Фанфик «Герои на каникулах. Глава 10»

Истина где-то рядом…

Автор Гайвер Биоморф

Книга 1 «Маленькие кошмары»

Глава 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

X

Война – приходящее, а музыка – вечное

            После утренней прогулки на танцы уже не тянуло никого. Хоть холм со святилищем и высился, казалось бы, в двух шагах, но лесные тропы оздоровительного променада позволяли блуждать часа три – что и обеспечил утром гид. Потому совет класса во главе с Маринетт, мадам Бюстье и заведующей активно выбирал какое-нибудь неактивное мероприятие на вечер.

            Учительница призывала обратить внимание на творческие мастерские, но Натаниэль уже закончил свой шедевр и временно выдохся, а остальные и так не рвались что-то мастерить. Ким предложил собрать все айфоны, планшеты и включить параллельно один фильм – что-то типа кинотеатра. Но технически это выглядело весьма криво, да и выбор кино грозил затянуться до утра. Хлоя заговорила было о фотосессии с собой и Адрианом на фоне закатного неба, но тот при одном слове «фотосессия» страдальчески привалился к стене. И мигом предложил альтернативу – концерт классической музыки в собственном исполнении.

            Такого рода искусством тоже, мягко говоря, увлекались не все, но отказать Агресту уже не посмели. А уж взрослые и вовсе пребывали в радостном шоке. Мадам Левильон умчалась за нотными книгами мужа, преподавательница же чинно повела подопечных в знакомый холл. Ну а сам музыкант попутно набрал Натали и официальным тоном выразил надежду, что она не настолько занята, как отец, и согласится оценить его «тренировку».

            А причины для такого усердия были… Во-первых, ещё вчера паренёк загадал, что докажет благотворное влияние пансионата на себя. Во-вторых, не без некоторой даже досады, вынужден был признать папину правоту с навязанной программой по фортепиано. Музыка, как и ночные прогулки Кота Нуара, помогала развеяться. А уж поводов для переживаний сегодня накопилось немало.

            И, установив телефон возле потёртых нотных тетрадей, юный пианист принялся чередовать собственный репертуар с найденными мелодиями, вкладывая в музыку всю душу, выплёскивая эмоции от услышанного и пережитого. Поначалу привычно следил, чтоб не сбиться с аккорда, и объявлял название композиции. А потом такие мелочи вовсе отошли на второй план, как и оценка Натали на том конце «провода». Чувства героя, спасшего ничего не подозревающих друзей от потустороннего порождения, чувства юноши, услышавшего трагичную историю таких же героев, чувства любящего сердца, ещё сильнее щемящего при мыслях о собственной напарнице, звучали сами за себя.

            Потом, когда накал немного утих, Адриан глубоко вздохнул, покосился на восторженные лица одноклассников и понял, что не облажался с концертом. Спина уже порядком затекла, и возникла идея театрально встать и раскланяться (так вот зачем музыканты это делают), завершая выступление, когда на последних страницах помимо нот, смутным воспоминанием из детства мелькнули слова.

            — Ну а закончить концерт я бы хотел не то чтобы классикой – хотя, этой песне впору так назваться, — и, перебрав вступительные аккорды, напрочь забыв, что подумает Натали, с некоторой даже для себя неожиданностью, запел:

                        — Луч солнца золотого

                        Тьмы скрыла пелена.

                        И между нами снова

                        Вдруг выросла стена.

            Окончательно растроганная хозяйка пихнула под бок супруга – дескать, смотри, червяк садовый, как надо таланты проявлять. Тот улыбнулся ещё теплее и просто обнял любимую.

                        — Петь птицы перестали,

                        Свет звёзд коснулся крыш.

                        В час грусти и печали

                        Ты голос мой услышь!*

            «Услышь, моя леди. Где бы ты ни была – твой глупый Котик думает о тебе. Знай, я не повторю ошибок своего предка. Я тебя не потеряю и не подведу!»

            Маринетт сидела ни жива, ни мертва. Помимо берущей за душу серенады, какую, при всех романтичных фантазиях, она никак не ожидала от парня своей мечты, накатило другое чувство. Близкое к тому, что подняло с кровати прошлой ночью. Опять с напарником беда? Но нет. Беды в этом духовном сигнале не ощущалось. Скорее, попытка донести что-то важное. Что-то созвучное с этой мелодией. Но не может же быть…

            Не может! И эта непреложная истина всегда размывала и отталкивала на второй план не только попытки сравнить Кота Нуара с Адрианом, но и вообще все размышления.

            Потому девушка, тряхнув головой, лишь раздражённо отогнала их сама и просто отдалась чувствам, не думая ни о чём. Она была счастлива такой заботой и искренне благодарила за неё, параллельно наслаждаясь проникновенной песней другого близкого человека. Или не совсем другого… Душа героини знала и понимала всё куда лучше. И сознание порой лишь мешало в этом.

                        — Ночь пройдёт, наступит утро ясное.

                        Знаю, счастье нас с тобой ждёт.

                        Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная –

                        Солнце взойдёт…

            Так она и сидела, не замечая, как весь класс и работники фермы аплодируют стоя, как Адриан, радостно и удивлённо, отвечает что-то отцу, лично появившемуся на экране телефона. И рассеянно уворачивается от поцелуев повисшей на шее Хлои. Как подружки, во главе с Алей, со шкодливыми минами, на цыпочках прошли мимо, не смея отвлекать от счастливых мечтаний. И лишь потом чья-то мягкая рука на плече привела в чувство.

            Удивлённо хлопая глазами, Маринетт оглядела пустой зал, остановившись на мадам Левильон.

            — Ой! Простите… Кажется, я сегодня здорово устала…

            Хозяйка лишь с умным видом покивала, огляделась, проверяя, действительно ли зал пуст, и заговорщицки снизила тон:

            — Так для кого была последняя песня? Не для тебя ли?

            — Ну что вы! С чего бы?.. В смысле, с чего вы взяли, что она кому-то посвящена?

            — Да уж с чего-то взяла. Скажу больше – ответа на свои серенады он пока не получил. И даже, по-моему, толком сам не знает, кому их поёт. Так что лови момент, девочка. Такие женихи на дороге не валяются.

            — Знаю, — вздохнула та. – Зато таких поклонниц, как я, ему девать некуда.

            — А ему не нужны толпы поклонниц. Ему нужна та самая, единственная, что будет любить не за модельную мордашку и не за папины денежки. Это ведь ты и есть, я угадала?

            Маринетт потупилась, зарделась, тоже украдкой оглядела помещение – и созналась:

            — Да, мадам. Только… он меня не замечает. Я для него «просто друг».

            — Ну как же не замечает – если «друг»? Открою секрет – парни дружбой не разбрасываются. Если это стоящие парни, конечно. Для них дружба поважнее любви порой бывает. Тех поклонниц небось друзьями не зовёт. Так что — гордись!

            — Я горжусь, — девушка задумалась. – И боюсь. Если я признаюсь в своих чувствах – а он уже кому-то серенады поёт… Какая страшная сила может разрушить дружбу?

            — Любовь, — посерьёзнела женщина. – Тут ты права. Просто в лоб заявить – себе дороже. Да и не девичье это дело, первой в любви признаваться. Надо так обернуть, чтоб дошло постепенно и дало время подумать об этих самых чувствах.

            — Но как?

            — Мда, задали вы мне, детки, задачку… Вот что! Ты готовить умеешь?

            — Ну… немного пеку.

            — Да, иногда баловать любимого пирогами – святое дело. Только ключевое слово «иногда». А то вылезет боком. Точнее, пузом, хи-хи. В общем так, сейчас на кухне для вашей братии будет готовиться ужин. Пошли, вклинимся в это дело, да покажу тебе пару рецептов, чтоб и диету модельную не перебить, и за уши не оттащить. Про последний аргумент эти умники обычно забывают – а зря, — мадам Левильон решительно подхватила собеседницу за руку и повела куда-то в недра обширного дома. – Вот угостишь пару раз невзначай яичным салатиком после тяжёлого трудового дня – сразу смекнёт, на ком надо жениться. В курсе небось, где лежит путь к сердцу мужчины?

            — Но… зачем мне помогать? В смысле… я благодарна очень, просто… Вы ведь меня даже не знаете.

            — Как это не знаю! Ты же та самая Маринетт? Да Роуз тобой не нахвалится. Не далее как сегодня хотя бы, кто перед Рейвеном за весь класс поручился? Это, милая, уже о многом говорит. Ну и потом, я не больше твоего хочу, чтоб такой славный мальчуган пропал с этой столичной вертихвосткой.

* * *

            Тикки, украдкой выглядывая из специально для неё оборудованной сумочки-ридикюльчика, наблюдала, как соратница, разлёгшись на кровати, что-то просматривает в своём творческо-дизайнерском альбоме. То сосредоточенно хмурясь и бормоча под нос, то мечтательно поднимая глаза к потолку, то вовсе хихикая, после чего снова углубляясь в изучение рецептов.

            Тревога и умиление боролись в энергетическом сердечке квами. С одной стороны, не нужно было волшебной связи, чтоб видеть яркие и чистые чувства, переполнявшие сердце самой девочки, и невольно передающиеся любому неравнодушному.

            Обретая нового владельца, перебираясь к нему в материальный мир, древнее магическое существо словно начинало новую жизнь, перенимая не только речь и общие познания, но и кое-какие черты характера, интересы, увлечения. Делясь взамен духовными навыками, мудростью поступков и ответственностью в применении силы. Если конечно, эти чувства были изначально не чужды человеку. Вот и теперь не ведавшая понятия «возраст» Тикки ощущала себя молодой, яркой, звонкой – и счастливой, радуясь каждой мелочи. Она откровенно гордилась своей протеже. Такой нежной – и такой сильной, такой наивной – и такой ответственной, такой рассеянно-неуклюжей – и такой талантливой.

            Но с другой стороны давила навалившаяся беда, тайну которой малышка, кажется, начинала понимать. Только рушить это детское счастье древней мрачной историей так не хотелось… К тому же из коридора уже слышались шаги и голоса возвращающихся с ужина ребят.

            И квами, выловив из внутренних карманов сумочки печеньку и трофейный кристалл, тихо выпорхнула в приоткрытое окно. Благо, другой заинтересованный собеседник был неподалёку.

* * *

            Солнце уже закатилось, и маленький фонарик снова пристально шарил по кустам. Неласковые сучья хватали за одежду, коварный каменистый склон грозил отправить вниз кувырком, а вкупе со сгустившимися сумерками были все шансы проглядеть цель поисков, даже попадись она на пути.

            — Ну где же ты? Как могла пропасть, не оставив ни следа? Неужели в этом кургане правда засел хозяин, и теперь требует долю? Ничего, голубчик, посмотрим ещё… Кх-кхм, в смысле, я ведь всегда только за! Сотрудничество – мой конёк! Явись же и мне, о мудрейший! В нынешнее время таким как мы лучше держаться вместе!

            Ответом был лишь затихающий птичий щебет, да чуть слышное скрипучее попискивание выбирающихся на охоту летучих мышей.

            — Завтра ты убедишься в моей искренности, получив кристалл самой чистой души!

______________

* А вот эта песня точно есть во французском переводе. Сам видел! = )

ПРОДОЛЖЕНИЕ (07.11.20 в 17:00 по мск)

40+