Фанфик «Герои на каникулах-3. Глава 3»

«Мы пришли за ответами…»

Автор Гайвер Биоморф

Книга 1 «Маленькие кошмары»

Часть 1. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Часть 2. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13

Часть 3. Главы 1, 2

III

Из глубины веков

            Несколько секунд герои стояли онемело. Лишь волшебное оружие в руках привычно раскрутилось красноватым щитом, серебряным колесом и воздушным зонтиком-воронкой. Однако во «взгляде» многослойно переливающегося энергетического сгустка под сурово надвинутым козырьком не было ни угрозы, ни подозрения, ни намёков на гипноз. Хотя причудливые вихри и потоки всех оттенков серо-голубого завораживали… Лишь неспешное, в какой-то мере ленивое, любопытство.

            — М-мяу… М-мы не дети… — только и пискнул Кот, так же привычно норовя заслонить свою Леди.

            Та тоже кое-как пришла в себя, решительно убрала кругляш на пояс и, отстранив за плечо верного рыцаря, шагнула вперёд:

            — Мы пришли за ответами.

            «Так задавайте вопросы» — телепатический голос, отдаваясь в слуховом восприятии лишь чем-то похожим на медлительный рокочущий скрип, не содержал слов. Образы и понятия просто переливались в сознание, позволяя собеседникам самим облечь их в привычную для себя форму.

            И пока контактёрша с неведомым снова опешила от столь лёгкого согласия, взяла слово Лиса:

            — Правда? Можно?! Класс! А вы кто? Настоящий последний представитель древней нечеловеческой цивилизации?! Сколько же вам лет? Зачем вы вросли в колонну и как выглядели изначально? Куда делись остальные, и почему о них не осталось исторических данных? – зачастила она с пулемётной скоростью. – Этот сад – ваша работа? Вы тут вроде смотрителя? Очень красиво, кстати! Так тихо, уютно, волшебно… Только как сюда попадает свет, если, я так понимаю, мы под холмом Семи Дорог?..

            — Рена Руж! – окончательно очнулись оба товарища.

            — Что? – опустила уши та. – Интересно же…

            «Любознательное дитя, — потеплела неким эквивалентом улыбки мыслеречь, а в сиянии сферы замелькали золотистые искры. – Вот почему я всегда симпатизировал вашему народу. Такие яркие, сильные чувства. Такое рвение к познанию и саморазвитию, пусть и, как правило, необдуманное. Потому я выбрал закончить свой жизненный путь под Семигранным Куполом. Теперь это мой курган»

            — Кажется, я поняла, — потёрла виски летописица. – Это действительно древние, могучие, бессмертные существа. Растительной природы… — по-новому взглянула она на лианы-гирлянды, тянущиеся от места заточения Смотрителя к соседним колоннам и пышно поросшие длинными листьями-лентами странного голубоватого оттенка. – Устав же от бессмертия, пускают корни в прямом смысле.

            — А это место было чем-то вроде базы или зала советов, — оглядел туманные дали помещения Нуар. Тут и там в стенах виднелись другие обросшие проходы, порой куда выше того, из которого явились гости. – Кто здесь собирался? Какие вопросы решал?.. Ой, дамы, кажется, под «детьми» подразумевалась степень развития нашей цивилизации!

            — И, как я погляжу, контакт с таким разумом, даже спящим, нелегко даётся, — присмотрелась к ошарашенным напарникам ЛедиБаг. – Наверно, будет лучше спрашивать по существу.

            — Эх, такой кладезь мудрости пропадает, — грустно подняла глаза блогерша на искрящуюся улыбчивыми золотинками сферу. – Вы ведь не собираетесь стирать нам память, или… вроде того? Мы умеем хранить секреты, честно!

            «Да, нынешним людям лучше не знать моего секрета. Вам я открыл вход, потому что увидел вашу цель. Сохранить баланс и не допустить ищущего власти человека до силы бога. Это разумно. И сами вы весьма интересны, — серьги, перстень и подвеска разом засияли от прикосновения незримой силы. – Наслышан о подобных духовных симбионтах, но наблюдаю впервые. Две души в одном теле – изобретательно. Так что же именно вы хотите для себя прояснить?»

            — Ну, для начала хотелось бы узнать побольше об этой… технологии, — ЛедиБаг снова переглянулась с друзьями и подняла в руке два кристалла – трофей минувшей ночи и подарочек от Кота. Её первая добыча осталась у Хранителя на всякий случай. А теперь два камешка – полностью очищенный и просто разряженный – также засияли в свете правековой мудрости, приподнявшись из красной ладошки.

            «О, кристаллы ярости из Гипербореи. Долгий путь они прошли. Вряд ли их история продвинет вас в нынешней миссии. Но – узрите»

            Сфера аладао тоже вспыхнула ярче, рыжие локоны, тёмные хвостики и соломенные вихры словно всколыхнуло порывом ветра – и вот вместо бассейна с лилиями перед тремя друзьями бескрайнее неприветливое море.

            Вдали белеют утёсы вечных льдов, в другой стороне за морозным туманом, мало от них отличимые, высятся заснеженные скалы северных берегов, вокруг также в изобилии пестрят гигантские айсберги и мелкие острые льдинки. Свирепые ветра гонят по небу холодные снежные тучи. И среди всего этого сурового пейзажа, укрытый от непогоды и посторонних взглядов чудесной завесой, раскинулся райский остров.

            Гигантские отроги-волнорезы, оплетённые корнями (или целиком сплетённые из них?), стволы-небоскрёбы, перевитые «ниточками» подвесных мостов-дорог и увешанные «ёлочными игрушками» гнёзд-жилищ, белокаменные причудливые храмы в уютных чашах долин, похожих на сад Смотрителя, только в разы больше, летучие корабли, швартующиеся к циклопическим ветвям, порхающих среди зелени то ли фей, то ли ангелов, ещё более причудливых сказочных существ, бродящих под необъятной сенью – а также очень многие другие чудеса можно созерцать бесконечно. Но всё это пёстрым калейдоскопом проносится перед глазами, словно в волшебном сне или ускоренной перемотке.

            И вот уже перед зрителями менее живописные, но не менее впечатляющие размахом пещеры где-то в недрах живого острова. Тёмные, сырые, пестрящие лужами стекающей сверху дождевой и просачивающейся извне морской воды, они годятся на декорацию для ужастика. Тем более что стены и колонны состоят из тех же корней, поросших огромными, мраморно-белыми грибами, в лужах копошится что-то малоприятное, а тут и там деловито бродят… скелеты.

            Сторонних подсказок никто не заметил. Но, глядя как нежить устраивает себе гнёзда-могилки из прелой листвы, гложет мраморные грибы, лишённые шляпок и сами похожие на кости, временами вставляет взамен извлечённый из глазницы кристалл, чтобы вырастить себе подобного, да дерётся друг с другом, отламывая в знак победы косточку-другую – становится понятно, что это не просто подвальные вредители.

            Сырые подземелья питали влагой корни великого древа, грибы отфильтровывали и накапливали в себе морскую соль, а скелеты были приставлены к ним садовниками. Будучи, по сути, детищами той же грибницы, они питались растительными останками, прочим мусором и солью, концентрируя её в костях до воистину мраморной твёрдости. А потом, просто для интереса, кто-то научил их сражаться.

            В точности копируя опорно-двигательный аппарат человека, гомункулы обладали всеми его сильными и слабыми сторонами, служа тренировочными манекенами для гиперборейских борцов и неиссякаемым источником «мрамора» для ремесленников. Волшебные кристаллы тоже нашли применение в ювелирном деле и медицине. Так что плодиться, размножаться, нагуливать мрамор на нескончаемом солёном пиру и оттачивать между собой рукопашные приёмы новоявленный биомеханический вид имел все основания.

            Но не всё так сказочно шло на райском острове. Даже в те неизмеримо далёкие времена находились и разбойники, посягающие на дивное богатство, и целые народы, завидующие соседскому благополучию. Либо просто следующие правилу: хочешь мира – готовься к войне. Может и сами реслеры-костоломы были не прочь размяться с живыми противниками – кто знает.

            Но вот уже из высоченных створчатых дверей зала советов, едва ли не навстречу троим героям, выходит… валькирия. Худая и по-птичьи лёгкая, но крепкая и явно боевая дева, чья не совсем человеческая природа представлена не только парой широких крыльев за спиной. Которыми, оставшись наедине и отбросив деловитость, она радостно взмахивает. Демонстрируя крепкие лопасти, слишком крупные и малочисленные для перьев, зато немного схожие со стрекозиными крылышками феи. Или раздельными перепонками летучей мыши.

            А повод для радости есть. В цепких пальчиках диковинной воительницы сияет маленький, клубящийся и переливающийся внутренним пламенем шарик, схожий с оком Смотрителя. Только красно-лиловый, как кристаллы ярости.

            Носители этих кристаллов не имели собственного сознания, разве что на уровне примитивных животных или тех же зомби. Их «чипы» содержали лишь двигательные функции, да ещё накопленные боевые данные в качестве бонуса. С оружием против них никто не шёл, дабы не подсказать, что драться можно и палкой. Наказание за нарушение было суровым, а «шибко умные» скелеты уничтожались. Потому что слишком опасны неконтролируемые, самообучающиеся боевые машины. Не место им ни в спорте, ни даже на войне. Так что решение далось совету нелегко…

            Но «боевая фея», уставшая транспортировать убитым горем родным тела павших солдат, была напориста. Она обещала взять всю ответственность на себя.

            И вот уже на вражеские берега десантируется новое поколение костяных воинов. Более крупные, массивные, жуткие, облачённые в сверкающие доспехи из того же живого мрамора и на сей раз вооружённые до зубов, они внушают благоговейно-суеверный ужас одним своим видом. А нечувствительность к боли и беспощадность дополняют картину.

            Бегут в панике враги, бросая оружие, напрасно молят жрецы богов смерти вернуть покой «воскрешённым», горят дома, пирует нежить на развалинах! Пожирая без разбора содержимое амбаров, сами обломки посочнее и тела убитых, дабы пополнить соляную структуру настоящей костной да усилить химерную плоть свежей мускулатурой.

            А сверху взирает на это всё новоявленная Немезида. Приняв толику силы аладао, она здорово эволюционировала. Волосы и «перья», развевающиеся длинными лентами, окрасились в тот же жутковатый оттенок ярости, дополнившийся узорами на коже, что словно срослась с красочным доспехом. Величие и мощь аурой окутывают обманчиво тонкую фигурку. А в глазах клубится и переливается пламя войны.

                        — Звучит в ночи раскатом грома

                        Их тяжкий шаг.

                        Объятый страхом незнакомым

                        Я, слаб и наг,

                        На ложе корчусь. А на гребнях

                        Высоких крыш

                        Удар могучих крыльев древних

                        Колеблет тишь…

            Соратники оглянулись на Рену Руж, и видение расплылось. Оно не пугало детальностью реализма – воспринималось на уровне картинок в учебнике истории или не особо кошмарного сна. Впрочем, сам факт созерцания тысячелетних событий во плоти будоражил сознание не меньше, чем общение с Младшим богом.

            — Кажется, я догадываюсь, чем дело кончилось, – продолжила Лиса. – Девочка вошла во вкус, подалась по завоевательным походам – и в итоге с неё стребовали обещанную ответственность.

            «Подробностей не знаю сам, — напомнил о себе Смотритель. – Но если она объединила жизнесферу с собой, то фактически стала представителем нашей расы. А если отдала её обратно… Для аладао это окончательная смерть. Жизнесфера – средоточие силы и сосуд для души. Что же до ваших трофеев, то они напоминают прежние кристаллы ярости, только более развитые. Похожие на осколки чего-то большего. Поведайте подробнее о творении, с которым сражались этой ночью?»

            — А что, дамы – порадуем и мы доброго хозяина героической балладой о славном подвиге?

            — Да!

            — Ох, ты неисправим…

            — И мы это уже обсуждали, миледи…

ПРОДОЛЖЕНИЕ (07.03.21 в 17:00 по мск)

+38