Фанфик «Аля, хватит! Или история о том, как всё тайное становится явным. Глава 1. «Большой нежданчик».

Как говорится, оттуда, откуда не ждали)

Пролог 

Автор:@katikat

Глава 1. Большой нежданчик.

Маринетт сидела за письменным столом и писала в дневнике. Было тихо и спокойно. На часах половина девятого, скажу, что очень поздно для «жданных» гостей, а для нежданных — самое время.

Девушка описывала сегодняшнюю схватку со злодеем, про вездесущую Алю-ледиблоггершу, всем известную своим блогом о героине Парижа. Сегодня её подруга постаралась на славу. Несмотря на опасного злодея, она сумела подкрасться ближе и заснять битву для её блога. Именно этими «эксклюзивами» и славился её блог, а заснятый материал иногда даже использовали в вечерних новостях. Её подруга, Аля Сезер, бесстрашная авантюристка, рвущаяся в самое пекло битвы, была ходячим энтузиазмом. Она часто подталкивала Маринетт на признание Агресту, но каждый раз, даже её самые гениальные планы на «100 % сработает..!», рушились при неожиданных обстоятельствах. А признание затягивалось, время шло…

Вот и сейчас Маринетт, сидя за письменным столом, обдумывала последние слова Али насчёт упущенного времени. Маринетт знала, что школа скоро кончится и им придётся «разбежаться по разным сторонам», а это значит, что она может больше никогда не увидеть Адриана (ну, если не считать обложек журналов или рекламных стендов), если только не…

При этой мысли девушка помотала головой. Она всё никак не могла подобрать слова к своему признанию. Эта мысль заставила её нахмуриться.

— Что случилось, Маринетт? — обеспокоенная Тикки подлетела к Мари, бросая учебник по истории.

Малышка любила вспоминать важнейшие битвы. Она рассказывала девушке действительные события и участие супергероев в них, она ведала об истории Земли с совершенно иной стороны, с той, с которой не смог бы рассказать ни один учебник или учитель. Она даже иногда вносила свои поправки в факты, а также подробно описывала происшествия. В общем, готовила как могла девушку к экзаменам.

— Ничего, — ответила Дюпен-Чен, вздохнув. — Я думала над словами Али. Время идёт, а я не меняюсь. Что мне делать? — воскликнула брюнетка, откатываясь на стуле от стола и кружась вокруг своей оси. — Видимо, я никогда не смогу ему признаться! – сказала, как отрезала она, размахивая руками.

— Тебе просто нужно набраться смелости, Маринетт, — заботливо, как мама, проговорила квами. — Нелегко кому-то признаваться в любви, ты не одна такая! До тебя было много героинь, также страдающих своей беспомощностью, — продолжала божья коровка, усаживаясь поудобнее на парте. — Конечно, вы все разные, но это делает вас особенными по-своему. Не бойся признаться ему, это не сложно, всего три или два слова, — подбадривала квами, подбирая упавший учебник по истории.

— Наверное, ты права, — согласилась девушка и опустила голову. — Но я не могу говорить что-то внятное, когда он рядом! У меня путаются мысли, и я несу всякую чушь! К тому же становлюсь ещё более рассеянной и неуклюжей, да так, что у меня всё валится из рук! Я просто ничтожество! Жалкое зрелище… — она закрыла лицо руками и орала, что есть силы тараторила с такой скоростью, что квами еле улавливала смысл слов.

Маринетт запрокинула голову наверх и уставилась в розовый потолок, сплошь усеянный плакатами Адриана — да, она даже там умудрилась их повесить, и Аля удивлялась, как она туда вообще залезла (с её-то неуклюжестью). С них улыбался знакомый человек, не подозревающий о её чувствах. Она часами могла туда глядеть, изучая каждую чёрточку его лица, каждый волос в светлой копне. Но это совсем не помогало, а, наоборот, только смущало.

— Ты преувеличиваешь, — нежно и по-матерински ответила на истерику хозяйки спокойная, как удав, Тикки.

«Интересно, а она когда-нибудь вообще выходила из себя?» — эта мысль застала Дюпен-Чен врасплох, и лицо синевласки растянулось в недоумевающей гримасе. Ещё чуть-чуть, и она будет лужицей растекаться по комнате.

— Ты слишком занижаешь свои возможности! Будь немного уверенной, — подбадривала квами, словно отчаянные болельщики проигрывающую команду. — Я бы даже сказала, немного наглой, как Хлоя, — тут она остановилась, понимая, что ляпнула.

Маринетт подавилась воздухом. Её лицо скривилось ещё больше от представления, как она, в образе Хлои, подкатывает к недоумевающему Адриану.

— Ну, это уже слишком… — смеясь, ответила девушка. — Если я буду также выглядеть, он точно меня отошьёт! — не понимая, что здесь смешного, Тикки серьёзно посмотрела на разрывающуюся в приступе смеха Мари.

Она точно скоро сойдёт с ума, если будет так нервничать каждый день. Всему же есть предел, и её нервы не бесконечны…

— Я не это имела ввиду, — замялась Тикки, — ну, ты поняла меня…

Маринетт хотела что-то ещё сказать, но была прервана громким криком знакомого сопрано.

МАРИИИИИИ!

Маринетт подумала, что на её комнату надвигается смерч или ураган. Девушка вздрогнула, а Тикки ойкнула и быстро скрылась за спину Дюпен-Чен. В следующую же секунду в комнату ворвалась Аля и со скоростью торнадо неуклюже плюхнулась опустилась на розовую софу, недалеко от парты Мари. Маринетт лишь озадаченно поморгала глазами и взглядом проводила Тикки, залетающую на кровать.

Аля очень любит врываться в комнату Маринетт без стука. Она делает это так постоянно, причём иногда даже не предупреждая хозяйку комнаты. Маринетт ещё не оправилась от инфаркта удивления (ещё чуточку и её бы спалили), вызванного этим внезапным появлением подруги. Надо будет сторожку здесь поставить, чтобы предупреждали о её приходах. Маринетт уже мысленно присматривала место в квартире, где она поставит шлагбаум, пока не наткнулась на взгляд еле держащей себя в руках Али. Сейчас она была похожа на щеночка, ждущего, когда ему кинут палочку. Она даже сидеть на месте не могла.

Ну и вправду, новости у неё были бомбёжные. Она собиралась рассказать лучшей подруге о том, что Нино пригласил её на свидание. На первое в её жизни настоящее свидание! С учётом того, что они уже почти год как вместе, но их отношения были чисто дружескими, без поцелуев и милых обнимашек, какие обычно любят парочки. Они просто объединились в своего рода банду по выслеживанию Ледибаг, даже целую разведывательную операцию затеяли, и это всего лишь для раскрытия героини. А Маринетт то и дело наставляла на неверный след, уводя подальше от правды. Поэтому эти двое пока не нашли ничего грандиозного. Но это всего лишь пока.

До Мари только что дошло, что она так громко вопила о своей ничтожности ныла на всю комнату, что даже не услышала прихода Али. Но такое сложно было не услышать. Девушке стало интересно, лишь из любопытства: она устраивала такой же «ураган» внизу в пекарне для родителей или это только для неё vip-благодарность за долгое выслушивание её паранойи по поводу медлительности Нино?

— Аля?! — только и смогла произнести девушка. — Ты что тут делаешь?! — спросила брюнетка, хотя на самом деле наружу просилось «Какого чёрта ты так врываешься в мою комнату, женщина?!».

Напор Али было не удержать. Её прорвало, словно трубу, и в тот же миг в комнату вылился огромный поток бессвязных слов. Аля была на седьмом небе от радости, ведь наконец-то их с Нино отношения перешли с «просто друзья»* на «нечто большее, быть может, любовь». Она долго ждала от него такой смелости. И долгими зимними вечерами на ночёвке устраивала целую тираду для ушей Мари о том, почему «он такой тяжёлый на подъём, что я состарюсь быстрее, чем он мне предложит встречаться и устроит романтический вечер?!» или «скорость его мыслей и решений не уступает скорости передвижения улитки?!» или же «блин, я новое платье купила, а он никак не родит..!». Ну и так получилось, что томящаяся от ожидания Аля, наконец-таки добилась своего. Так что это было бы усладой для нервов Маринетт (она уже давно присматривала себе успокоительное в аптеке).

— МАРИНЕТТ!!! Преставляешь, ОН ПОЗВАЛ МЕНЯ НА СВИДУХУ! Что же мне надеть?! Как выглядеть?! Может отказаться?! ОН ПОЗВАЛ МЕНЯ! Аллилуйя, ЭТО СЛУЧИЛОСЬ! — она подпрыгнула к Мари, и начала дёргать её, пытаясь что-то вталдычить. — Я так долго этого ждала… и это случилось! — она радовалась, словно ребёнок купленной игрушке. — МАРИНЕТТ!! Ты меня слышишь? Нино позвал меня на свидание! СВИДАНИЕ! — по слогам объяснила Сезер.

Конечно, может быть, в другой ситуации (например, в школе), Аля повела бы себя гораздо сдержаннее, ограничившись лишь негромким визгом. Но…

Она слишком долго этого ждала, что последние несколько месяцев молчания её «уже почти что парня» выдались для Сезер сущим стрессом. В отношениях, как поняла Маринетт, она была не храбрее Маринетт (может быть, я преувеличила, но пусть будет так). Синеглазка часто замечала печальные взгляды со стороны Нино на Алю или то, как скованно и смущённо он вёл себя рядом с ней. А как объяснить милые переглядывания «парочки» на переменках? Этими доводами и пыталась мысленно оправдать Маринетт свою подругу.

— Да?.. — Маринетт только сейчас оправилась от шока. — Эмм…я рада… за тебя? — снова вопросительно смотря на подругу-торнадо, запинаясь, ответила ещё немного офигевающая шокированная девушка.

— Ага, представляешь?! — снова взвизгнула Сезер, но уже более тише, чем до этого. — Я так счастлива, что готова прыгать до потолка! — Маринетт мысленно ответила ей, что это она только что и делала. Маринетт часто предлагала ледиблоггерше первой сделать решающий шаг, но Аля наотрез отказывалась под предлогом того, что это должен Нино решиться, а не она «решать» всё за него.

— Рада за тебя, Аля, — пропела довольная Маринетт. — Теперь в нашем классе станет на одну парочку больше… — продолжила она, немного взгрустнув.

На ум сразу шёл Адриан и её трусость перед блондином.

— Не переживай, дорогая, мы и тебе всё устроим! — обливая Дюпен-Чен своим позитивом прущим из неё, подбадривала Сезер, придвигаясь поближе к подруге. — И у тебя появится своё «долго и счастливо».

— А как он предложил тебе встречаться? — спросила Мари, желая перевести тему. Наверное, это было очень романтично! — фраза Роуз звучала очень непривычно из уст Маринетт.

Девушка даже сложила ручки в привычной позе, чтобы ещё больше походить на одноклассницу.

— Ну… — протянула рыжая, накручивая на палец прядь густых волос, — он не совсем мне прямо предложил, — пробубнила она, — но… он позвал меня на коктейль после школы! Так что, я думаю, завтра он и предложит!

— А вдруг он позвал тебя для того, чтобы просто обсудить новые теории? — сощурив глаза, спросила Маринетт.

На самом деле она хотела выведать побольше об их планах «на Ледибаг». Может, надо будет «помочь» им в расследовании?

— Нет, я уверена, что он мне признается завтра! — протараторила Сезер. — У него был такой решительный тон, когда мы разговаривали по телефону, тем более, что раньше мы встречались в библиотеке, а не в милой кафешке на Эйфелевой башне с видом на Париж! — «случайно» ляпнула Аля для оправдания своей теории. — Кстати, что это мы всё обо мне да обо мне, ты-то как? Что-нибудь придумала?

Маринетт запнулась и покраснела. Девушка сделала глубокий вдох и выдохнула, а потом посмотрела на успокоившуюся Алю, которая наконец-таки выплеснула свою энергию. Но брюнетка всё равно время от времени поглядывала в сторону Тикки. Маринетт прикусила нижнюю губу, пытаясь понять, что ей сейчас делать. Аля тоже молчала, ожидая ответа от Маринетт. Они просидели в тишине несколько минут, после чего синеглазку осенило.

— Знаешь, мне тоже есть… что тебе сказать, — начала Маринетт, активно жестикулирую руками. — Эмм… давай я сгоняю за чаем… а после поговорим? — спросила она, уже вставая со стула и двигаясь к люку.

Маринетт хотела быстрее покинуть комнату, чтобы настроиться на серьёзный разговор. Она была настроена решительно.

— Хорошо, только вкусняшки не забудь! — ответила Сезер, когда Маринетт начала уже спускаться с лестницы. — А я здесь посижу и подожду тебя, — произнесла она уже себе самой.

Тикки незаметно проследовала за своей хозяйкой вниз, пока Аля осматривала комнату подруги. Сначала её взгляд пробежался по нежно-розовым стенам, сплошь увешанным плакатами и вырезками из модных журналов с изображением Адриана Агреста. Дюпен-Чен даже потолок ими облепила! Аля поудобнее устроилась на софе в таких же розовых тонах, что и сама комната, поправила подушки, немного съехавшие от её «сумасшедшей беготни по комнате». Она снова окинула комнату взглядом, пока её глаз не упал на небольшой блокнотик, лежащий открытым на письменном столе. Аля поднялась, чтобы посмотреть поближе на вещицу.

«Наверное, её дневник, — подумала про себя рыжая. — Нет, я не буду его трогать! Это же не моё, тем более… — она пыталась придумать причину, чтобы не заглянуть в него, — тем более у подруг же нет секретов… Наверняка Маринетт просто забыла его убрать».

Репортёрше понадобилось много усилий, чтобы отвернуться от дневника и не посмотреть. Её прямо распирало от любопытства. Но краем глаза она заметила какое-то красное пятно на всю страницу. А, это вовсе не пятно, а рисунок Ледибаг, её любимой героини. Интересно, почему Маринетт нарисовала её в дневнике? Ведь, насколько было известно Сезер, её подруга не очень-то увлекалась героями.

Аля, словно сорока, заметившая яркую безделушку, подкралась к рисунку и начала на него пялиться.

— А что, неплохо получилось! — выдала она восторженно. — Маринетт настоящий талант, в рисовании ей нет равных!

Но она даже не заметила, как начала читать аккуратно написанные строчки на соседней странице. Сначала там не было ничего примечательного, простое описание её рутины и мыслях об Адриане.

«Я подумала над словами Али. Может, всё же стоит признаться Адриану в своих чувствах? Но я слишком трусливая для такого поступка. Я не переживу, если он мне откажет или скажет, что любит другую…»

Аля лишь нахмурилась при этих словах. Она всегда знала, что Мари очень храбрая, просто сама не знает этого. Сколько она говорила брюнетке о том, насколько легко сказать всего три заветных слова, зато мучениям конец!

Она пролистала страницы, пока не наткнулась на что-то поистине интересное. Её глаза продолжали бессовестно читать строки из жизни своей подруги. Постепенно её лицо начало меняться от полученного шока.

«…Сегодня я чуть не спалилась перед Котом Нуаром! Ещё бы чуть-чуть и он узнал бы мой секрет! Представляю его лицо, если бы он увидел на месте «своей Леди» простую Маринетт!!!…»

«… Мне тяжело врать родителям и Але. Я понимаю, что это неправильно и нечестно с моей стороны. Мы обещали друг другу делиться самыми сокровенными тайнами. Я знаю, что Аля умеет хранить секреты, но долг героя защищать родных и друзей. Всё было бы намного проще, если бы она узнала. Я не могу рисковать их жизнями ради своего удобства…»

Аля продолжала читать и поражаться тому, что узнала. Она ещё долго читала про их с Котом миссии, отношения между напарниками, ночные патрули и интересную супергеройскую жизнь. Она всё больше узнавала ту сторону своей подруги, о которой даже не подозревала. Чем больше она думала, тем больше удивлялась, как всё было настолько просто! Её лучшая подруга и одноклассница является супергероиней Парижа!

Девушка ущипнула себя, ещё и ещё… Нет, это не сон! Это правда! Она начала сравнивать Маринетт и Ледибаг. Какое сходство! И почему она раньше не угадала?! Одинаковый цвет волос, глаз, тот же голос и рост! Как проста была правда, а ведь она уже давно пыталась снять маску с Божьей коровки.

Аля захлопнула дневник, убрав с глаз подальше. Кто знает, какие тайны ещё скрываются в этом дневнике. Она примеряла маску на всех её одноклассниках, даже на Хлою надела! Но Маринетт всегда оставалась в стороне, подальше от намеченных целей. А как мастерски она отгоняла от себя подозрения. Даже учебник по истории спёрла прямо у неё из-под носа! На каком-то моменте Аля поймала себя на том, что злится на Мари из-за того, что она оказалась Ледибаг.

Она ещё долго ходила по комнате, обдумывая полученную информацию. Её злость ушла также внезапно, как и появилась. Гнев исчез, оставив лишь негодование. Она почувствовала укол со стороны подруги, лучшей подруги, которая от неё скрыла такое. Но и это прошло. Аля нервно села на софу. Лучше и не заглядывала бы! На какой-то миг она даже пожалела, что узнала тайну Маринетт. Правильно говорят, меньше знаешь, крепче спишь.

В её голове поселилась идея отомстить Дюпен-Чен за сокрытие этой тайны. Аля думала, но ничего креативного в голову не пришло. Убив на это минут пять, она вдруг осознала, что Маринетт слишком долго возится с чаем. Она услышала медленные шаги. Наверное, это Маринетт поднимается.

Девушка быстро подбежала к зеркалу, чтобы убедиться, что в ней ничего не говорит о внутреннем шоке. Она даже нашла силы улыбнуться самой себе, но улыбка больше походила на оскал Пеннивайза. Бросив эту затею, она вернулась на прежнее место, будто бы ничего и не случилось.

Спустя пару секунд Маринетт зашла в комнату с кружками чая и полной тарелкой макарунов. Она поставила их на стол, ничего не уронив, с привычной грацией Ледибаг. Аля смотрела на неё и всё больше узнавала в ней любимую героиню. Сезер вальяжно раскинулась на софе, пытаясь создать лёгкую дружескую атмосферу, но её действия были дёрганными с непривычной нервозностью. Аля нутром чуяла, что со стороны похожа на бомбу, которая вот-вот взорвётся. Пять минут назад она была настроена решительно, но сейчас совсем потеряла уверенность.

— Так… о ч-чём.. ты хотела…поговорить? — запинаясь чуть ли не на каждом слове, дрожащим голосом спросила Аля.

Маринетт повернулась и дала ей чашку с тёплым чаем. Она была так увлечена подготовкой чая и важностью темы, что не заметила нервные движения Али, натянутую улыбку и лёгкое заикание. Аля увела взгляд, чтобы не смотреть ей в глаза. Сейчас это было просто невозможно. К горлу подступил ком, делая её голос каким-то сиплым и тихим. Привычные задорные нотки исчезли, а глаза перестали светиться.

Синевласка теребила прядь волос, пытаясь сконцентрироваться на своей мысли.

— Знаешь, я хотела бы признаться Адриану в своих чувствах, — твёрдо заявила Мари, решив, что не стоит ходить вокруг до около. — Я долго думала над твоими словами. Я решила, что больше не буду пугаться его присутствия и решусь на смелый поступок. Я… я…буду такой же смелой, как Ледибаг! — воодушевившись, девушка даже не подумала, что ляпнула.

— ЧТОООО?! — возможно в другой раз Сезер отреагировала более адекватно, но в данный момент находясь не в самом уравновешенном виде, она смогла прокричать только это.

Пронзительный крик разнёсся, наверно, по всему Парижу. Это сравнение с Ледибаг окончательно выбило рыжую из колеи (конечно, она ведь не железная). Маринетт на это заявление только нервно рассмеялась. Не такой реакции она ожидала.

— Маринетт, у вас там всё хорошо? — снизу донёсся голос Сабин.

Обеспокоенная этими криками, она решила подняться наверх к дочери. Открыв люк, она увидела нервно улыбающуюся Маринетт и бледную, как поганка, Алю. Вид последней был удручающим.

— Аля, дорогая, с тобой всё хорошо? — озадаченно спросила мама Маринетт.

Аля выпучила и без того выпученные глаза и широко раскрыла рот (в таком виде она больше походила на задыхающуюся рыбу). Она сначала посмотрела в сторону Мари, потом на её маму.

— Угу… — шёпотом ответила рыжая, удивляясь, что у неё только на это хватило сил. Сабин Чен подбежала к Але и тронула за лоб.

— Алечка, может, ты заболела? Ты вся бледная! — Маринетт «проснулась» и тоже забегала вокруг Али.

— Я в полном… эээ… морядке, то есть… порялке…то есть порядке! — её язык стал заплетаться, ещё больше перепугав Дюпен-Ченов.

И где же её мисс решительность? Кажется, умотала в кругосветку, а может, даже в космос. Мозг объявил тревогу и отчаянно заработал. Надо придумать причину, чтобы уйти поскорее.

Тут рыжая обратила внимание на часы и ахнула. Она быстро встала с софы и положила кружку на стол, на несколько секунд задержав взгляд на дневнике, а потом, ещё сильнее побледнев.

— Ой, мне уже пора! — неестественно рассмеялась ледиблоггерша и начала собирать шмотки на край света направилась к выходу. — Вы знаете, а мне ещё с детьми сидеть… ха.. Родители в кино собрались… Хэх… я… пожалуй… это…пойду! — крикнула она и выскочила из комнаты, оставив Маринетт и её маму в полном недоумении.

Аля быстро выбежала из пекарни и пустилась наутёк. А мама Мари, только пожав плечами, тоже покинула комнату синеглазки. Маринетт осталась стоять на том же месте в полном ступоре. Тикки высунулась из кармана её футболки (пусть будет футболка, потому что не может же она каждый день надевать привычную одежду).

— Маринетт, что случилось? — спросила обеспокоенная Тикки.

— Аля как-то странно себя повела и быстро убежала, — ответила девушка, со вздохом присев на краешек стула. — Тебе не показалось?

— Да… — протянула квами, — она довольно быстро убежала, не допив свой чай, продолжила она, смотря на почти полную чашку уже остывшего чая. Маринетт кивнула в ответ и развернулась к письменному столу. Только сейчас она заметила лежащий в стороне дневник, не закрытый на ключик. Девушка нахмурилась, а потом потянулась к нему. Закладка была не на той странице, на которой оставила сама Дюпен-Чен. Она ещё несколько секунд пялилась, недоумевая. Тикки заметила изменения на лице хозяйки.

— Странно, не помню, чтобы оставляла закладку именно здесь, — пробормотала себе под нос Мари, но, пожав плечами, открыла нужную страницу и продолжила запись.

Тикки уселась рядом с ней и стала наблюдать. Она так и не решилась сказать девушке, что уходя, она забыла закрыть свой дневник. Она чувствовала, что завтра что-то будет, но не могла понять, что именно её тревожит.

***

А тем временем Аля неслась бежала по улицам, не разбирая дороги. Её силы иссякли, и девушка медленно задыхалась. Грудь горела адским огнём, затрудняя дыхание. Аля остановилась, чтобы отдышаться, а потом снова продолжила свой «вечерний марафон». Она ещё долго бежала, пока окончательно не выбилась из сил. Остановившись на маленькой безлюдной и пустой улочке, она оглянулась, а потом скатилась по стене. Теперь Сезер могла спокойно всё обдумать. Она так просто всё не оставит.

 

Раньше она думала, что благополучно сведёт Адриана с Маринетт, а Леди с Нуаром. Но теперь осознав положение дел, поняла, что счастлива будет только одна пара. Похоже, что кто-то останется с разбитым сердцем…

На миг у неё возникла идея, а не рассказать ли Коту Нуару, кто на самом деле «его Леди»? Но здравый смысл и остатки чистой совести сразу отвергли эту подлую идею. Так не поступают с лучшими подругами, к тому же Маринетт очень расстроится, если Кот Нуар будет наведываться к ней каждый день. Подруга такого не заслуживает.

В этот миг её осенило. Что там ей говорила сама Маринетт только что? Она хочет признаться Адриану в своих чувствах? А что, если её немного подтолкнуть?

С хитрой и довольной ухмылкой девушка отправилась домой. Завтрашний день обещал быть очень жарким…

30.07.20

От автора:

Просто друзья1 (англ. just friends) — «любимая» фраза Адриана, которой он нескольк0 (много) раз уже френдзонил Маринетт.

Теперь Але известна тайна Маринетт, что же она предпримет? Как думаете, какой у неё хитренький план созрел на уме? А главное, чем закончится эта затея?

ПРОДОЛЖЕНИЕ (17.04.21 в 17:00 по мск)

+56