Фанфик «Герои на каникулах. Глава 3»

Просто так Кота Нуара не напугать!

Автор Гайвер Биоморф

Часть 1 «Маленькие кошмары»

Глава 1, 2

III

Ночной кот

            Вернувшись в комнату, утомлённые танцами, прогулками и впечатлениями мальчишки уснули без задних ног. Адриан же, убедившись, что все и правда спят, выпустил из-за пазухи самого неразлучного друга-квами. Будучи размером с маленького чёрного котёнка, тот, однако, имел хитрую мордаху и весьма склочный нрав. На вечеринке парень дал ему поблажку, угостив ломтиком сыра, наиболее заинтересовавшего мелкого обжору из местного ассортимента, и отпустив порхать среди стропил. И теперь глядя, как тот, на удивление неспешно и задумчиво, грызёт второй ломтик, за компанию смотря в ночь, спросил:

            — Ну что, Плагг, как тусовка?

            — Сногсшибательная! – обернулся квами. – И ты был неподражаем за роялем, и обстановка душевная, и сыр…

            — Что, недостаточно пахучий для тебя? – усмехнулся юноша, зная пристрастие волшебного приятеля. – Ну, камамбера здесь не делают.

            — Да нет, сыр очень даже вкусный. А ещё с ним связано столько воспоминаний…

            — И кажется, не очень весёлых, — посерьёзнел Адриан. – Может, поделишься?

            — Да ну, дела прошлые. Давай лучше развеемся, как ты любишь – раз уж потанцевать не довелось.

            — Что-то я тебя, лентяя, не узнаю. Надо почаще ездить за город.

            Подхватив приятеля в ладонь, Адриан тихонько выскользнул из комнаты и, в сумеречном свете коридорных ламп, прокрался на балкон. Ночь опять манила. Непривычно тёмная для городского жителя, зато завораживающая гирляндами звёзд, до которых, казалось, можно дотянуться рукой. Где-то вдали такими же звёздами мерцали огни соседних деревень, а с другой стороны, казалось, за самым забором, непроглядной чернотой громоздился лес. И, на фоне оглушительного треска сверчков, пугал отдельными голосами неведомых ночных птиц.

            Какое-то время диковинные друзья снова любовались загадочной темнотой, так близко соседствующей с жилым уютом, слушали стрёкот, в отсутствие городского шума всё равно странным образом казавшийся непривычной тишиной, ловя лицом и усиками напоенный запахами ночной ветерок…

            — Ну что, Плагг, выпускай когти!

            Дружба с квами (термина «хозяин» Адриан не признавал) имела свои преимущества. И дело даже не в правековой мудрости волшебного создания (не очень-то и заметной в общении). Объединяясь с талисманом – неприметным перстеньком на пальце – этот малыш мог наделить великой силой. Зеленоватая вспышка – и вот на балконе скромного пансионата стоит защитник Парижа, мечта девчонок и живая достопримечательность, Кот Нуар!

            Прыжок, лихое сальто на фоне звёзд – и высокое крыльцо, подъездная дорожка, ворота с приглядывающей за ними видеокамерой остались позади. Приземлившись на все четыре, герой так и помчался звериным галопом в больше не пугающую темноту лесного полога.

                        «Не ходи ко мне, желанная –

                        Не стремись развлечь беду.

                        Я обманут ночью пьяною,

                        До рассвета не дойду.

                        Встану, выйду, хлопну дверью я –

                        Тишина вокруг села.

                        Опадают звёзды перьями

                        На следы когтистых лап…»*

            Кажется что-то подобное они исполняли сегодня на вечеринке… неважно. Помимо силы и гибкости, камень Чудес даровал восприятие. И теперь новый мир раскрывался перед юношей, подёргивая дымкой повседневную жизнь. «Подсвеченная» в кошачьих глазах призрачной зеленью чаща неслась навстречу. Вековые стволы и тонкий кустарник, пружинящий ковёр палой листвы и коварные булыжники, редколесье с мелькающими в прорехах крон звёздами и непролазный бурелом. Вот поваленная коряга с торчащими сучьями – перепрыгнуть не глядя. Нависшая к самой земле крона – поднырнуть распластавшись. Густое скопление подлеска – перелететь, отталкиваясь от больших стволов. Скалящиеся шипами ветви терновника – вообще не помеха! Окутавшая чёрную ткань чудесного костюма аура не раз спасала и от бросков о стену, и от каменных кулаков акумы, и даже разок от бандитской пули вскользь.

            Заблудиться Нуар тоже не боялся. И обоснованием тому были не только пафосные речи типа «я чёрный кот, и ночь мой друг», а и магический раздвижной шест за спиной, поднимающий, если надо, на любую высоту. Но эти мысли, как и предположения о конкретном маршруте или цели, придут потом. А пока тёмный герой наслаждался свободой, утопая в океане непривычных звуков и запахов. На парижских крышах такие гонки давно стали обычным делом, будь то погоня за злодеем, или вечерний патруль, которые они с напарницей повадились устраивать порой, закончив с домашними делами. Но крыши, это одно, а дикий лес – совсем другое.

            Так Кот носился и дурачился неизвестно сколько, беззастенчиво пользуясь супергеройской неутомимостью, пока внимание не привлекли свежий запах и журчание. Лесная речушка была не настолько широка, чтоб картинно отражать стену деревьев и звёздное небо над ней – ветви успешно смыкались над водой. Но и этот неприметный ручеёк, так же непоседливо петляющий среди пологих холмов, обладал своей магией среди ночного таинства. И, не то чтобы надумав возвращаться, просто найдя вектор для своей прогулки, парень, теперь уже обычным шагом, двинулся по берегу.

            — Ах, ЛедиБаг, когда-нибудь мы обязательно приедем сюда вдвоём…

            Приближение к «родной» ферме ознаменовал поднимающийся поодаль крутой склон, сменивший небольшие возвышенности. Речушка почтительно огибала его дугой, дабы, в скором времени, вырваться на луга. Нуар же, подумав, оставил своеобразного спутника, решив перед возвращением посетить ещё одну достопримечательность.

            Поднявшись на вершину большого холма, он застыл на месте. Деревья здесь росли реже, и найти просвет для обзора не составило труда. Пастбища с петляющей по ним рекой раскинулись, как на ладони. Внизу, словно под самым подножием, вытянулась россыпь «спичечных коробков». Глаза быстро отыскали гостевой корпус, самый крайний и ближний отсюда. Почему-то возникло впечатление, что ферма немного сторонится величественного холма, и только этот теремок отважно сунулся ближе. На чуть подсвеченном из коридора балконе угадывалась крохотная, неразличимая даже кошачьим глазом, фигурка. Кому ещё не спится в ночь глухую? Впрочем, его можно понять. Жаль, оттуда нет такого вида.

            Молодой месяц закатился ещё вечером, но и звёздного света хватало, чтобы оценить бескрайний простор лугов и полей, перемежаемых островками лесополос. А на самом горизонте предрассветным заревом сиял родной Париж. Даже померещился среди переливов тонкий луч, посылаемый Эйфелевой башней… Интересно, что сейчас делает ЛедиБаг? Смотрит десятый сон в тёплой постельке? Или, кляня бездельника-напарника, завершила патруль сама, и теперь сидит на самой верхней конструкции башни, точно так же глядя в неведомые тёмные дали?..

            Он ведь не сказал, что едет на каникулы в пансионат – повседневная жизнь героев с малейшими её деталями была страшной тайной даже друг для друга. Дал лишь понять, что «возможно будет занят недельку-другую». Напарница в ответ только улыбнулась (парень всегда таял от её улыбки, одёргивая себя, чтоб не переспрашивать потом) и заверила, что город как-нибудь перебьётся немного без них. Но уж если Бражник опять выпустит акуму (а он, подлец, ведь обязательно выпустит!), дела придётся отложить. Тут Нуар был согласен. И ещё раз благодарен одноклассницам, что нашли такое прекрасное место в такой близи.

            — Где ты теперь, моя леди? – прислушался он к себе. За полгода совместной работы у героев образовалась настоящая духовная связь (увы, не в том смысле, что хотелось бы), позволявшая чувствовать и поддерживать друг дружку. Сейчас «эфир» был пуст. – Сладких снов, любимая.

            Мечтательно улыбнувшись, Кот двинулся было вниз по склону, когда до сознания дошла некая неправильность. То ли духовная сосредоточенность позволила её уловить, то ли вспомнившееся патрулирование пробудило бдительность, но, прислушавшись ещё раз, он убедился, что «эфир»-то и правда пустоват. С одной стороны стрекотали сверчки, зудели комары, фыркал и топал возомнивший себя медведем ёжик. А с другой лесные звуки отчего-то сходили на нет. И оттуда доносился лёгкий странный запах, похожий на грибной с нотками горькой химии. И, свернув, ночной охотник двинулся дальше вниз по склону, но уже в другом направлении.

            Полуободранный остов коровы явил себя в лучших традициях ужастиков – то есть внезапно и вблизи. Принюхиваясь, паренёк обходил скопление густого кустарника, когда в его прорехе мелькнул прислонённый к стволу рогатый скелет в ошмётках плоти!

            — А-а, ёшкин кот! Кто так делает?! – шарахнулся отважный покоритель ночи. И, ворча под нос, сердито развернулся на прежний курс. – Ну вот, теперь я не смогу заснуть! Ну, Плагг, зачем ты меня вытащил развеяться? Зачем я полез проверять, что за дрянь может в лесу валяться? О-ох, и зачем сейчас остановился?.. Вот зачем мне снова любоваться на эту мерзость?!

            А ответ был. Во-первых, от «сюрприза» пахло чем угодно, но не падалью. Да и от коровьей туши лесная живность не сторонилась бы, скорее наоборот. А во-вторых, одного беглого взгляда хватило, чтобы понять – это не все странности. И неохотно вернувшийся к находке кошачий взор окончательно в этом убедился.

            Для начала, привалившийся к дереву скелет не лежал, и даже не висел. Он стоял. Стоял на двух ногах! Передние свисали вдоль деформированного, вытянутого кверху туловища почти по-человечески, заканчиваясь хоть и копытами, но на длинных толстых пальцах. Да и скелетом это можно было назвать с натяжкой. Хоть кости и торчали тут и там, но покрывали их не рваные ошмётки, как показалось сначала – а прилегающая по всем правилам мускулатура, словно в анатомическом атласе. И никаких следов «покушения» со стороны падальщиков.

            Собрав в кулак всю свою героичность, храбрый борец с акумами поднял хворостину и опасливо потыкал чудовище. Кости, похоже, были настоящие, а вот плоть напоминала по твёрдости резину. Которой, судя по всему, и являлась.

            — Тьфу ты, чучело! И кто такое только скромсал? А с виду вроде приличные, гостеприимные фермеры… — швырнув в незадачливое пугало своим щупом, снова развернулся уходить герой. – Нет, теперь я точно не смогу заснуть! И в их творческие мяустерские не сунусь, хе-хе.

            От самоуспокоительной речи отвлёк тяжёлый трескучий шелест позади…

            — Да вы издеваетесь!.. – выдохнул Нуар и потянул из-за спины палицу посерьёзнее.

______________

* Группа Мельница. «Оборотень». Могут ведь и во Франции быть самобытные музыкальные направления. Так сочтём это просто хорошим, душевным дублированным переводом ; )

ПРОДОЛЖЕНИЕ (07.10.20 в 19:00 по мск)

43+