуро взяла свою сумку и поплелась на заднюю парту.
— Филипп, ты можешь выбрать любое свободное место, — предложила мадам Бюстье.
Да, да, знаю, знаю. Сейчас полетят упрёки. Но я ведь не виновата в том, что я и мои одноклассники учимся в том самом классе, в котором учились мои родители. И вообще, я в рассказчики не записывалась, пусть автор сам рассказывает, а я буду иногда вставлять своё мнение. О’кей?
Клара соскочила со своего места, схватила новенького за руку и усадила на место ушедшей Сабины. Филипп не возражал, но что-то неслышно шепнул ей на ухо. В ответ она презрительно хмыкнула и махнула рукой.
— Итак, дети, — хлопнула в ладоши мадам Бюстье, — садитесь. Начнём урок.

— Слушай, этот новенький тебе никого не напоминает? — спросила Эмма у своей лучшей подруги, складывая после урока учебнеки.
— Да, имя знакомое, толко никак не припомню, гдэ оно нам встречалос, — ответила та с акцентом.
— Вы что, не знаете кто такой Филипп Крэй? — наклонилась над девочками Клара.
— Допустим, — закатила глаза Эмма, — и что с того?
— А то, что вы не знаете потому, что живёте в своих грязных дырах. А Филипп Крэй — звезда эстрады — остановился в папочкином отеле.
Думаю, мне уживаться с Кларой легче, чем было моей маме со старшей сестрой Клары — Хлоей. Хотя бы потому, что сейчас месье Буржуа больше не мэр Парижа. А также существуют другие пункты.
— А также он сын знаменитой писательницы Лары Крэй. Через месяц она приедет в Париж, а до тех пор Филипп будет жить рядом со мной!
Пока Клара самозабвенно раздавала информацию, Эмма и Астрид тихонечко вышли из класса.
— Что?! — наконец открыла глаза Буржуа. — Да как вы смеете?! Сабина! — Сабина оказалась подле неё. — Возьми мою сумку и иди за мной.

— Что она там говорила? — спросила Эмма у Астрид.
— Филипп Крэй — сын извэстной писателницы Лары Крэй остановился в отеле Ли Гран Пари до тех пор, пока его мать не приедет в Париж. Ах, да! Ещё она упомянула, что он звезда эстрады.
А теперь представлю вам Астрид Флатт. Это моя лучшая подруга. Она перевелась к нам год назад. Приехала из Дании, поэтому говорит с акцентом. Но на самом деле она хорошо говорит по-французски. Она немного стеснительная. Мы подруги не-разлей-вода и представляем собой симбиоз.
— Ладно. Я сегодня после школы посмотрю в Интернете и напишу тебе, — резюмировала Эмма. — Идёт?
Астрид кивнула.
Новичок через пару уроков пересел от Клары к Дику — парню, который сидит перед Флатт. Сабина вновь подсела к Кларе. Эмме это не понравилось.
Но потом я подумала, что всё могло бы быть ещё хуже, и успокоилась. Так что, не надо выставлять меня в дурном свете.
Кстати, несколько слов о Дике. Это, пожалуй, самый чудной мой одноклассник. Но чем чуднее человек, тем мне с ним интереснее. Вон Астрид тоже со странностями. Впрочем, не буду рассказывать об их странностях. Я такая, что мне интересна настоящая натура человека. Я бы и с Кларой дружила, но она прячется за своим эгоизмом. А мне некогда вытаскивать из неё личность.
Ничем особым, на взгляд Эммы, этот Крэй не выделялся. Мальчик как мальчик. Выяснилось, что он певец, поёт песни, которые пишет его мать. Юную Агрест это ни капли не волновало. Она послушала его исполнение, и понравились ей больше слова, чем голос.
И… Это было предисловие! Точнее, история о том, как французская девочка, то бишь я, познакомилась с Филиппом Крэем.
2 недели спустя.
— Эмма! Берегись!
Крикнув так, он на всей скорости бросился к ней, схватил в охапку и… Промелькнув перед самым носом автомобиля, двое подростков, мягко говоря, приземлились на тротуар.
— Аккуратнее нужно быть, — мягко пожурил девочку Филипп.
Затем он встал, помог ей подняться и отряхнулся.
— С-спасиб-бо, Ф-филипп…, — робко ответила Эмма.
Парень улыбнулся фирменной улыбкой, похлопал её по плечу и ушёл.
И тут моё сердце улетело на девятое небо, перелетев седьмое и даже восьмое. Я влюбилась в него по уши! Я шла по улице домой, и в моём сознании колотилась одна мысль: «Он спас меня!»
Да. Целых два месяца Эмма бегала за Филиппом, а он ничего не подозревал. Наконец она решилась ему признаться.
— Я тебя люблю, Филипп.
— Прости, это была шутка? Во всяком случае у меня уже есть девушка. Поэтому нет. Чао.
Вы, верно, не испытывали такого чувства, когда вас отвергают. Это такое разоблачение с разбитым сердцем в подарок! В горле пересохло. Я заставляла себя не плакать, но слёзы буквально застилали глаза. Я бросилась бежать. Бежать! Скорее! Домой! В тёплые мамины объятия!…

— Аааааа!!! Тикки! Я опаздываю! — уж это свойство у Мари нельзя было отобрать.
— Маринетт, может, тебе совсем не идти на это совещание?
— Но ведь…! Тикки, давай!
Хоть это и было против правил, но Маринетт использовала перевоплощение, чтобы успеть вовремя.
По дороге.
— Погодите-ка…, — ЛедиБаг пригляделась и увидела в плачущей девочке свою дочь! — Эмма?!
Супергероиня приземлилась перед ней.
— Эмма, что случилось? — окликнула она её.
Эмма подняла на женщину в красном костюме заплаканные глаза.
— ЛедиБаг?! Я думала, что ты не появлялась вот уже 14 лет. Откуда ты знаешь моё имя?
— Это не важно. Да, нас с напарником уже 14 лет не видели, но ты не ответила на мой вопрос.
— Ах, это…, — Эмма поникла. — Если кратко, меня отвергла моя первая любовь.
ЛедиБаг вздрогнула, но взяла себя в руки и обняла дочку. Эмма уткнулась ей в живот и заплакала с новой силой. «Как же мало времени я ей уделяю! Даже не знала, что она влюблена. Какая же я мать, если моя дочь плачет в объятиях незнакомого человека, пусть и супергероя?!» «Наверное, Тикки была права, и это совещание мне не нужно…»
— Эмма, я понимаю тебя, — заглядывая ей в глаза, ЛедиБаг присела на корточки. — Не стоит из-за этого убиваться. Может быть, он не твоя судьба, и в будущем ты найдешь человека, более достойного тебя, чем он. Попробуй поговорить об этом с кем-нибудь из близких. Это эффективно: они поймут и помогут. Не плачь: тебе не идёт грустное личико.
Мадмуазель Агрест улыбнулась сквозь слёзы.
— ЛедиБаг, скажи: ты специально пришла, чтобы утешить меня? — по-детски наивно спросила она.
— Да. И скажу тебе, не тая, ты единственная, кто видел меня за последние годы. Можешь гордиться!
— Спасибо, — шёпотом выдавила девочка.
— Будь счастлива! — крикнула Баг на прощанье и улетела на своём йо-йо.
Вот почему я исключительная. ЛедиБаг оказалась права. Мои родители помогли мне вновь подняться. Позже я нашла настоящую любовь и теперь я счастлива. Тёплые слова Её греют моё сердце с тех пор каждый день. И я навсегда осталась французской девочкой, такой, какой была в 12 лет.

53+