Драббл «Тайна Алисы» (Часть 2)

Вторая часть

Автор Гайвер Биоморф

Часть 1

II

          Холодок быстро привёл героя в чувство. Заворочавшись, он схватился сначала за бок, потом за маску и обруч под ней. А потом насторожено и пристально оглядел комнату. М-да, пейзаж, конечно – под стать его самочувствию. Одежда, сваленная на диване и кресле, гора учебников и миска с чашкой на столе перед компом. Пара наградных кубков за соревнования в спортивном клубе и несколько фигурок супергероев выстроились на полке шкафа вперемешку с моей скромной коллекцией парфюма, россыпью сувенирных ракушек и музыкальными дисками. Да уж… не так я представляла первый визит парня в мою берлогу…

          И потому, опять напустив на себя небрежно деловой имидж, я протянула гостю таблетку и стакан воды.

          — Держи.

          — Что это? – и опять бесстрастно-недоверчивый взгляд холодных глаз заставил ощутить пустоту в животе и слабость в коленях.

          — Анальгин.

          — Глотай пилюлю, умник! – напустился на приятеля взлетевший с подлокотника Шацц. – Да скажи спасибо, что твой портрет ещё не разослан по всем соцсетям. Поверить не могу, что ты позволил сбить себя с копыт этой дурацкой пукалкой!

          — Я тоже… — вздохнул тот, принимая лекарство из моих рук.

          Я же не могла оторвать взгляда от тонких, бледных, музыкальных пальцев… Потом в который раз тряхнула головой.

          — Ну давай, теперь отчитывай меня по-геройски – что лезу в пекло не глядя, что привожу в дом кого попало, рискуя спалиться папе и братцу… «только не уходи»

          Что?!! 

          — Я знаю, что твои родные увлечены наукой. Отец допоздна мастерит механические часы, так что тебе самой приходится напоминать ему, который час. А брат сутки напролёт торчит либо в музее, либо на историко-археологических сайтах…

          — Ты что, следишь за мной?! — уже не на шутку рассердилась я.

          — Я за многими слежу, — последовал такой же бесстрастный ответ. — Особенно за учёными-любителями. Порой им открываются весьма любопытные вещи. Про тебя я знаю, что ты серьёзная и самостоятельная девочка, Аликс. А ещё весьма упрямая, так что отчитывать тебя бесполезно.

          Он покосился на скептично подбоченившегося квами. И, подумав, выдал слабое подобие улыбки:

          — За что впору скорее благодарить. И за перевязку тоже. Похоже, ты знаешь в этом толк.

          Хорошо, что его имя было секретом. И бросилась гостю на шею я молча. Иначе, что называется, с именем на устах… Явный перебор романтики!

          А так всё выглядело (надеюсь), как обычный срыв. Сильная девчонка стойко пережила стресс – а как опасность миновала, позволила себе выплеснуть переживания испытанным женским методом. Рыдая на груди у кого-то. Это ведь нормально. Верно?..

          А потом прохладная рука мягко погладила по голове – и я забыла обо всём на свете.

          «А ты был прав, таинственный незнакомец. Мадмуазель Кьюбдел только что сильно осложнила себе жизнь…»

          — Алиса.

          — Что?

          Я вытерла слёзы, кое-как заставила себя отпустить этого умника (к тому же запоздало вспомнив о его ранении) и, как могла твёрдо, повторила:

          — Алиса я на самом деле. Не всё-то ты знаешь.

          — Как Алиса в стране Чудес?

          — Точно, — внутренне скривилась я. Терпеть не могу эту сказку! Бессвязный бред с набором нелепостей, гордо именуемых «чудесами» и столь же бредовых философствований к месту и не к месту. Однако покажите мне человека из любого уголка планеты, не знающего сие творение хотя бы понаслышке. И угораздило же оказаться названной в честь его героини. А теперь в придачу ещё и понтоваться этим.

          — Предпочитаю истории более… сюжетосодержащие, — задумчиво изрёк мой диванный философ. Потом, под столь же пристальным взглядом квами, снова улыбнулся. – Но звучит неплохо, Алиса.

          Тут-то я снова, что называется, так и села! А ведь и правда, как же здорово это звучало… в его исполнении.

          — А там, откуда я родом, есть менее известная сказка про девочку Алису, путешествующую то по космосу на другие планеты, то во времени в двадцатый век.

          — Уже выдаёшь свои тайны? — прищурилась я.

          — Ну ты же свою выдала.

          Святые ролики Гермеса! Да есть ли на свете сила, способная поколебать его спокойный тон?!

          А потом мы сидели и болтали. Ледяное равнодушие героя наконец-то растаяло, уступив место деловитой рассудительности. Я вспомнила, что знала, о папиных достижениях в работе, то есть музейном деле, и в хобби – то есть в деле часовом. Показала семейную реликвию – старинные часы со встроенной голограммой. На что он пошутил (если можно шутить таким тоном), дескать, путешествия во времени и впрямь не чужды нашему семейству.

          А потом, без подсказок, намёков и вытягивания слов, утолял моё любопытство относительно супергероев. Что талисманы наших «живых достопримечательностей» символизируют Божью Коровку и Чёрного Кота, воплощая союз удачи и неудачи, я уже знала. Что мой гость носит талисман Летучей Мыши – по смыслу догадалась. Из подробностей же последовало, что талисман этот позволяет насылать сновидения. И считается среди других довольно-таки слабым и бесполезным. Ни проникать в чужие сны, ни управлять ими герой не мог. Только задавать сюжет и надеяться, что не забудется к утру. Зато, усердно тренируясь, развил дополнительный навык – уход в тень. Расходующий только одно деление талисмана. Правда, для этого требовался реально тёмный угол, а выход на свет или резкое движение грозило сбросить невидимость. К тому же, как сегодня выяснилось, в неё уходил весь потенциал защитной ауры, оставляя шпиона физически уязвимым.

          — Так ты, что называется, теневая поддержка нашей Чудесной команды? А они о тебе знают?

          — Нет, — снова посерьёзневший взгляд заставил меня мысленно поёжиться. И усилием воли промолчать. Что я уважаю чужие тайны и лепетать заверения в этом не хочу, понимали мы оба. – Обо мне не знает никто. Только наставник, да ещё вот ты.

          «Соберись, Аликс – ты крутая! Даже не вздумай здесь тупить глазки и краснеть, как Маринетт перед Адрианом. Благо живой пример настоящей, не понтовой крутизны прямо перед тобой»

          — ЛедиБаг и Кот Нуар хорошие ребята. Смелые, толковые, инициативные. Когда-нибудь они станут истинными героями. Не так давно, к примеру, тоже освоили дополнительные способности талисманов. Но пока они просто беззаботные дети.

          Заметил ли этот пронзительный взгляд моё внутреннее состояние или нет?.. Ох, вряд ли от него что-то скроешь. И, кое-как усвоив информацию, я только кивнула.

          — Самый страшный враг, Алиса, это не Бражник с его акумами. Истинному суперзлодею не нужна суперсила. Его оружие – подлость, умение располагать к себе и знание законов. Чтоб оставаться безнаказанным даже для героев в масках.

          — Это ты про того придурка в ресторане?

          — Да. И увы, он не такой придурок, как сегодня себя показал. Потому будет лучше для тебя, если о сегодняшнем инциденте не узнает никто – даже родные и близкие.

          Парень задумчиво поднял руку перед собой. Наверняка и под шапкой ни один мускул не дрожал на его лице. Но мне вспомнился единственный, а тем и жутковатый коготь на перчатке. И отчётливо поняла, как хотелось бы ему использовать это оружие по назначению…

          — С такими-то и приходится бороться теневой поддержке. И порой не менее грязными методами. Не нужно восхищаться мной, Алиса. Я не герой. Совсем не герой.

          — Почему же тогда сегодня спас даму в беде?

          — Не знаю… Наверно дал слабину из-за пули в бок. А ведь уже приходилось бездействовать… ради того, чтоб остаться в тени.

          Вот, кажется, я его и подловила. Что ж, использую это с умом.

          — Как звать-то тебя? По псевдониму, конечно… — тут мой голос таки дрогнул. Если этот тип заявит, что знать мне это ни к чему, потому что мы больше не увидимся!..

          Дыхание перехватило сильнее, чем под дулом пистолета, в глазах снова защипали предательские слёзы. Вот тебе и «с умом»! Надо было сначала остальные аргументы предъявить, а потом уже…

          — Найтмер, — не без задумчивой паузы последовал ответ.

          — Ночной кошмар… Не позволяющий «честным людям» отдохнуть даже на барной стойке.

          В который раз ослабевшие за сегодня коленки в который раз не подвели. Но вот заготовленные речи вылетели из головы напрочь. Да и не сильна я в таких речах.

          — Я уже уважаю твоего наставника, верю, что он достаточно строг и достаточно мудр. Но чтоб больше не «давать слабину», тебе нужен тот, кто просто по-человечески выслушает и… — окончательно сбившись, я лишь шагнула вперёд и, теперь памятуя о бинтах, с полным сознанием обняла сомнительного незнакомого типа.

          — О-оо… — наверняка Шацц расплылся в умильной улыбочке и спущенным шариком шлёпнулся на диван. Мне было плевать. Я крепко стиснула своего героя, силясь хотя бы запомнить его.

          Позже размышляла, сработал ли во мне инстинкт принцессы, готовой повиснуть на первом попавшемся рыцаре, и обратила бы я внимание на такого дрища, не будь он обладателем суперсилы? И пришла к выводу, что эти глаза не пропустила бы и в толпе. А ещё, что геройство тоже от талисмана не зависит.

          Конечно, Найтмер всё понимал. И вспыхнувшие в хулиганской душе, прежде осмеиваемые, чувства, и то, что отговаривать от них бесполезно, хотя тайному агенту с гражданской девчонкой явно не по пути. Но тут уж мне самой многое сказали ответные объятия, когда он, по-прежнему без вздоха, поднявшись навстречу, накрыл мою тщедушную спину ладонями. Неумело и вроде бы так же бесстрастно – но с такой внутренней надеждой! Надеждой, на которую он, извините за каламбур, даже не надеялся.

          Так мы и стояли, принимая тепло родственной души и слушая стук сердца. Два мелких неудачника. Одна, скрывающая комплексы и неумение общаться за хмурой спортивной бравадой. Другой, отгородившийся от жестокого мира ледяной стеной покрепче волшебной маски.

          — Ну, умник – только попробуй теперь упустить такую девушку! – бесцеремонно вернул к реальности щебечущий голосок.

          Мы оба синхронно повернули головы, с одинаковыми скептическими ухмылками глядя на маленького болтуна.

          — Шацц, размах!

          — О вас же беспоко-о-о… – как комар в пылесос, втянулся квами куда-то под шапку, а меня мягко оттолкнуло аурой.

          Не было никакого геройского мини-танца с вычурными позами, эпичной музыкой и эффектным надеванием деталей костюма. Найтмер просто вытянулся, раскинув руки, окутываясь сизым дымком, чтобы через миг предстать уже при полном параде.

          Только та же аура сверкнула за спиной непонятным знаком, похожим то ли на растопыренные пальцы, то ли на стилизованные расправленные крылья из пяти штрихов. Замерцавшим в свою очередь на обруче меж чёрных ушей. 

          На свету волшебный костюм можно было разглядеть куда подробнее. По иссиня-чёрному фону небрежно разбежались едва заметные на нём фиолетовые разводы. За плечом возникла ручка зонта, забытого в переулке. В остальном, кроме штанин и рукавов, форма мало отличалась от Нуаровой. Но я смотрела только в глаза. Не было нужды напоминать мне, чтоб берегла себя… Не было нужды приглашать его в гости снова… Мы понимали друг друга без слов.

          — Можно тебя хотя бы проводить? – наконец нашлась я.

          Найтмер секунду подумал и… тенью выскочил в приоткрытое окно. А не успела я расценить это как ответ, вернулся с моими роликами. Видимо, свалившимися у калитки при трансформации. Потом дал время переобуться обратно и протянул руку.

          Опять меня накрыла невесомость, вместе с восторженным головокружением. От дрожи в коленях не осталось и следа. И теперь в окно выпорхнули мы оба.

          А потом был полёт. Выбирая крыши пошире и поплоще, мы мчались наперегонки. И перелетали пропасти между домами супергеройскими прыжками. На расстояниях подальше он раскрывал свой зонт на манер парашюта. Я успела отметить, как оригинально оружие героев. ЛедиБаг использует йо-йо в качестве буксира. Кот Нуар прыгает на шесте – а тут почти настоящие крылья.

          Скорость, адреналин, головокружительная высота, свет фонарей внизу… И надёжная рука попутчика. Это было похоже на сон. Волшебный и драйвовый. До сих пор не уверена, а не навеял ли и вправду Найтмер всё своей способностью. Потому как совершенно не помню, когда оказалась дома и уснула.

          И на следующее утро долго размышляла, что реальность, и был ли на самом деле инцидент. Бардак-то в моей комнате мог и не такую сцену скрыть. Недаром папа говорил, что в нём и птеродактиль потеряется. А уж летучая мышь и подавно.

          Потому следующий день я посвятила уборке и наведению порядка, несказанно удивив своих. А вот дальнейшая неделя прошла точно как в тумане. Я силком заставляла себя выезжать на тренировки, избегая злосчастной улицы вообще и ресторана в частности, хотя и особого страха не испытывала. Заняла третье (позор!) место в соревновании клуба роллеров, просто не придав этому значения. И завела привычку вечерами подолгу смотреть в окно, глядя даже не на крыши соседних домов, а просто на небо. Интересно, а он любуется звёздами – или сосредоточен лишь на делах?

          В холодильнике у нас завелась консервированная кукуруза, баночку которой я на второй вечер выставила на подоконник снаружи, снабдив маркерной надписью «для мышек». Но там она и простояла всю неделю. Оставалось надеяться, что квами впрямь обладают духовной связью, и каждый вечер я мысленно звала Шацца. А ещё, надеялась, что следя за нашей семьёй, сам Найтмер видит такое состояние. Он ведь не бездушный, нет – даже если хочет таким казаться. Другой вопрос – не пересилит ли логика, советующая, что нельзя светиться.

* * *

          Короче, не буду утомлять описаниями терзаний девичьей души… А то сама себя уважать перестану за такие сюси-пуси.

          Но вот, в вечер воскресенья я сидела на лавочке во дворе нашего дома, по-прежнему глядя на звёзды, когда моего плеча невесомо коснулась прохладная рука и знакомый бесстрастный голос изрёк:

          — Мадмуазель, а не порекомендуете ли что-нибудь из культурной программы вашего славного города?

          Как я не подскочила, не завизжала, не повисла опять у него на шее – сама не знаю. Наверно, всю неделю подсознательно пыталась брать пример и училась контролировать свои чувства. Потому лишь чинно поднялась, окинула стоящего за мной героя скептическим взглядом и изрекла:

          — Месье, что-то я не вижу на вашем костюме карманов, где мог бы поместиться билет в театр.

          — А кому нужны билеты? – незамедлительно последовало с прежним спокойствием.

          И мы, под прикрытием тени, зайцами-невидимками прошмыгнули на пустующую ложу театра Одеон. И я, прежде равнодушная к таким заведениям, неожиданно заинтересовалась показанным спектаклем «Оле-Лукойе».

* * *

          И теперь я смотрю в ночное небо без тоски. Зная, что где-то в нём бесшумно порхает мой собственный супергерой.

 

Эпилог

          Вот, в принципе, и всё. Не было в этой истории ни букетов алых роз, ни поцелуев под луной, ни пылких признаний. По крайней мере, пока… Но порой, когда я, по устоявшейся привычке, перед сном подолгу стою у открытого окна, глядя на звёзды, на фоне этих звёзд нет-нет, да мелькнёт зыбкая тень. Иногда – чтобы спланировать на мою крышу или жутковатым манером выползти сбоку по стене в лучших традициях своего «тотемного животного».

          Почему-то ни разу не мелькнула мысль сравнить Найтмера с вампиром. Казалось бы – бледное лицо, нечеловеческая сила, молчаливо-загадочно-галантные манеры, кое-какие признаки «тёмной стороны» и все признаки летучей мыши… Но когда мы мчимся по крышам Парижа или наиболее тёмным улочкам, когда его рука подхватывает меня, чтобы перепорхнуть через какое-нибудь препятствие – нет чувства щекочущей животной опасности на тему того, что ты потенциальный ужин.

          Некоторых романтичных дурочек подобное заводит. Некоторые даже мечтают замутить с киношным кровососом или стать его закуской на худой конец. Что ж, желание покусать таких хорошенько и правда возникает. Я же чувствую только заботу и… благодарность. О своих подвигах этот умник помалкивает, советов не спрашивает, да и вообще, мы большей частью обходимся без слов.

          Но зато я научилась понимать его молчание. Иногда оно напряжённое, и я подозреваю, что парень влип в историю или связался с очередными негодяями. Иногда воодушевлённое – значит дела неплохи. Иногда задумчивое – и тут уж можно самой гадать до посинения, что этот теневой махинатор затевает на сей раз. Но почти всегда в этом молчании звучит тёплая нотка радости. Что он не один. Что его кто-то понимает. Что есть с кем просто погонять наперегонки в конце концов. Или посидеть в открытом кинотеатре за просмотром фильма, беспардонно пользуясь геройскими способностями, но приобщаясь к культуре.

          Ещё я заказала у Маринетт платье – якобы для торжественного мероприятия в клубе. Сроду их не носила, и поскрипеть мозгами нам обеим пришлось усердно. Зато подруга не подвела – вещь получилась практичной, удобной, по-настоящему крутой на вид, а главное, не стесняющей движений даже на роликах.

          Найтмер сдержано похвалил мой стиль и дизайнерский талант одноклассницы (причём до того, как я упомянула её участие – тоже присматривает что ли?), и теперь ночные пробежки-покатушки стали ещё экстремальнее, когда к риску быть замеченной в такой компании (весьма слабому при его предусмотрительности) добавился риск показать себя вне имиджа.

          Иной раз мы так пробегаем мимо очередного «клиента». Стены, окна, куча народу вокруг, высота здания или неприступность защиты – не помеха для суперсилы. Ночной герой раскручивает зонт за ручку, как бур и выстреливает им вперёд: «Сновидение!» С распахнувшегося купола, украшенного неярким спиральным узором, срывается дымчатая тень-стрела. И можно не сомневаться, что в последний момент перед пробуждением (а только такие сны хорошо запоминаются) бедолага увидит весьма яркую и живую картину с пробирающими до глубины души образами.

          Не всегда это кошмары. Хотя второго, ярко-красочного зонтика Найтмер не носит, но с моей лёгкой руки (а может и до того) порой дарит добрые, воодушевляющие сны. Тем, кто нуждается в поддержке, но, как он сам донедавна, не имеет таковой от близких. А потом мы вынужденно сворачиваем прогулку. Либо меня галантно высаживают в окно комнаты, уносясь по дальнейшим делам, либо неспешно доходим до дома, чтобы распрощаться на последних секундах пиликающего обруча. Пару раз даже сидели спина к спине, пока Шацц хрустел припасённым кукурузным шариком, и молча смотрели на звёзды.

* * *

          Тишина бывает разная. У нас с Найтмером она своя, особенная, информативная и почти музыкальная. Тишина спящего города и секрета, коих немало в таких городах…

          В общем – днём я Аликс. Простецкая девчонка-сорванец, живущая обычной хулиганской жизнью… Но кое-что обо мне не знает никто! Это – моя тайна.

          И тайна – не парень в костюме с ушами на макушке. Точнее, эта тайна не моя. Моя в том, что вечерами я превращаюсь в девушку Алису – элегантную, скрытную и отчаянную. Чьи ролики не ограничены асфальтом дорог, и для которой тишина содержательнее тысячи слов.

+40