Фанфик «В твоём сердце. Часть 10»

Ошибки прошлого.

Автор Люпина

Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

Часть10.Цвет любви.

Единственное, что Адриан мог сделать после такого — выронить из трясущейся руки оружие и рухнуть на колени.

— Адриан, Адриан! — Маринетт уже несколько минут трясла его за плечо, а он никак не реагировал.
Почему он тут стоит на коленях, глядя в какую-то абстрактную точку невидящим взглядом с гримасой неописуемого ужаса на лице? Ей срочно нужно было узнать, что с ним случилось. Как бы то ни было, он ей не безразличен.
Вдруг он поднял взгляд своих зелёных глаз на неё и одними губами прошептал:
— Принцесса…
В его взгляде было всё.
Маринетт знала что у него зелёные глаза… Помнила ещё со времён школы. Но сейчас она УВИДЕЛА этот цвет. Не раскрасила мысленно, а именно увидела! Этого секрета ЛедиБаг не знал никто, даже Тикки: уже много лет она видела мир чёрно-белым. Какого же было её потрясение, когда она вдруг снова стала видеть цвета!

Когда жена внезапно одёрнула его за рукав, Лука не сразу понял, что Маринетт хочет ему донести. Только сделав несколько шагов вслед за ней, он увидел Адриана Агреста, который слишком странно стоял на коленях. Больше поражало даже не то, что он сейчас делал нечто из ряда вон выходящее, а то, что творилось у него на лице в это время.
Луке было известно о чувствах Мари и Адриана. Он знал, что жена любит его неискренне, только потому, что ДОЛЖНА. Но ему было достаточно того, что он имел. С тех пор, как появился в Париже Агрест, Маринетт очень старалась скрывать свои истинные чувства, и, надо отдать ей должное, ей это удавалось, но для Луки не была секретом любовь Маринетт к Адриану.
Он не ревновал её к нему. Он даже отпустил бы её, лишь бы она была счастлива с Агрестом…
Но она не хотела. Личные непоколебимые моральные принципы запрещали ей поддаваться эмоциям.
Пока Маринетт пыталась привести Адриана в чувства, Лука задумчиво поднял то, что выпало из руки Агреста.
Нет, Куффен конечно знал, что у него не все дома, но чтобы настолько!… Почему он собирался сделать это на глазах у Маринетт и целой толпы, сознание категорически отказывалось понимать. Хотел убрать конкурента? Но нельзя ли было сделать это в каком-нибудь тёмном безлюдном переулке?! Хотел показать свою одержимость? Ну неужели не понятно, какой удар по Маринетт нанесёт арест возлюбленного?! В конце концов, почему он не свершил задуманного, а вместо этого стоит тут как умалишённый?!

Было очень приятно снова видеть мир во всех красках, как это было десять лет назад. Но Маринетт хотела унести эту тайну в могилу и не должна была выдавать себя.
— Адриан, что случилось? Ты слышишь меня? — аккуратно спросила она.
Он завыл. Стало абсолютно понятно, что окружающие их люди совершенно его не волнуют.

Адриан не мог понять, как ему вообще такое в голову могло прийти!!! Как он посмел решиться причинить боль Своей Принцессе?!!! Ведь она ЛЮБИЛА Луку. Потому, что любила всех. Он воистину не заслуживает того, что она даёт ему. А ведь он стал своим в их доме! Был совершенно чужой, а она его приютила и обогрела. Да он должен был быть бесконечно благодарен Куффену за то, что он не прогонял его, а ведь имел полное право! А он хотел его убить. Что называется, пригрел змею на шее. Только вот той самой подлой змеёй оказался не Змей, а Кот. Агрест чувствовал себя страшно виноватым. Причём не только перед Маринетт и Лукой, но заодно и перед двумя Джулекками Куффен, месье Дюпеном, мадам Чен и Альей Ляиф. Бывший Кот Нуар не имел права поддаваться слабости, даже если от этого зависит уровень отношений с любимой напарницей. Так почему же сейчас его разум затуманился?!

Потребовалось приложить немало совместных усилий, чтобы Адриан наконец поднялся и пошёл домой. Точнее, домой к Маринетт — так она сама настояла.
Шагая, он смотрел лишь на серый бетона под ногами, ни разу не подняв голову. Он шел на полшага впереди своего спонтанного конвоя, время от времени пиная попадающийся по дороге камушек. Подходя к дому, Адриан заметно стал нервничать. Войти в квартиру он не решился и остался сидеть под дверью, максимально сжавшись и порой трясясь как в лихорадке. На все уговоры Маринетт всё-таки войти он отвечал молчанием. Он недостоин! НЕДОСТОИН даже ногой ступить в их священное жилище!
Только после того, как Лука доходчиво втолковал: «Я не допущу, чтобы моя дочь увидела как ‘мамин давний друг, который с некоторых пор появляется в нашем доме ну очень часто’ сидит у нас под дверью и изображает из себя психа. После, когда оправишься, поговорим — тема не закрыта. А сейчас, будь добр, выполни просьбу Маринетт и войди уже в квартиру.» Адриан всё же вошёл и сел на полу в кухне рядом с балконом.
Сейчас он смотрел на Луку снизу вверх, взглядом провинившегося младшего брата, старший брат которого был мудр, разумен, строг, не суров, справедлив… Хотя нет. О какой справедливости может идти речь, когда на его грехи так смотрели, сквозь пальцы?! Адриан совершенно не понимал Луку. На его месте сам он давно бы уже придушил того беспредельщика, коим — увы! — сейчас являлся. У него совершенно не было объяснений тому, как к нему относились.
После этого случая Адриан совсем смирился, притих. Маринетт волновалась за него, настаивала на том, чтобы он как можно больше времени проводил под её присмотром…

К тому моменту Агрест уже продал бизнес отца бывшему однокласснику Натаниэлю Куртцбергу. Шикарный особняк приобрёл какой-то текстильный магнат. А Адриан прикупил однушку в неизвестном захудалом районе и появлялся там даже не каждую ночь, порой исчезая на несколько дней или неделю. Огромную сумму денег, вырученных от продажи, он перевёл в благотворительный фонд. На полставки, чтобы вовсе не бездельничать, работал моделью в компании «Dupoun» — так её переименовал Куртцберг. К слову, в этой же компании работали Маринетт Дюпен-Чен и старшая Джулекка Куффен.

Сегодня был один из главных национальных праздников Франции — День Взятия Бастилии. На работе праздник отметили всем рабочим коллективом. А на вечер был запланирован фейерверк. Куффены вышли смотреть его с улицы, а Адриан и Маринетт остались наблюдать с балкона.
Вот наконец начались залпы. Девушка поистине наслаждалась зрелищем, которое в красках не видела уже десять лет. Адриан же любовался ею.
Почему-то он почти не удивился, когда его правая рука вдруг стала осыпаться. Как осыпались предметы, к которым он применял ‘Катаклизм’. Но сейчас эта сила Разрушения была не при чём. Спустя несколько секунд он полностью рассыпался прахом. Что это было — он не знает. Происходившего никто не видел. Но бывший Кот не жалел о своей смерти. Теперь он не доставит хлопот ни Принцессе, ни её близким…
Он спокоен.

ПРОДОЛЖЕНИЕ (18.10.20 в 17:00 по мск)

41+