Дневники Хогвартса. Глава 7

 

Неделя фанфиков продолжается 🙂

Автор Мария Овчинникова

Прошлые главы: 123456

Глава 7

Чай у Хагрида.

 

Наконец-то наступила суббота. Мэри была сама не своя от возможности попить чай с Хагридом и своими новыми друзьями. Но подводя итоги этой недели, она сделала для себя несколько выводов.

Первый: это то, что она ненавидит уроки Снегга. На первом уроке они с Феликсом старались из-за всех сил сделать всё правильно. Но на следующем она поняла, что он не просто козёл. Он тройная дрянь.

Второй: что мама не просто так опасалась отпускать её в школу. Когда Мэри и Феликс шли с улицы после дождя их поймал Филч – школьный смотритель. Он был очень недоволен тем, что они ходили по школе в грязной обуви. И сказал им, что Дамблдор слишком много им позволяет, и что будь его воля, то они бы несколько дней, как в старые «добрые» времена, провели бы подвешенные цепями к потолку в подземной темнице.

Им повезло, что в этот момент к Филчу прибежала миссис Норис, и он с грозным видом пошёл за ней. Миссис Норис – кошка смотрителя, и эта парочка ещё хуже Пивза, от которого у всех, кроме слизеринцев, куча проблем.

Передвигаться по замку тоже было опасно. Постоянно двигающиеся лестницы, которые иногда исчезали в самый неподходящий момент. А по преподавателям вот краткое описание выводов за первую неделю:

Профессор Макгонагал:

Строга, но способна обучать студентов всему необходимому.

Хороший педагог.

Профессор Стебель:

Добрая и понимающая. Хорошо разбирается в волшебных травах.

Хороший педагог.

Профессор Флитвик:

Маленького роста, но это не помеха его мастерству владению волшебной палочкой.

Хороший педагог.

Профессор Снегг:

Профессионал в зельях, но неадекватен в общении с детьми.

Не педагог.

Профессор Бинс:

Приведение, которое любит учить детей даже после смерти, но преподаёт так, что можно самому умереть на его уроках. Его не любят все.

Не педагог.

Смотритель Филч:

Любит пытки над детьми.

Не педагог. И слава богу!

 

У Мэри, Феликса, Юфемиуса и Агаты было куча вопросов. Им стало интересно, как Снегг при таком отношении к детям стал преподавателем? Или почему в Хогвартсе такой неадекватный смотритель?

Там было куча всего, что возникало ощущение, что там учились не школьники, а заключенные-смертники. Но образование им нужно, поэтому никто не против. Наверное.

Феликс, может, ты начнёшь рассказывать про эту субботу, а не рассуждать на тему того, каким образом в Хогвартсе никто не умер?

Прости, я просто, правда, этого не понимаю.

Ну, вообще-то умер.

Кто?

Плакса Миртл, участники турнира Трёх Волшебников, любители поплавать в озере, мне продолжать список?

Нет, спасибо.

В субботу утром четверка направилась в большой зал. Мэри наделась, что Белина вернется сегодня с письмом от мамы. Своё письмо Мэри каким-то образом смогла запомнить наизусть.

Дорогие мама и папа!

Первый день в школе получился немного странным, но у меня всё хорошо. Я познакомилась с хорошими ребятами: Феликсом, Юфемиусом и Агатой. Надеюсь у вас всё хорошо.

P.S Передавайте от меня «Привет» миссис Вивэт.

Во время завтрака белоснежная сова вернулась, и не с пустыми лапами. Мэри отвязала письмо от лапы совы, и дала ей тост. Сова благодарно ухнула и улетела в совятню. Мэри распечатала письмо и начала внимательно читать.

Мэриан, я рада, что у тебя всё хорошо. Мы с отцом тоже в порядке, так что не переживай за нас. Я думаю, что мне не нужно напоминать тебе о правилах предосторожности, поэтому просто постарайся быть, как можно более осторожной.

P.S Поздравляю с поступлением в Гриффиндор! Профессор Макгонагалл сообщила мне о твоём поступлении в факультет, находящийся под её ответственностью.

— Это письмо от твоих родителей? – Спросил, сидящий рядом Феликс.

— Да. – Ответила Мэри.

— Наверное, здорово знать, что о тебе кто-то заботится. – Грустно сказал Феликс.

— Феликс, я вот давно хочу узнать, а как ты попал в магловский приют? – Спросил сидящий напротив Юфемиус.

— Ох, ну понимаешь. Когда умерли мои родители я был совсем ребенком. Я плохо помню, как они выглядели. Мне было, кажется, года три-четыре, когда они умерли. Они знали, что Волан-де-Морт хочет их убить, поэтому сбегая от него, отдали меня в детский приют. Они попросили одну из нянек отдать мне письмо от них в мой одиннадцатый  день рождения. В этот же день появился профессор Дамблдор, он рассказал мне о том, что я волшебник и отдал мне письмо, в котором было написано приглашение в школу чародейства и волшебства «Хогвартс». Он сказал мне, что я могу отправиться в Косой переулок с одним из работников Хогвартса. Я согласился, и так познакомился с Хагридом.  Правда, я не понимаю, почему он сам не отвел меня в Косой переулок?

— Зная Дамблдора, у меня есть несколько версий. Первая: он должен был быть в тот день на суде, потому что он Верховный чародей Визенгомота, или ещё какая-то министерская работа. Вторая:  Обычная бумажная работа Директора Хогватса. Третья: Ему надо было позаботиться о других сиротах, живущих среди маглов. Четвертая: Его ждали неотложные дела с поеданием сладостей.

— Что, прости? – Спросил Юфемиус, который не понял с чего взялась последняя версия.

— Это Дамблдор, для него это нормально. Я имею ввиду, что у него всегда найдутся мелкие дела, которые он считает важными. Он даже к своей работе в министерстве не серьёзно относится, потому что есть вещи, которые по его мнению куда важней.

— А ты это откуда знаешь? – Спросил Юфемиус.

— Ну, у меня там мама работает.

— Да?

— Да.

— Ну ладно.

— Кстати, мы же собирались к Хагриду. Разве нет? – Спросила Агата.

— Да, и нам уже пора. – Сказал Юфемиус.

Четверка направилась к хижине Хагрида. Добравшись туда, Феликс постучался в дверь. Дверь приоткрылась , и из-за неё выглянуло лицо Хагрида, заросшее волосами.

— Заходите, — пригласил Хагрид.

В доме была только одна комната. С потолка свисали окорока и выпотрошенные фазаны, а в углу стояла массивная кровать, покрытая лоскутным одеялом.

— Чувствуйте себя, как дома, – Сказал им Хагрид. – Чай сейчас будет готов.

— Хагрид, это Агата и Юфемиус, – представил ему близнецов, Феликс.

— Рад, что вы четверо подружились. Признаться, Дамблдор переживал, что ты не сможешь найти друзей Мэри.

— И чего он так переживал? Ничего плохого из-за этого не случилось бы, – Сказала ему Мэри.

— Если уж Дамблдор из-за этого переживал, значит, что ты по-прежнему не избавилась от своей депрессивности.

— … А от него, похоже, ничего не скроешь, — Немного промолчав, сказала Мэри.

— Такого великого человека, как Дамблдор не стоит недооценивать.

— Ты прав. Однако мои проблемы не настолько серьёзные, чтобы верховный чародей Визенгомота беспокоился, о таком нарушителе порядка, как я.

— Мэри, что происходило тогда, никто из нас не любит вспоминать, но то через, что прошла ты никому не пожелаешь.

— Хагрид, то, что произошло, осталось в прошлом. Я хочу жить завтрашним днём, как бы трудно это не было.

— Хагрид, как насчет чая, — спросил у него, Феликс, который попытался отвлечь их от этого странного диолога.

— Ах, да! – Сказал Хагрид.

Он встал со стула и подошёл к камину, в котором над огнём висел чайник. И начал разливать им чай, и положил им в тарелку кексы, которые судя по звуку, превратились в камень.

Много рассказать про тот случай не получится, потому что никто особо не запомнил, что мы там обсуждали.

А ещё, потому что ты сломал зуб, и боишься признаться в том, что ты сходил к мадам Помфри, после визита к Хагриду.

Ну ладно, ты меня раскусила.