Фанфик «Аля, хватит! Или история о том, как всё тайное становится явным. Глава 4. «Молчание — золото».

Ситуация принимает новые обороты…

Пролог 

Глава 1, 2, 3

Автор:@katikat

 Глава 4. «Молчание — золото*».

Маринетт отчаянно соображала, всеми силами пытаясь погрузиться в тему урока. Но это ей не удавалось. Мысли так и возвращались к Але, разговору с Тикки, и её личные опасения взяли вверх.

Сейчас она напоминала напуганного кролика, которого вот — вот съедят. Она нервно грызла ручку зубами, упорно рассматривая лежащий перед ней учебник, как будто там был ответ на её вопросы. Скукота…

Учитель что-то там говорил про разнообразие насекомых, про их классификацию, род жизнедеятельности и тому подобное.

Что, если Адриан, узнав, что она Ледибаг, благодаря её подруге, разочаруется в ней? Что, если Агрест не захочет её больше видеть? Что, если Аля не выдержит и расскажет обо всём Коту Нуару? Что тогда ей делать? Что, если… Слишком много если

Маринетт со стоном уткнулась в парту. Она так с ума сойдёт! И на Алю не положиться… может, это всё не для неё? Может, ей не надо было становиться Ледибаг вообще? Она не так-то легко справляется со своими обязанностями!

Мари продолжала теребить несчастную ручку и почувствовала что-то горькое во рту. Паста, она прогрызла трубочку с пастой, и теперь у неё весь рот синий… Отлично, Дюпен-Чен. Маринетт ленивыми движениями потянулась к рюкзаку. Несколько минут пошарившись, она наткнулась на салфетки, влажные салфетки. Сойдёт…

Девушка достала одну и стала вытирать свой рот, чтобы хоть снаружи не выступала паста. Еле вытерев губы от пасты (а это не так-то уж и легко), она достала карманное зеркало и посмотрела в него. Она увидела своё отражение, милый лик, голубые глаза, длинные ресницы, весуншки и… немного синий рот…

Вроде бы не сильно видно, а на перемене она обязательно зайдёт в туалет и хорошенько умоется. Во время урока Мари не хотела отпрашиваться, чтобы снова не устраивать театр. Надо продержаться ещё чуточку.

Аля посмотрела на стенающую подругу с недоумением. Дюпен-Чен билась головой о парту, но, как ни странно, окружающие не замечали её тихого страдания. Брюнетка подняла голову и снова уселась за книгу. Аля пригляделась к её немного синему рту и еле сдержала смех.

Буквы танцевали и плыли по странице, не давая Дюпен-Чен толком прочитать текст. Слова плясали из стороны в сторону, не позволяя сконцентрироваться на теме. А она ещё думала, что быть супергероем круто. А оказалось, нифига!

Может, Мастер Фу знает какое-нибудь заклинание для очищения памяти? Не помешало бы что-нибудь подсыпать Але, чтобы та наконец успокоилась. Да и Маринетт заодно. А если, Хранитель заберёт у неё Тикки? Что она тогда будет делать? Ледибаг в отставке, нечего сказать.

Она прямо-таки видела эти заголовки по всюду и даже в блоге Сезер. Синеглазка продолжала ощущать противный вкус пасты у себя на языке. Девушка отложила «съеденную» ручку в сторону и взяла новую из пенала.

Её взгляд обратился к настенным часам. Ещё двадцать минут! Она этого не выдержит, это самый длинный день в её жизни!

— Маринетт, всё в порядке? — спросила нагнувшаяся к ней Аля. — Ты какая-то странная…

— Да ладно?! — съязвила брюнетка, не поворачиваясь к обращающейся.

Она ещё и издевается! Сама её в такую ситуацию загнала. Если бы не длинный нос её обожаемой подруги, то спала бы она спокойно и проблем не видала. Как будто не хватает ей тех людей, которые пытаются стянуть с неё маску, не говоря уже о приставучих журналистах.

— Я бы на твоём месте так сильно не тряслась, — «посоветовала» смекалистая Аля. — Ты слишком много переживаешь по этому поводу. К тому же, я просто обязана тебя отблагодарить за твою помощь, — улыбаясь, прошептала она, — если бы не ты, то я никогда бы не узнала настоящего Нино, — усмехнулась она.

— Я тебя об этом не просила! — продолжала вредничать брюнетка. — К тому же, я тебя не палила!

— А заперла в клетке, — подсказала злопамятная Сезер.

— Это не одно и тоже! — возразила Дюпен-Чен. — К тому же я и так уже здорово нахлебалась твоей мести, может прекратишь, а? Как подругу тебя прошу! — упёрлась в своё Мари.

— И отказаться от своей цели? Да ни за что! — пробубнила рыжая. — Смотри, вот здесь пишу, — она указала на свою тетрадь, — что скоро сам Адриан Агрест будет состоять в твоих парнях! — рассмеялась мулатка.

— Не пиши, не пиши лучше! — шикнула на неё синеглазка. — Просто оставь эту провальную затею! Чего ты вообще добиваешься? — воскликнула она.

— Скоро узнаешь, — ответила Сезер, опасно сузив глаза, которые стали похожи на маленькие щёлки, слабо пропускающие всю хитрость лисички.

Учитель сделал замечание подругам. Девушки замолчали и отвернулись, каждый в свою сторону, продолжая делать вид, что учатся. Так прошли долгих двадцать минут ожидания в жизни Маринетт. Она искренне радовалась, когда прозвенел звонок. Ещё один урок кончился, осталось совсем немного до конца этого дня, а уж она точно позаботится о своём спокойствии. Надо просто держать подальше Алю от Адриана и самой его избегать.

Этим она и занималась всю перемену. Сначала она завела её в туалет под предлогом чтобы умыть рот от пасты. Але показалось, что они пробыли там часа два, не меньше. Потом синеглазка бегала из угла в угол с подругой, лишь бы не стоять долго на одном месте. После заманила её в гардеробную с просьбой подождать, пока она возьмёт какую-то там тетрадку из шкафчика, а позже увлекла её в весёленькую компанию одноклассников, которые что-то ярко обсуждали из новинок этого дня. Так и прошла половина перемены.

Все проследовали в класс мадам Бюстье на урок литературы. Уж такие были правила, готовиться за полчаса до начала урока. Некоторые учителя не любили тратить время на подготовку к уроку.

Маринетт нехотя проследовала в кабинет. Нино и Адриан были на своих местах, Аля тоже удобненько устроилась, развалившись на стуле и приглашая кивком подругу на место рядом с ней. Маринетт сглотнула комок в горле, надеясь, что Аля сдержит своё слово. Мари всё ещё верила, что Аля бросит эту дурацкую затею. Она медленно села за парту и дрожащими руками достала планшет из рюкзака, предчувствуя что-то нехорошее. Она закончила с приготовлением и посмотрела на сидящую рядом подругу, потом уловила мимолётный взгляд Нино.

— Маринетт, ты знала, что Ледибаг влюблена в одного из наших одноклассников? — «случайно» громко прокричала произнесла Аля так, что блондин, сидящий перед ними всё услышал.

— Что?! — в один голос удивились Адриан и Маринетт, которая слегка поперхнулась от неожиданности.

Перед её глазами пролетела вся жизнь, казалось, что ещё чуть-чуть и её не будет на этом свете. Маринетт уже начала искать себе удобненький гробик, чтобы если что, закопать себя заживо о стыда.

— В кого? — спросил Агрест, быстро развернувшийся к ним.

Он весь урок думал про Ледибаг, и кто же ей может быть. Ему так понравилось примерять маску на Маринетт, и если она действительно окажется его Леди, то он сделает всё, чтобы заполучить её любовь.

А ты как думаешь, Маринетт, в кого? — с лукавой улыбкой пропела Аля.

То, что Маринетт была в ступоре — это ещё мягко сказано, она была в шоке! Одним словом…

Попандос!

 

И что же теперь сказать в ответ?! Глаза девушки раскрылись от удивления, а лицо стало белым, как мел. Душа упала в пятки, сердце замерло, а желудок сделал уже знакомое за последнее время сальто в животе, а в голове… а в голове царил беспорядок, да ещё какой!

Мозг впал в спячку и отказался работать совершенно (ну, у подростков же бывает, назовём это мозгоотключением). Её сердце заработало, отбивая бешеный ритм в горле, а комок нервов со всеми своими амбициями давил на желудок.

Пока Дюпен-Чен пыталась привести в чувства свои нервы, а заодно и голову, прошло не меньше минуты. Она просто таращилась то на Адриана, то на Алю, что-то машущую руками (sos!) пытающуюся ей показать жестами.

— Эм… Я… я… не знаю? — вопросительно ответила брюнетка и испепеляющим взглядом посмотрела на подругу. Если бы не Адриан, то она бы уже давно убила рыжую, не оставив мокрого места.

Аля даже не заметила этого «взгляда» и продолжила:

— Ну, ты же мне говорила, — подмигнула Сезер оторопевшей Маринетт, — что он «блондин с Чудесными глазами-изумрудами…», — вспоминая все прекрасные описания Адриана глазами Маринетт, проворковала довольная ледиблоггерша. — Я не права, а?

— Ага… — машинально подтвердила Мари, переводя дух, и только потом осознала, что она только что необдуманно ляпнула.

Адриан при этом заявлении зарделся по самые уши. Не надо быть шибко умным, чтобы не понять, что речь идёт о нём (или о Коте Нуаре).

Её глаза были огромными и точно готовыми выйти из орбит, а цвет лица ничем не уступал по красноте маске её альтер — эго. Она ещё долго пыталась что-то объяснить, но язык онемел. Так ничего и не сказав, она захлопнула свой рот на замок, а ключик надёжно спрятала.

— Ну, — продолжила Сезер, после минутного молчания покрасневшей Маринетт, — в кого она влюблена не столь важно, но… — протянула великая репортёрша, смотря в огромные глаза Адриана, размером с пятиевровую монету, и, заметив, как Маринетт проглотила новый комок в горле, — но она обязательно ему сегодня в этом признается…

Маринетт мысленно сделала фейспалм, а во взгляде подруги она прочитала выражение, которое никогда ещё не видела, выражение, предсказывающие её сегодняшнее фиаско прямо сейчас и прямо здесь.

— Что?! — снова в один голос вскрикнули Адриан и Мари, что остальные ребята, сидящие за соседними партами начали смотреть на них, как на ненормальных.

— Когда? — с надеждой в голосе спросил зеленоглазый.

Сегодня Леди ему признается? Это что-то новенькое… он точно не упустит этой возможности.

— И правда, девочка, когда? — посмотрела Аля на свою подругу, еле сидящую на стуле.

Теперь и Адриан уставился на одноклассницу, ожидая ответа и от нетерпения сверля в ней дыру своими «изумрудами». Маринетт ещё раз проглотила очередной ком, вставший в горле, и попыталась хоть что-то сказать, но слова не шли на язык.

Это не её день, точно. В мозг стукнула одна мысль, совсем не к месту. Только сейчас Мари осознала, в какой она заднице….

Только синевласка хотела что-то ответить, как прозвенел спасительный звонок на урок. Она благодарила свою фортуну, которая не подвела её в столь роковой час. Адриан нехотя отвернулся, понимая, что упустил нечто важное, возможно, настолько важное, что давно стало смыслом его жизни.

Маринетт облегчённо вздохнула и посмотрела на Алю взглядом, стирающим рыжую в порошок прямо у неё на глазах. Ледиблоггерша лишь цокнула язычком, но не расстроилась. У неё полно времени, хоть целая вечность, но она своего добьётся.

Следующий урок прошёл столь же напряжённо, что и предыдущий.

Опасения Маринетт были неспроста. Она была рада провалиться сквозь землю, пересечь планету пополам и оказаться на другом конце Земли. Даже любимая литература не отвлекла её от глубоких раздумий.

Теперь девушка отлично понимала весь подвох в её ситуации. И звонок с урока её не обрадовал. Если час назад она готова была отдать всё на свете, лишь бы этот нудный урок кончился, то сейчас не прочь бы продлить литературу ещё на несколько тысяч лет.

Она лениво собирала свои учебники, и когда закончила, кто-то схватил её за руку мёртвой хваткой и силой выволок из класса. Опомнилась она уже прямо на скамейке рядом с Агрестом, который тоже ничего не понял, а сверху над ней нависла Аля. Маринетт вжалась в скамейку. Она так надеялась пережить три последних урока, что совершенно забыла сбежать прямо по окончании литературы. Поэтому теперь она снова находилась на той же скамейке, что и несколько уроков назад, под «пытками» своей подруги.

— Эм, — снова начала Сезер, садясь рядом с Маринетт. — Мы не договорили про Ледибаг, напомнила она.

— А тут и говорить не о чем! — воспрепятствовала Маринетт. — Ты уже всё сказала! — и собиралась покинуть злополучную скамейку, но была рывком возвращена на исходную точку, немного ударившись пятой точкой о сидение.

— Погоди, Мари! — возразил Нино. — Так она ещё не всё сказала нам, — продолжил мулат.

— Так на чём мы остановились? — спросил он, поглядывая на Адриана.

— Кажется, о признании Ледибаг, — ответил парень, лучезарно улыбаясь. Эта тема была ему по душе. — кому-то из нашего класса, — заметил он с надеждой глядя на ледиблоггершу.

— Ах, дааа… — протянула Аля. — Она признается тебе… — перебила блондина кареглазая, заметив, как Агрест мигом вспыхнул, а Маринетт побелела на тон, — то есть, ему… -исправилась мулатка.

Маринетт готова была прямо на этом месте трансформироваться в Ледибаг, лишь бы сбежать отсюда хоть на край света! Её руки уже потянулись к заветной сумочке, но в миг остановившись, она подумала, что именно этого Аля и ждёт.

— Эм… — только и смог произнести Адриан, после полученного очередного шока.

Его щёки зарделись лёгким румянцем, выдавая внутренее волнение.

«…Он «блондин с Чудесными глазами-изумрудами»…» вспомнились недавние слова Али.

Лицо парня снова просияло. Ему хотелось прыгать до потолка, но пришлось подавить в себе эту затею, чтобы не вызывать подозрение окружающих. Он посмотрел на бледную Маринетт, которая показалась ему ужасно милой. При этой мысли Агрест снова помотал головой, прогоняя назойливые мысли.

Аля подсела ближе к еле сидящей Дюпен-Чен и нагнулась к ребятам. Она не хотела разглашать это остальным ученикам, иначе тогда у Маринетт будут действительно крупные проблемы.

— Так вот, — снова начала репортёрша, — я забыла вам рассказать ещё одну очень важную вещь. Я уже рассказывала, что круг подозреваемых сомкнулся на нашем классе, добавила девушка. — Проанализировав весь класс, а у нас не так много брюнеток — добавила она шёпотом и снова выдержала интригующую паузу Сезер, — И кажется, я нашла её… — как бы между делом произнесла Аля с такой лёгкостью, будто рассказывала очевидное и посмотрела на Мари.

Маринетт вмиг зарделась румянцем по самые уши, стараясь не смотреть на Адриана, сидящего рядом. Она даже не подозревала, какой сумбур творился у блондина в голове в данный момент. Столько противоречивых чувств и ни одной правильной мысли.

— То есть, ты знаешь, кто Ледибаг на самом деле? — спросил Адриан, пытаясь удостовериться в правильности понимания слов этой неуёмной журналистки.

Конечно, Адриан тоже догадался, но ему стало интересно, на что готова пойти Аля, чтобы раскрыть Ледибаг. Скажет ли она ему прямо в лицо?

— Ага, — кивнула довольная Аля, за спиной, незаметно для ребят, стукаясь кулачком вместе с Нино в знак победы.

Фурор, произведённый на Маринетт и Адриана, пожинал плоды её ночного труда. Дело было сделано, а остальное за Адрианом. Сможет ли он догадаться — это уже не её проблемы, она дала ему пищу, а парню остаётся только прожевать её.

А что касается Маринетт, то девушка получила своё сполна. Теперь будет знать, как скрывать такое от лучшей подруги.

— Серьёзно? — подала голос брюнетка. — И кто же она? — решив, что хуже ей не будет, вступила в игру Дюпен-Чен.

Лицо Али вытянулось от удивления. Что за вопрос, Мари? Или ты хочешь, чтобы она прямо сейчас в открытую спалила подругу?

— Тебе то уж не знать, Маринетт, — усмехнулась хитренькая Алечка, смотря на ту строгим взглядом. «Будешь меня подставлять, самой же хуже будет!» — вот гласил её взгляд, от которого Мари снова сжалась в комочек.

В это время их «разговор» прервал звук сирены, сообщающий о нападении акумы. Маринетт встрепенулась, Адриан тоже забегал глазами по коридору в поисках укромного места для трансформации.

— Это акума? — спросила Сезер, поглядывая на метающуюся подругу.

— Похоже на то, — согласился Нино.

— Так, вы спрячьтесь, — командовала Дюпен-Чен, — а у меня появилась одно неотложное дело, — бросила она и вмиг скрылась.

Адриана тоже след простыл. Девушка забежала в гардеробную и скрылась среди шкафчиков. Она ещё не отошла от шока, но терять время было нельзя. Париж в опасности!

— Тикки! — позвала она свою квами, — Парижу снова нужна наша помощь! прокричала Маринетт, открывая свою сумочку.

Оттуда вылетела красненькая квами с большим пятном на лбу.

— Я к твоим услугам, Маринетт! Просто скажи заветные слова! — пропищала тоненьким сопрано божья коровка и вмиг растворилась в серьгах.

— Тикки, пятна! — прокричала она на всю раздевалку.

Знакомые ощущения охватили её фигуру, превращая обычную одежду в алый латекс. Она почувствовала, что может горы свернуть, допрыгнуть до луны или спуститься на дно океана. Перед ней открывалось столько возможностей, закрытых для простого человека. Она была избранной, она была супергероем, она является Ледибаг! Маринетт блаженно прикрыла глаза, ощущая свободу движений и небывалую лёгкость. Теперь её ничего не удерживало.

«Хлоп…хлоп…хлоп…» — откуда-то сзади раздались заслуженные аплодисменты.

— Браво! — крикнула Аля, оценивая её превращение. — Выглядишь во! — показала палец вверх завороженная девушка. — Я бы тоже не прочь поспасать Париж в таком прикиде!

— Аля, что ты здесь делаешь?! — взорвалась ошарашенная Леди. Я же говорила тебе спрятаться!

— Там всё равно скучно, акума где-то в другом конце города, — объяснилась Сезер. — Да и теперь я точно убедилась в своих догадках, — хитровато улыбнулась мулатка.

— Здесь нет ничего смешного! — закричала Баг. — Ты наоборот сделала только хуже!

— Ну-ну, — без укоров совести пропела рыжая. — Ты потом мне ещё спасибо скажешь!

— Напомни мне этого не говорить тебе, — съязвила брюнетка. — Ладно, мне пора! — бросила она, доставая с пояса йо-йо.

— Прикрытие обеспечено, — показывая жестом «окей», крикнула на прощание подруга. — А я подожду тебя здесь, нам есть о чём поговорить… — улыбнувшись по-лисьи, заметила она.

Маринетт запрыгнула на крышу школы и осмотрелась. Кота поблизости не намечалось. Она открыла своё йо-йо и залезла посмотреть последние новости, чтобы узнать, с кем бороться-то. Акума разгулялась на славу.

Маринетт вздрогнула от раздавшегося за спиной знакомого баритона…

13.08.20

От Автора:

Молчание — золото* (фр. Le Silence est d’or) французский комедийная мелодрама 1947 года, поставлена режиссёром Рене Клер. Фильм стал победителем Международного кинофестиваля в Локарно 1947 году получив приз за лучший фильм.

И ещё одна глава подошла к концу. Как думаете, что он собирается делать Адриан? Об этом узнаете в следующей главе.

Всем удачи!

ПРОДОЛЖЕНИЕ (29.04.21 в 17:00 по мск)

+57