Фанфик «Герои на каникулах-3. Глава 2»

«Похоже, нас приглашают в гости. Или в ловушку…»

Автор Гайвер Биоморф

Книга 1 «Маленькие кошмары»

Часть 1. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Часть 2. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13

Часть 3. Главы 1

II

В гостях у сказки

            И вот уже ноги посетителей по щиколотку утонули в ковре из пышного мха. Если бы не он, можно было подумать, что вокруг прежняя лесная «арена». Те же сглаженные глыбы, выложенные концентрическими кругами. Тот же предрассветный сумрак – хотя солнце ещё вряд ли поднялось над горизонтом, и в глубокий колодец проникать никак не могло. Тот же свежий воздух, напоенный влагой, ароматом зелени, но без намёка на подземную затхлость. Только вместо столбов, приблизившись вдвое, высились такие же замшелые стены, образуя круглую залу с высоким – этажа в два, сводчатым потолком, переходящим посередине в трубу колодца.

            — Это что, иллюзия? – подошёл к стене Нуар, убеждаясь в её материальности.

            — На меня не смотри, — развела руками Рена, уже заглядывающая в почти такой же высокий сводчатый проём уходящего в темноту коридора. – Похоже, нас приглашают в гости. Или в ловушку…

            — Держитесь рядом, — первой шагнула в неизвестность ЛедиБаг.

            — С удовольствием! – подскочил напарник, снова включая фонарик.

            В коридор непонятным образом разлившийся свет всё-таки уже не проникал. Мох уступил место голому камню, убавляя желание снять трансформацию и пройтись босиком. Зато мощный зеленоватый луч начал выхватывать рисунки на стенах, слишком талантливые для пещерной живописи, хотя и до фресок настоящего Нотр-Дама не дотягивающие.

            Высокий потолок и нескончаемость коридора позволили древним художникам отвести душу, изображая всадников, лодки на волнах, воинов с палицами и секирами едва ли не в полный рост. А фигуры божественного характера – так и выше. Вот статная женщина с пышными, как у Руж, зеленоватыми волосами, только куда длиннее, несёт в руках нечто сияющее, бросая лучи во все стороны. Вот толпа народа идёт по белокаменному мосту к знакомому возвышению с тёмными столбами, от вершин которых тянутся куда-то вверх непонятные изогнутые линии – то ли струйки дыма, то ли какие-то стебли. Вот атлетически сложённый бородач, в лучших традициях Геркулеса раздетый по пояс, схватился в кулачном бою со… скелетом?!

            — Эй, ребята, да это же наш клиент!.. – спешно понизила голос (разгулявшийся по галерее гулким эхом) самая приметливая из героев.

            Фонарь Нуара, метнувшись назад, снова осветил когда-то белый череп с едва заметными лиловыми точками в глазницах.

            — Когда, говоришь, жил тот алхимик-изобретатель? – тоже присмотрелась к рисунку Лиса, отмечая прочерченные той же лиловой краской мускулы на костях «реслера».

            — Не помню, — как можно беспечнее пожал плечами хитрец. – То ли тыщу лет назад, то ли больше. И не здесь.

            — Ещё интереснее, — снова включила зеркальце-коммуникатор журналистка, снимая «покадрово» изображённый поединок. Вот противники бьют себя в грудь, бросая вызов, вот дерутся, вот поверженный скелет стоит на коленях, а победитель вздымает над головой трофейную костяную руку. – Кажется, эта технология куда древнее.

            — Ладно, идём, — мягко потянула подругу за ухо ЛедиБаг. – А то до вечера не доберёмся.

            — Эх, и то верно, — вздохнула та, «щёлкнув» напоследок плывущий в облаках летучий корабль (обычную на вид парусную ладью без претензий на стилизованный НЛО) и неохотно выключая девайс. – Носом чую – главная сенса… в смысле, тайна впереди.

            — Тогда бегом, чтоб не отвлекаться! – махнул фонариком Кот, бросаясь в темноту и сожалея, что не может пуститься привычным галопом. – Кто последний – тот мышиный хвост!

            — Угодишь в ловушку – не забудь мяукнуть, чтоб мы её обошли! – рванула следом Рена.

            Леди только покачала головой, догоняя друзей. Было ясно, что они маскируют озорной бравадой страх перед неведомым.

            Длинный туннель едва заметно спускался вниз, но не преподнёс ни одного сюрприза – ни ловушки, ни упавшего на дорогу булыжника, ни даже паутины в лицо. Хотя, судя по замшелости «прихожей», не пользовались им очень, очень давно. Не искушённые в реалиях древней архитектуры, ребята не оценили ни параметры коридора (позволяющие свободно бежать плечом к плечу), ни его прямоту (светлая точка выхода уже маячила впереди), ни размеры и гладкость плит, ни тот факт, что вода реки и корни деревьев не добрались сюда за века. Они просто верили в чудеса.

            И чудеса не заставили себя ждать. Вот свет стал ярче, вот по углам и стенам (не трогая середину прохода) потянулись-таки корни, вот уже впереди, словно причудливой резьбой, обрамлённая переплетениями тех же корней, показалась арка выхода. Рена Руж, сбавляя ход вместе со всеми, недоверчиво принюхалась.

            — Ну что?

            — Вроде сад, как сад. Но что-то такое неясное в воздухе витает.

            Держа наготове волшебные инструменты, но старательно не думая о них, как об оружии, троица снова ступила на моховой ковёр. И замерла в «дверях».

            Озарённое мягким рассветным светом без теней, перед ними раскинулось пространство пошире площади Вогезов, у которой жила Маринетт. Более подробно описать его было сложно. Всюду буяла зелень. Порослью кустарника оплела она высоченные, намного превосходящие дома вокруг той же площади, наклонные стены. Ещё более пышным, влажным ковром мха расстелилась перед гостями. Узорчатым плетением вьющихся стеблей окутала уходящие ввысь колонны. Прозрачной сенью ветвей образовала равномерный сплошной купол, поддерживаемый ими. Тёплой дымкой наполнила сам воздух, скрадывая очертания и придавая таинственности этой не то долине, не то пещере.

            — Какая красота!..

            — Немурреально!..

            — Где это мы?..

            В торжественной тишине, нарушаемой лишь журчанием нескольких ручейков, струящихся из стен куда-то к середине, восторженный шёпот ребят показался громким, но не нарушал её. Окружающая красота словно просила, чтоб её, наконец, оценили.

            ЛедиБаг первой набралась смелости, шагнула вперёд и… со смехом закружилась, раскинув руки, среди полевых цветов, плотными скоплениями-подушками размером с клумбу, украшавших моховой ковёр.

            Нуар, отложив на потом комплименты, кто самый прекрасный цветок этого сада, лишь с улыбкой любовался.

            А Рена снова включила коммуникатор, запечатлевая невиданную лесную архитектуру, но не решаясь по-журналистски комментировать её. Потом что-то переключила на экранчике и нахмурилась.

            — Кажется, я поняла, где мы. Вот только… — она подняла глаза и камеру к беспрепятственно пропускающему свет куполу.

            — Я тоже догадываюсь, — остановилась Божья Коровка на краю.

            Площадка, на которую вышли гости, оказалась лишь верхним ярусом. Широким круговым балконом огибала она проём, на дне которого (тоже довольно далеко внизу) блестела вода. Всю её гладь занимали листья и цветы кувшинок, а также широко раскинувшиеся корни центральной колонны.

            — И даже догадываюсь, кто садовник этого чудесного сада.

            Остальные тоже подошли. Могучая башня шириной с дом также была сплетена из «лоз», не уступающих древесным стволам. Ветви её разбегались по куполу где-то в зыбком мареве. А выше уровня балкона выделялось массивное утолщение, словно стволы погребли под собой что-то размером с автобус, расплывающееся книзу в древесном хаосе и выступающее поверху длинным клювообразным навесом замшело-синеватого оттенка.

            — Аладао…

            — Младший бог…

            — Крутотень!..

            И, словно отвечая на любопытство визитёров, корни-веки под этим козырьком зашевелились, развернулись в стороны семигранным бутоном, являя сияющую, клубящуюся внутренней энергией сферу побольше автобусного колеса.

            «С чем вы пожаловали в мой курган, дети?»

ПРОДОЛЖЕНИЕ (04.02.21 в 17:00 по мск)

+39