Фанфик «В твоём сердце. Часть 7»

Сквозь время и расстояние…

Автор Люпина

Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6

Часть 7. Цвет чувства.

Надья Шамак уже хотела бежать просить у ЛедиБаг интервью, когда перед ней и её сотрудниками появилась вся команда.

— Теперь вы можете спать спокойно, не боясь, что на вас нападёт очередная акума. Бражник повержен! Моё обещание выполнено, и мы с чистой совестью покидаем свои посты. Лично от себя хочу поблагодарить вас всех за то, что верили в меня и поддерживали. Без вас я не была бы ЛедиБаг. Вы мои герои! Ещё я хочу поблагодарить свою команду за то, что оказали мне неоценимую помощь. Рина Руж, Вайперион, Банникс, неприсутствующие Карапас и Рюко. Отдельные слова благодарности выражаю своему первому напарнику Коту Нуару. Я знаю, он не может услышать меня, но может быть кто-то из вас передаст ему от меня, насколько он мне дорог. Ещё раз спасибо. Прощайте!
Сделав последнее заявление, ЛедиБаг в компании своих друзей исчезла.

Когда Леди упомянула Кота Нуара, Адриану стоило приложить немало усилий, чтобы сохранить хладнокровие. Как-никак, именно он являлся этим самым Котом Нуаром. Ему адресованы сказанные Его Леди слова. Или уже не Его? Адриан запутался. Наверняка у неё уже есть муж и дети. Но ведь это именно он был хранителем талисмана чёрного кота! Адриан думал, что забыл её, но он продолжает её любить! Её, такую жестокую! Ну почему, почему…?! Как любовь может быть так жестока?! Угораздило же его влюбиться в такую безжалостную Леди! «Почему же ты не стала моей?!» — прошипел в голове голос Кота Нуара.

— Э-эй! Адриан! — пощёлкал перед его лицом Нино.
— Да, Нино. Ты что-то сказал?
— Ты так странно отреагировал.
— Да… Просто не знал, что ЛедиБаг вновь поменяла состав команды.
На эту реплику ему никто не ответил.
— Вы с кем-нибудь из нашего класса общаетесь?
Алья задумалась, загибая пальцы.
— Да, — наконец ответила она.
— Это хорошо…, — потянулся Агрест и так и не спросил про ту, которая очень сильно волновала её, в первую очередь, относительно его.

Вскоре после ухода Адриана Аля ушла во двор и набрала номер подруги. Она всегда уходила из дома, когда ей нужно было с кем-то долго говорить по телефону. Четыре гудка и…
— Алло, — ответила Маринетт.
— Привет, моя девочка. Как у вас дела?
— Нормально. Вот сижу работаю. А у вас как?
— У нас всё в порядке, — улыбнувшись, заверила Алья. — Не скучаешь эти две недели?
— Нет.
— А Лука?
— Не знаю. Мне кажется, немножко. А почему ты спрашиваешь? Сама соскучилась?
— Ну да, скучаю. Нино наконец дождался этого момента.
— Да, сочувствую я ему, — посмеялась Мари.
— Маринетт, — вдруг загадочно заговорила Ляиф, — рядом кто-нибудь есть?
— Нет.
— Сидишь?
— Сижу. У тебя что? Сногсшибательная новость?
— На чём сидишь?
— На стуле.
— Нет, лучше ляжь.
— Угу. И сразу в гроб. Аль, ну не тяни кота за хвост.
— Ладно. В общем… Помнишь Адриана?
— П-помню, — уже не так уверенно ответила Маринетт.
— Ну вот он приехал. Не знаю, надолго ли, но то, что он приехал, совершенно точно.
Последовало молчаливое недоумение. Алья терпеливо ждала, когда её подруга отомрёт.
— Что же, — наконец выдохнула Дюпен-Чен (после замужества она оставила себе девичью фамилию). — Приму это как должное. Во всяком случае, мы всего лишь бывшие друзья.
— У тебя честно нет к нему никаких чувств?
— Аль, ну какие чувства? Ты же знаешь, между нами ничего большего, чем дружба, не было. У меня есть муж, и потом: столько времени уже прошло. Уверена, сейчас мы совершенно друг друга не знаем.
— Да, я понимаю. Просто спросила, а вдруг…
— Ладно, Алечка, всего хорошего. Я отключаюсь, кажется, Джулекка пришла.
— Давай, моя девочка, целую.

Маринетт больше никогда не плакала. По крайней мере, этого никто не видел. Только Тикки и Аля знали, насколько глубоко она несчастна. Знал ли Лука о том, что Маринетт его не любит? Вероятно знал. Почему ничего не делал? Да потому, что сам любил её и желал ей лучшего. Понимал: в одиночестве ей будет ещё хуже.

Маринетт была уверена: Кот Нуар, или Адриан — это дела не меняет, остался для неё в прошлом. Нет, конечно же она вспоминала его и даже выразила ему особую благодарность в своём прощальном интервью, но она была уверена, что уже никогда с ним ни увидится, ни услышится и даже ничего о нём не узнает. Хотела ли она встретиться с ним теперь, девушка не знала.
Когда Аля сообщила ей о том, что Агрест в Париже, в Маринетт словно бы пробудились давно умершие чувства. Словно и не было тех девяти лет, той обиды, того отказа… Словно маленькая девочка, она зарделась, вспоминая. Но тут же замотала головой, шепнула себе «Глупость!» и выкинула непрошенные мысли из головы.

— Привет, мамуль, — чмокнула её в щёку вернувшаяся из школы дочь.
— Привет, солнышко, — ласково ответила Маринетт. — Обедать будешь?
— Да. И ещё у меня на сегодня встреча.
— С кем?
— С Марией, — непринуждённо ответила Джулекка, моя руки.
— Хорошо. Но чтобы в девять часов была дома как штык, — погрозила молодая мать.
— Ну мам! За кого ты меня принимаешь?!
— За того, кем ты являешься. Иди за стол.
Её восьмилетнее чадо прошмыгнуло за стол и принялось недовольно кушать.
Спустя два часа Маринетт вновь осталась дома одна. Правда ненадолго. Вскоре пришёл Лука. В тот день у Дюпен-Чен больше не было свободного времени.

74+