Фанфик «Герои на каникулах-2. Глава 6»

Без акумы не обойдемся!

Автор Гайвер Биоморф

Книга 1 «Маленькие кошмары»

Часть 1. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Часть 2. Главы 1, 2, 3, 4, 5

VI

Лети навстречу Судьбе

            — Включите звук погромче и не забудьте надеть очки – это срочный выпуск новостей! Не пугайтесь – с вами всё та же старая добрая Надя Шамак, — вещала с экрана большого Хлоиного ноута бойкая старушка с окрашенными в тёмно-медный цвет волосами, опирающаяся, как на клюку, на высокий штатив. Это выглядело нелепой шуткой, но в её ухоженном, почти без морщин, лице действительно можно было узнать вездесущую работницу массовой информации – только постаревшую лет на тридцать пять. – Новая акума зовёт себя… как там? Фаталия!* Она угрожает превратить весь Париж в дом престарелых, ежели ЛедиБаг и Кот Нуар не отдадут свои талисманы. Сама виновница от комментариев отказалася, заявив лишь, цитирую: «я научу вас уважать старших», и сейчас направляется… Да не тряси ты камерой, дед – на нас вся страна смотрит!

            Действительно подрагивающее изображение переместилось на одну из парижских улиц, по которой царственно шествовала, удаляясь, высокая фигура в тёмном развевающемся балахоне и с длинным витым посохом в руке. А тут и там удивлённо оглядывали себя множество стариков.

            Маринетт, впрочем, не сильно интересовало, куда на данный момент направляется злодейка. Главным был вопрос, как добраться туда же самой, да побыстрее. С такими мыслями она выскользнула из столовой, оставив народ во главе с мадам Бюстье смотреть новости, рассеянно извинилась, натолкнувшись на тоже торопившегося куда-то Адриана и метнулась вверх по лестнице.

            А надевая сумочку, запихивая во внутренний её кармашек свежие печеньки, прихваченные в той же столовой и доставая взамен заветную коробочку, чувствовала, как остатки вчерашней хандры уступают азартной решимости. Некогда раскисать – Парижу нужна ЛедиБаг! А снова выскочив в коридор и убедившись, что вокруг пусто, открыла коробочку. В ней… тоже лежали печеньки. Точнее маленькие, похожие на разноцветное драже, макаруны.

            — Говоришь, настала пора секретного оружия? – взяла девушка бледно-жёлтую и покосилась на широкие луга за околицей.

            — Что делают божьи коровки по весне? – подмигнула квами.

            — Расправляют крылья! – и, глядя как малышка моментально сжевала замаскированное под обычное лакомство стихийное зелье, торжественно изрекла: — Тикки, преображение!

            Та крутанулась на месте маленьким красным вихрем и действительно преобразилась. Усики обзавелись перовидной бахромой, как у шелкопряда, за спиной розовато замерцал воздушно-призрачный плащик, а прядки хвостика вытянулись длинными развевающимися лентами. Даже обращаться к «новой» квами следовало иначе.

            — Улетикки! – резюмировала та последний пункт.

            — Ух, я волнуюсь. Первый раз мы это делали под присмотром мастера Фу.

            — Это твой день, героиня! – отсалютовала кулачком маленькая соратница.

            — Да. Улетикки, в крапинку!

            Розово-алая вспышка затерялась в бьющем с балкона солнце, и под его лучи вышла обновлённая ЛедиБаг. Хвостики причёски стали пышнее и лохматее, маска оттопырилась в стороны уголками-крылышками, от колен до щиколоток протянулось с внешней стороны по бахромчатому «элерону», с плеч на спину переходили небольшие пластины по типу жучиных надкрылий, а пятна на боках вытянулись более динамичными овалами.

            Осмотрев себя, оставшееся прежним боло (только те же пятна стали чуть каплевиднее) и двор пансионата, героиня привычно глубоко вздохнула… И вот тут начались чудеса. Аура невесомости не просто разрослась в груди, окутывая невидимым облаком, распределяющим на себя часть веса. Она буквально разразилась широкими, по-прежнему невидимыми, но странным образом ощутимыми потоками. И постепенно оформилась лопастями за спиной, на руках и ногах.

            Прыжок – и два таких потока пружинами бросили хозяйку куда выше и дальше обычного. Взмах рук – и полёт обрёл направленность. В лес, от посторонних глаз подальше. Непривычное усилие воли – и несколько пар широких лопастей вокруг поймали ветер, бумажным змеем неся девушку над деревьями без всяких буксиров.

            — Ха-ха-ха, здорово! – отважно снизившись, прошелестела она рукой по листве. Потом вовсе нырнула под полог ветвей навстречу блеснувшей речушке, почти задевая «крыльями» стволы вокруг и виражами следуя её изгибам. Прочертила красным пальчиком по воде длинную полосу брызг и, махом свернув всю ауру плотной стрелой, юркнула в просвет. Чтобы снова расправить чуть заметно переливающиеся на солнце лопасти, волнообразными взмахами несясь выше и выше.

                        — Верни им небо, тоску по дому утоли.

                        Посеребри им путь звёздной пылью.

                        Верни им небо, хозяин света и любви.

                        И в знак прощенья – дай вновь крылья!

                        Дай вновь крылья им!.. -**

            Рвалась из груди песня, дыхание перехватывало от восторга, ветер нёсся в лицо – но не бил, а рассекаемый той же аурой, упруго скользил вдоль тела. Лес с холмом и полянами, луга с перелесками, поля с домишками соседних ферм всё шире расстилались внизу пёстрым ковром. И вот вдали на горизонте, россыпью детского конструктора на этом ковре, замаячил родной Париж.

            Остановившись, ЛедиБаг зависла в классической позе летающих супергероев с одной поджатой ногой. Каждый вздох был особенным, не позволяя забыться и упасть, гоня новые волны силы в широко распростёртые крылья и теребя развевающиеся волосы.

            — Эх, видел бы меня Кот Нуар… Да и на него в таком виде любопытно было бы глянуть. А пока надо, пожалуй, поторопиться. Ни ему, ни репортёрам не обязательно знать, где я болтаюсь.

            И, бросив всю свободную ауру в реактивный толчок, красным истребителем помчалась к цели.

* * *

            Фигура в балахоне, по-прежнему царственно опираясь на посох, украшенный наверху большими песочными часами, неспешно шагала через мост Искусств. Она не глядела по сторонам, не толкала речей, не бросалась магическими атаками. Просто шла – медленно и неотвратимо. А с моста и набережной позади спешно разбредались старики и старушки. На середине, однако, уже стоял незыблемой стеной кордон полиции со щитами.

            — Мадам Фаталия, смею вас заверить – законы нашего города предписывают с уважением относиться к людям преклонного возраста, — вещал в мегафон лейтенант Роджер. – С пенсиями и льготами также нет проблем. Потому ваша демонстрация излишня и может расцениваться лишь как нарушение… кхе-кхе!

            Выбивавшиеся из-под фуражки рыжие волосы активиста поседели, щёки обвисли, живот не то чтобы увеличился, но округлился ещё рельефнее, а голос сбился на дребезжание. Остальные сотрудники лишь обессиленно опёрлись на собственные щиты. Глухие шлемы на головах не дали увидеть изменений, но явно и не предотвратили их.

            — Отбой преображения! – с сожалением скомандовала ЛедиБаг, твёрдо приземляясь на крайнюю крышу и с тревогой наблюдая, как акума небрежно распихивает посохом пошатнувшийся кордон.

            — Я научу вас уважать старших! – раскатился над рекой не особо громкий, но излучающий сталь женский голос.

            — Кот Нуар, где ты? – раскрыла девушка диск коммуникатором.

            — Бегу, моя леди! Задержался няумного – но уже лечу к тебе на крыльях любви! – судя по мелькающим на экране домам, тот пересекал пригород.

            — Да, день у нас выдался полётный…

            — Что?

            — Говорю – не вздумай выделываться перед этой злодейкой. Всякий, кто к ней приблизится – просто стареет.

            — Не переживай, солнышко! Мои шутки никогда не выйдут из моды!

            — Потому что никогда в моде и не были, — опустила диск ЛедиБаг и спрыгнула на боковую улочку.

            Напугав чету стариков, что, заботливо поддерживая друг дружку, ковыляла подальше с места событий.

            — Ой, простите!..

            — ЛедиБаг, как хорошо, что ты здесь, — прошамкал тощий дед с жиденьким седым «ирокезом» на голове и мешком висящей кожанке с заклёпками. – Погляди, что она, окаянная, с нами сотворила! Мне ведь только двадцать два.

            — А мне девятнадцать… — закрыла морщинистыми ладонями яркий макияж маленькая, но ещё бодрая с виду бабулька.

            — Я верну вашу молодость, обещаю! Но вы не заметили, чем именно она действует на людей?

            — Я… не знаю, — оглянулась заколдованная. – Мы просто гуляли по мосту, подумывали тоже повесить замочек на перилах. А потом как будто глаза песком запорошило, слабость накатила и… вот.

            — Точно! – кивнул бывший юноша. – Как старой пылью пахнуло – я аж закашлялся.

            — Пыль… Кашель… Песок… Ну конечно! – хлопнула в ладоши героиня. И, быстро доведя советчиков до лавочки у ближайшего подъезда, заверила: — Я научу её… что возраст – не главное!

            — Удачи тебе, внученька! – замахали руками те вслед.

______________

* Судьба, рок. Как вариант – неизбежность.
** Группа Катарсис. «Крылья»

ПРОДОЛЖЕНИЕ (27.12.20 в 17:00 по мск)

+36