Драббл «Тайна Алисы» (Часть 1)

Небольшая, но очень романтичная история…

Автор Гайвер Биоморф

Тайна Алисы.

          Днём – я Аликс. Простецкая девчонка-сорванец, живущая обычной хулиганской жизнью… Но кое-что обо мне не знает никто! Это – моя тайна.

* * *

          Не умею красиво расписывать, так что дамского романа не ждите. А началось всё с того, что катила я, как обычно, по улочке вечернего Парижа. Не люблю больших магистралей с их оживлённым движением. То ли дело – улочки поменьше, где в вечерний час никто не норовит или бибикнуть в спину, или хотя бы красиво обогнать. Как бы намекая, что его тачка круче моих роликов… Может и круче – только рокочет, воняет, постоянно требует ремонта. И не позволяет ощутить этот вечерний воздух в лицо на фоне затихающей суеты.

          Тишина бывает разная… На вечерних улицах и в тенистых дворах она особенная, живая. А окна домов, витрины магазинов и свет фонарей добавляют особого колорита…

          И в тот вечер эту тишину нарушили… выстрелы? Да, говорят, последние пару лет в наш славный город понаехали какие-то экстремисты, доказывающие непонятно кому непонятно что. Только в этом тихом районе таких пока не замечали.

          И вот что бы сделала любая нормальная девочка, услыхав подобное? Да рванула бы в обратную сторону! Но видно прав отец – мой адреналин всегда перевешивал здравый смысл. Вот и рассекла прямиком через двор на соседнюю улицу. Там движение тоже не особо активное, но по ней я катаюсь редко. Одни сплошные элитные салоны, рестораны, клубы – и припаркованные повсюду дорогущие машины. Так-то наша семья тоже не бедная, но эту привычку выпячивать крутизну дороговизной имиджа, что хотите со мной делайте – а не понимаю. То ли дело спорт. Вот где человек показывает, чего на самом деле стоит. 

          Этот ресторан я знаю. Меня сюда водят по праздникам и другим торжественным случаям. И я привычно жду упрёков за некультурный вид… Вот и теперь это красиво оформленное заведение не вызывало радости. В дверях стоял представительный господин в навороченном костюме из последних шедевров Габриэля Агреста. Хотя сейчас расхристанное и заляпанное чем-то одеяние на шедевр уже не тянуло. Владелец, в дымину пьяный, соответствовал наряду. Что я и говорила! Как свинью в кафтан не ряди… Но собственное мнение лучше было оставить при себе. Потому как в руке «господина» нервно дрожал, ни много, ни мало, пистолет. Который вежливо пытался отнять, судя по всему, телохранитель – габаритный дяденька в костюме попроще. Ещё один такой же (будто с того же конвейера сошедший) толкался позади, пытаясь обойти в самых дверях вставшего хозяина…

          А тот, как по заказу, заметил мою скромную персону сквозь высокий, но ажурно-решётчатый забор ресторанного дворика. И, отпихнув телохранителя, обеими руками направил ствол на меня!

          Говорят, в такие моменты вся жизнь пролетает перед глазами… Кому как, а я ничего подобного не приметила. Да, время словно застыло. Я успела оценить, что мужик умеет обращаться со своей игрушкой, вмиг переставшей дрожать, найдя конкретную цель. Отчётливо вспомнила, что ростом я мелкая (из-за чего всегда жутко комплексовала) но в силу спортивного увлечения, шустрая. А значит, технически, попасть в меня не так просто.

          Увы, эта мнимая фора мне не светила уже потому, что ролики будто приросли к асфальту! Позволяя той же отстранённой рассудительности вдоволь повозмущаться. Как так? Где мои рефлексы? По какому праву их потеснил позорный инстинкт жертвы, вынуждая застыть столбом, как суслик на мушке у охотника?! Можно подумать, если я не буду дёргаться, то выстрела не последует…

          И тогда всё последовало одновременно! Откуда-то со стороны раздался противный скрежет, будто гвоздём по стеклу. Пьяный стрелок, начавший было бормотать что-то невнятное о «треклятых глюках, не дающих подремать даже на барной стойке», повернулся на звук. А второй телохранитель просто пихнул его в спину.

          Я, по-прежнему отстранённо-бесстрастно, оценила и толчок, каким сшибают начальника из-под вражеской пули, и как его собственная пуля безошибочно полетела-таки в цель. В темноту между каким-то подсобным зданием и кустами. И что там могло так круто скрипнуть?.. Но самым приятным было то, что отвернувшийся гипнотизирующий «взгляд» оружия позволил мне наконец-то двигаться!

          И я наконец-то рванула вперёд! Или, с учётом «режима замедленной съёмки», потащилась. Едва ли не с таким же скрипом, вдоль ограды ресторана, мимо ворот, к ближайшему переулку, продолжая попутно оценивать события.

          Нетрезвый взгляд и дымящееся дуло опять потянулись из позиции лёжа в мою сторону, вынуждая прилагать максимум усилий в попытке продраться сквозь клейстер окружающего воздуха. Оба амбала неторопливыми мешками потянулись накрыть хозяина своими тушами. А в тёмной тени, куда пришёлся выстрел, материализовалась такая же тёмная фигура. И, на сей раз с нормальной, не заторможенной скоростью, метнулась через ворота прямиком ко мне, раскрывая на ходу большой чёрный зонтик.

          Ещё одна пуля просвистела за спиной незнакомца. Вторая дождевой каплей отскочила от его небывалого щита. А потом чёрная рука стальной хваткой сгребла меня в охапку, тело охватило странной лёгкостью, будто клейстер воздуха сменился вакуумом, и вся улица рывком унеслась вниз и назад…

* * *

          Тишина бывает разная. Под дулом пистолета она натянулась звенящей, готовой лопнуть струной. Сейчас же это была… просто тишина. Абсолютно ничего не выражающая – ни облегчения, ни покоя, ни тревоги. Только неопределённость.

          Короче, очнулась я сидящей в переулке, в двух домах от злосчастного ресторана. Нет, сознание не теряла – но после всего в голове царила такая неразбериха, будто «встретилась» шлемом с фонарным столбом. Первой внятной мыслью в ней мелькнуло: а кто это, собственно, меня спас?

          Одной из достопримечательностей нашего славного города являются, ни много ни мало – супергерои. ЛедиБаг и Кот Нуар. Вы наверняка слышали о них, потому расписывать не буду. И да, всё вроде совпадало. Чёрная материя волшебного костюма, залихватски прижатые, хоть и накладные с виду, уши на голове, нечеловеческая скорость и ловкость. Даже острый коготь на подхватившей меня руке успел броситься в глаза (теперь понятно, кто и чем издал тот скрип). Побывавшие же в моей ситуации дружно описывают «неземную лёгкость». Кто-то поэтично сравнивает с полётом во сне, кто-то деловито строит теории о некоем силовом поле, окутывающем героев для пущей аэродинамики, амортизации прыжков и просто защиты. Что ж, ощущение и впрямь занятное. Только при всём при том… Это был не Кот Нуар!

          Ну а вторым и окончательным фактором, вернувшим меня к реальности, стал характерный писк, как на электронных часах, которые так не любит мой папа. 

 

          И, повернув голову, я убедилась, что источником его является мой экзотический спаситель, точно так же привалившийся к стене в двух шагах.

 

          Никогда не видела супергероя вживую так близко! Разве что когда сама попала под акуму, превратившись в суперзлодейку… Но это было давно и неправда! Теперь же ни помутнение рассудка, ни спешка не мешали с детским восторгом рассматривать гибкую фигуру, затянутую во что-то, похожее на блестящий латекс. Длинные тёмные волосы, лёгкие расширенные рукава и штанины клёш напоминали воздушное продолжение окружающего полумрака. Сложенный зонт-трость лежал рядом, а знаменитые уши крепились к прихватывающему волосы обручу, на котором тускло мерцали два изогнутых штриха, составлявших какой-то, большей частью погасший, символ. И вот это мерцание окончательно подтвердило – передо мной самый настоящий, никем не виданный, носитель камня Чудес! У Нуара это перстень, у ЛедиБаг серёжки, так что…

          Так что возьми себя в руки, Аликс, и перестань глазеть на человека, как на неведому зверушку! Какова бы не была его суперсила и где бы ни применялась, а до детрансформации у него пара минут. И раз он не воспользовался ими, чтоб вернуться домой, значит что-то не в порядке.

          Так и есть! Правая рука, прежде выхватившая кое-кого из передряги, теперь держалась за бок. Да обгони меня черепаха, если его не задело выстрелом!

          — Ты меня не видела – я тебя не видел, — глядя, как я вскочила на ролики, поднял голову незнакомец. Его негромкий, бесстрастно-холодный голос контрастировал с аховой ситуацией. А пристальный взгляд светло-серых глаз под причудливой полумаской смотрел в самую душу.

          Только один послеаварийный стресс у меня уже был – хватит.

          — Разумеется, — в тон ему процедила я. – И даже догадываюсь, куда ты пошлёшь предложение вызвать скорую. Потому, пока твой героизм не отпиликал, — я кивнула на мигающие полоски, — и ты не вырубился в этой дыре от болевого шока, или чего посерьёзнее – айда ко мне.

          — Заживёт, — на тонких бледных губах мелькнула тень улыбки, но ни голос, ни взгляд не поменяли стального холода. – Не в первый раз, не в последний.

          — По второму пункту – верю, — хмыкнула я, завязывая кроссовки, носимые в сумочке на смену, и натягивая ролики на спасителя. Благо геройская обувка была лёгкой и облегающей, с отдельным большим пальцем, как на японских тапочках, а размер явно ненамного превосходил мой. Да ты, парень, тоже ростом не вышел… Значит, справлюсь.

          — Ну-ка, ужас, летящий на крыльях ночи, подъём! – искренне надеясь, что голос не дрожит, подхватила я его под «здоровую» руку и взвалила на плечо. Ох! Из чего ж ты сделан, умник?! С виду тощий, а внутри будто кирпичами набит… Хорошо хоть на колёсиках. – Или хочешь, чтоб какая модница из окрестных салонов прельстилась твоей заколкой, пока отдыхаешь?

          — Вы только что сильно осложнили свою жизнь, мадмуазель Кьюбдел, — без стонов поднялся тот и без возражений позволил покатить себя в заданном направлении.

          Толковый малый. Не строит из себя крутого и знает жизнь. Как говорится, сработаемся.

          — Не в первый раз – не в последний.

* * *

          Как я тащила это чудо до дому, уже не помню… То были самые тяжкие два квартала в моей жизни! Особенно когда на подходе к калитке пискнуло последнее деление, по моей ноше прокатилась энергетическая волна, похожая на ту ауру невесомости и, охнув, бедолага осел наземь. Тут уж на ролики надежда пропала. Ругаясь сквозь зубы (мадам Бюстье сильно огорчилась бы, услыхав такое), я стащила ещё и шлем, нахлобучила на его «тайну личности» и едва ли не на четвереньках, волоком, затянула в дом.

          — Да ты тоже не промах, Аликс, — повисло перед моим носом нечто маленькое и говорящее, добросовестно прикрыв за мной дверь комнаты и сгребая с дивана хлам, чтоб мы с диковинным гостем могли обессиленно рухнуть.

          — А ты что за покемон? – с полнейшим безразличием поинтересовалась я, рассматривая диковинное, большеголовое и ушастое создание, похожее на милую мягкую игрушку. Насколько вообще милой может быть летучая мышь.

          — Я не покемон, я квами. Меня зовут Шацц.

          — Типа, его волшебный напарник, познакомивший с геройскими навыками и обязанностями – как в аниме?

          — Ага, и источник силы в придачу! – гордо задрал курносый носик малыш.

          — А со мной не поделишься?..

          — Я бы с удовольствием… — потёр тот животик широкой перепончатой лапкой. – Только для начала свои бы восстановить. У тебя не найдётся часом кукурузы? Подсел я на неё в последнее время. Особенно сладкую в баночках…

          — Что найдёшь в холодильнике – всё в твоём распоряжении, — отмахнулась я.

          — Мы, духи, без спросу не берём.

          — О, не стесняйся. Мне ещё твоего приятеля латать. Кто знает, насколько там всё серьёзно. Особенно после транспортировки.

          — Дыхалку вышибло знатно, но рёбра вроде целы, — ответил Шацц и, подтверждая свою «духовность», сизым дымком пролетел прямо сквозь дверь.

          А я снова повернулась к товарищу по приключению. Без геройского костюма тот абсолютно не впечатлял. Хотя мешковатый свитер и натянутый на самый нос шлем тоже неплохо маскировали, было видно, что парнишка мелкий и тщедушный. Хотя небольшая острая бородка а-ля чертёнок намекала на возраст не меньше семнадцати. Кто же тебя такого в герои-то посвятил?..

          Вместе с фактом, как меня саму дразнили за то же самое, вспомнился взгляд стальных глаз… Отчуждённость, бесстрастие, холодная расчётливость… и боль. Не от пули, нет. Ту он едва замечал на фоне пережитой когда-то…

          И я решительно, без вздоха, поднялась с дивана, хотя дрожащие колени едва не подвели. По себе знаю, как жестоки бывают сверстники со «слабаками и замухрышками»! Так и началась моя спортивная карьера, когда вместе с физической подготовкой (увы, всё не желающей добавить мне женственных форм в мои неполные пятнадцать) я стала развивать ещё и характер. В итоге даже отец с братом считают меня пропащей оторвой. И в шутку возмущаются, что единственная женщина семьи живёт как в хлеву. Зато не контролируют каждый шаг и не требуют отчёта за каждый диалог вне дома. Набив шишек, я лечу их сама. И, кажется, эти два работника культуры втайне гордятся таким свойством.

          А ещё кажется, сейчас это свойство пригодится не только мне… Сотый раз мысленно обещая навести-таки порядок в комнате, я полезла по шкафам за перекисью и бинтами. А потом, старательно игнорируя посторонние мысли, потащила вверх серый свитер гостя и такую же невзрачную футболку под ним…

          И тут все мысли разом перепуганными летучими мышами упорхнули из головы. Да, могучий красно-лиловый кровоподтёк справа под рёбрами мог шокировать даже видавшего виды спортсмена. Но слева, по самим рёбрам, откуда-то сверху тянулись длинные, грубо зарубцевавшиеся шрамы, хотя и сглаженные годами. Мучительную минуту внутренней борьбы спустя я, осторожно и с испугом, будто это открытые раны, подняла футболку выше. Так и есть! Вся костлявая грудь героя, особенно напротив сердца, была исполосована жуткими отметинами! Один шрам даже выбежал из-под широкого ворота на шею.

          — Это ещё что такое?..

          — Спрашивать не советую, — заставив подпрыгнуть на месте, спешно «задёргивая штору», чирикнул тоненький голосок за плечом. – Сам он как-то назвал их воспоминаниями о детстве, и в подробности не вдавался. Я, конечно, пытался намекнуть, что шрамы украшают мужчин… и напрасно.

          Я тряхнула вихрами и, стараясь не краснеть, оглянулась на Шацца, с полупустой банкой белой фасоли в лапках (видно не нашлось кукурузы в холодильнике) воздушным шариком висевшего рядом.

          — А-аа… разве на героях всё не заживает, как на собаке?

          — Ещё как заживает, — заверил квами. — Этот синяк сойдёт за пару трансформаций. Но заживает… то что должно зажить. А то, что зажило до нас – увы.

          — Ты… это самое… раз уж побывал в холодильнике, может, лёд захватишь? — кое-как собралась с мыслями я.

          — Ага, — не стал спорить малыш и, отставив угощение, снова упорхнул.

          Наконец, ледяной компресс был прилажен, последний узел эластичного бинта затянут, а девчачий шлем заменён (уже не мной) на более солидную и надёжную горнолыжную шапку-маску с прорезями для глаз и рта. И теперь всё выглядело так, будто я вырубила влезшего в дом грабителя.

ПРОДОЛЖЕНИЕ (16.02.21 в 17:00 по мск)

+41