Фанфик «Герои на каникулах. Глава 13»

Спящая красавица…

Автор Гайвер Биоморф

Книга 1 «Маленькие кошмары»

Глава 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12

XIII

Тени прошлого

            Обежав холм вокруг и не заметив никаких признаков новых «гнёзд», Кот Нуар вышел к святилищу в изрядном раздражении. Он уже не знал, что думать. Может, он ищет врага, которого нет? Может, это вовсе был единичный случай? Может «семечко» таинственной формы жизни просто прилетело невесть откуда и поразило валявшийся в лесу скелет, да и всё? А может, дело в том, что, несмотря на все способности, охотник-следопыт из Адриана никакой? Ну да не обессудьте – он сын модельера, а не егеря. К сожалению!..

            Поднявшись на каменистое подножие и облокотившись на один из столбов, снова осмотрел лес вокруг. Красиво всё-таки выбрано место – залитая солнцем поляна на фоне залитого солнцем холма, малахитовая стена деревьев, подчёркивающая древнее величие монолитов, торжественный простор… Неужели всё это было создано с целью плодить чудовищ? Или просто используется не по назначению?

            Ещё раз воровато прислушавшись, герой по-кошачьи вскарабкался на столб.

            — Ну же, Младшие боги – пардон, что не по уставу обращаюсь – ответьте мне! Какова ваша цель? И каково мнение о нынешнем использовании этого святилища?

            Мурашками снизу вверх прокатилось странное ощущение. Вековой покой. Жизнь, окружённая жизнью. Сонное сознание, раскинувшееся среди лесной благодати. Листва тянется к солнцу, журчит река, гудит пробуждённой энергией святилище. Сила струится по древним корням к…

            — Ах… — оправдывая свою славу, Кот мягко приземлился на все четыре. Что это было? К чему он только что прикоснулся? Глаза изумлённо повернулись в сторону безмятежно греющейся на солнце лесистой вершины.

            А накладные с виду чёрные уши костюма на лохматой макушке чутко дрогнули в сторону тропинки.

            — Так-так-так. И кто же это у нас тут гуляет не по эксмуррсионному графику? – едва ли не ползком стелясь среди подлеска, шмыгнул навстречу лёгким шагам охотник. – Маринетт?..

* * *

            Она стояла на озарённой солнцем крытой террасе. Широкие ступени плавно сбегали к мощёной тропинке, окружённой кустами кроваво-алых роз. Белокаменные колонны изящно поддерживали высокую лёгкую крышу-навес. Прохладный ветерок теребил кроваво-алые стяги на стенах дворца позади и длинную косу за спиной. Подобно мимолётным воспоминаниям чуть разбавляя укоренившуюся в душе злую скуку и недоверие. Грозной стражей высились до небес горные вершины, окружающие эту уютную цветущую долину…

            А прямо впереди стоял на дорожке тот, кто обещал хоть ненадолго развеять тоску.

            — Надо же, надо же, надо же! – кокетливо-танцующей походкой спорхнула она по ступеням крыльца. – Кто это у нас вылез из норки? Сам великий и грозный Лунный Коготь! А я всегда знала, что этим закончится! – певучий голос на миг перешёл в злобное шипение. Чтобы снова зазвенеть горным ручьём. – Впрочем, солгу, если скажу, что не рада тебя видеть. Давненько мне не бросали вызов достойные. Давненько мне вообще не бросали вызов. Так скучно убивать трусов. В их крови совсем никакой силы. Ой, но где же мои манеры? – обманчиво тонкие руки, затянутые в кроваво-алую материю, раскинулись в мнимом радушии. – Как насчёт обнять напоследок любимую соратницу?

            В ладони молчаливого гостя сверкнуло тонкое серебряное копьё, нешуточно направляя на хозяйку чуть изогнутый узкий наконечник.

            — О, сразу к делу? Котик больше не любит ласковые прелюдии, ха-ха-ха? – она, всё той же лёгкой, гибкой, чуть пьяноватой походкой, двинулась вокруг бесстрастного визитёра, словно норовя окутать невидимой паутиной. – Что, даже на ушко не помурлычешь? Помнишь мои уроки, стало быть? – теперь звонкий голосок просто посерьёзнел. – Не беседуй с тем, кого намерен убить. А вот я такая стала забывчивая… Но ведь так же неинтересно, правда?

            И наконец милое щебетание прервал звучный баритон:

                        — Дьявольский цветок привлекает взор,

                        Глаз своим окрасом опаляя…

                        — Даже если мести плетёт судьба узо-ор,

                        Наказанье деву не постигло до сих пор.* –

            Без паузы мелодично подтянула Кровавая Серьга, снимая с широкого пояса верный летучий кистень. Удар свободного кулачка – и красный диск ощетинился по всему краю лепестками тонких лезвий…

* * *

            — Маринетт! Принцесса, да что с тобой? Очнись! Пожалуйста… — так и этак прыгал Кот Нуар вокруг сидящей в центре площадки девушки, жалея, что просто не перехватил её раньше.

            Увы, теперь попытки подойти ближе, чем на пару шагов терпели фиаско. Герой будто увязал в густой патоке, гасившей любое движение. Это что, расширенная версия его собственной ауры? Подействует ли на неё «Катаклизм»? И, что важнее, как он подействует на саму Маринетт в нынешнем состоянии? Теперь опасения Плагга были понятны.

            — И как же тебя разбудить, спящая красавица? Неужели?.. – медленно и аккуратно юноша протянул руку, запоздало понимая, что чем сильнее удары, тем выше сопротивление.

            Но не успел он коснуться плеча одноклассницы, как сонная улыбка на нежных, не знавших яркой помады, губах сменилась злой усмешкой.

            — Нет!.. Марине-е-е-етт… — липкая сеть, опутав свободную руку, выдернула Нуара из ловушки, как морковку из грядки. И длинным перелётом отправила под самые деревья на краю поляны.

            Приземлившись не так удачно, как хотелось бы, но уже в боевой готовности, герой «включил» собственную невидимую защиту и, брезгливо стряхнув химерную паутину, обернулся.

            Перед ним посреди замшелого склона, гордо подбоченившись и весьма эпично смотрясь на фоне древних обелисков, стояла… сама Смерть.

            Облегчённая и более человекоподобная версия Минотавра была практически лишена плоти, сияя на солнце белыми костями. Зато правую руку вместо ладони венчал узкий, длинный, зеленовато-серый семипалый бутон. Это что, истинная форма химерной культуры? Ноги вовсе не имели ступней, балансируя на острых колышках и заставляя вспомнить то ли балерину, то ли парящее привидение. Голову и плечи укрывала грива-капюшон из грубых чешуй, похожих на древесную кору. Лицо (если оно вообще было) скрывала берестяная маска. Белый лоскут без прикрас, лишь три узкие прорези складывались в хитровато-добродушную улыбку-смайлик. Ну а вместо левой ладони, небрежно и недвусмысленно был приживлён серп.

            Втянув хлыст в лапу-бутон, химера нелепой (но тем-то и жуткой), дёргано-выгибающейся походкой двинулась к противнику.

            — Потанцуем, куколка? – оскалившись в фирменной улыбке, выхватил палицу тот. – Только с тобой я уже церемяуниться не буду!

* * *

            В просторном дворцовом зале, под высокими, гулкими сводчатыми потолками, на мозаичном мраморном полу, в свете лучей из высоких стрельчатых окон, обрамлённых кроваво-алыми портьерами, схватка былых союзников напоминала танец. Обладательница древнего талисмана Удачи словно и не пыталась уворачиваться или отражать удары. Лишь кружилась, прыгала, гибко и непредсказуемо отклонялась в разные стороны. А её небывалое оружие, жужжа лезвиями, хищным жуком порхало на тонкой цепочке, норовя поразить противника столь же непредсказуемыми налётами-ударами.

            Тот тоже мелькал эфемерно-неуловимым сгустком тьмы. Его движения были стремительны, точны и бесстрастно-методичны. Каждый удар серебряного копья и острых когтей был нацелен на смерть. Любой сторонний наблюдатель ни секунды не сомневался бы, кто тут злодей. Но именно на стороне чёрного убийцы была правда, благословение исстрадавшегося народа, воля Ордена Хранителей и… столь же древний талисман Несчастья. Убийственные удары промахивались мимо такой беспечной цели на волосок, вызывая лишь звонкий смех. В то время как на чёрной накидке, расшитой серебристым мехом и не раз посрамлявшей даже стальные кольчуги, уже красовались несколько разрезов.

            — Какой же ты скучный! – жук-кистень мелькнул красной молнией, обвивая за ногу.

            Воин бестелесно выскользнул из затягивающейся петли, но лезвия наискось полоснули по лодыжке, рассекая меховую оторочку и высокое голенище. А чёрно-красный кулачок метнувшейся в прыжке насмешницы неласково врезался под дых.

                        — Дьявольский цветок привлекает взор,

                        Глаз кровавым цветом опаляя.

                        Как бы не манили прекрасные цветы –

                        Больно ранят душу острые шипы.

            Поймав оружие, фурия соблазнительным жестом лизнула обагрённый кровью лепесток и, той же вихляюще-танцующей походкой, приблизилась к отлетевшему на несколько шагов и распластавшемуся навзничь мстителю. Предусмотрительно остановилась с той стороны, где по узорчатому мрамору растеклась тёмная лужа.

            — Серьёзно, котик – и это всё? А я надеялась, что хоть ты меня не разочаруешь.

            И тот не разочаровал. Копьё, магически удлиняясь, выстрелило в цель, вынуждая впервые по-настоящему уклониться. Остриё который раз просвистело в миллиметре от эффектно затянутой в алую ткань груди… Только рукоятка вытянулась тоже, подбрасывая хозяина вперёд и позволяя, с болезненным рыком, но от всей души, врезать раненой ногой.

            С удивлённым писком «хозяйка бала» пролетела половину зала и шмякнулась о стену возле сводчатого дверного проёма. Мрачный гость, окончательно уподобившись дикому зверю, галопом кинулся следом, почти не отставая.

            Взметнулась красная рука, отражая лезвие, сверкнули серебряные когти, перехватывая «дьявольский цветок» и, сцепившись клубком, бойцы вылетели в боковой коридор, вынесли какую-то дверь и покатились по длинной каменной лестнице в не менее роскошное, но уже не такое приветливое помещение…

* * *

            Неуклюжая на вид костяная кукла на поверку оказалась куда опаснее громилы-Минотавра. Нелепо выламываясь, танцуя на своих колышках, стреляя паутинным хлыстом и размахивая серпом, она не уступала в ловкости супергерою, то увёртываясь от ударов и ускользая из когтей, то наседая в ответ и норовя сбить с ног. Попытка скрыться в лесу не дала результатов. Да, «костыли» химеры увязали в палой листве, а кусты мешали бегать. Но она просто перешла на ветви и стволы, отталкиваясь и порхая на ниточке не хуже ЛедиБаг.

            Откуда у столь несуразного создания могла взяться подобная боевая техника? Неужели всё дело в Маринетт? Неужели её добрая душа, заточённая в кристалле и одурманенная чарами, была способна на такое?

            Ну да Кот Нуар тоже знал толк в эквилибристике. Убрав шест, он взлетел на дерево, и теперь порхал с той же грацией, выискивая слабину костлявой гимнастки. Это больше напоминало игру, чем сражение. «Смерть» пыталась заарканить противника, сбросив с очередной ветки. А юноша норовил в прыжке сграбастать юркую химеру. Оба не желали уступать и, проявляя завидную выносливость, грозили затянуть догонялки до вечера.

            Какая-то часть кошачьей натуры даже не возражала. Игра определённо была в его духе, но мысли о Маринетт отрезвляли. Вот только как поймать чертовку? Хитрые планы не были его коньком.

            «Ох, моя леди, как ты тут сейчас нужна! Ты бы призвала Счастливый Шанс, придумала ловушку, я выцарапал бы кристалл душ и пошутил для разрядки на тему, что даже Смерть не разлучит нас. А хотя… Это ведь не акума. И я сам обещал не церемониться с ней. А стало быть!»

            — Котоклизм!

            Он замер в широкой древесной развилке и поманил гомункула окутанным тёмной энергией когтем.

            — Как говорят злодеи – мне надоело играть.

            Та тоже выскочила на толстую ветку, прыжком развернулась к открывшейся цели и, уцепившись серпом за ствол, стрельнула сетью. Нуар поймал мерзкий снаряд, и сила разрушения прокатилась по химерной плоти, уже без колебаний испепеляя её до… основания хлыста, решительно перерубленного лезвием!

            Болезненно встряхнув мутированной конечностью, Смерть снова выпрямилась и в свою очередь поманила парня узким лепестком-щупальцем.

            Наверно впервые за всю геройскую карьеру тому стало по-настоящему страшно…

______________

* Песня Вокалоидов «Дочь зла». Тоже гремит по всему миру.

ПРОДОЛЖЕНИЕ (19.11.20 в 17:00 по мск)

44+