Фанфик «Герои на каникулах-3. Глава 14»

Вы будете плакать…

Автор Гайвер Биоморф

Книга 1 «Маленькие кошмары»

Часть 1. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Часть 2. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13

Часть 3. Главы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13

XIV

Иногда они возвращаются

            Дождь продолжал заливать пастбище, лес и тёмные, без единого огонька, здания фермы. Скрылись ли их обитатели в бомбоубежище? Или лишь припомнили дорогу туда, надеясь на своих героев?..

            Вспомнилось, как начинающая и неопытная ЛедиБаг, только осваивавшая свои способности, вымокла под таким же ливнем. И Тикки, добрая душа, приняла удар на себя, простудившись вместо Маринетт.

            Сейчас защитная аура уже автоматически разливалась волнами из груди с каждым вздохом. И наверно, при желании сдержала бы даже космический холод.

            Взамен в душу проникал другой холодок. Даже не страха. Шокирующего недоумения. Неужели магия Порядка и Созидания бессильна против аладао? Неужели Граккхаз и правда стал богом?!

            Но вспоминать речи Смотрителя, истории квами и собственные рассуждения было некогда. Разбрызгивая лужи раскисшей лесной тропы, трое героев выскочили к виноградникам.

            В отличие от Семи Дорог, винодельня ярко сияла окошками и фонарями, вдвойне уютными и приветливыми на фоне непогоды.

            И вдвойне чудовищной была картина, озаряемая этим добрым светом…

            В стороне от мрачных башен, посреди поля с кустами на подпорках, обрушив часть их в бездну, зияла широкая неровная яма. В непроглядной черноте копошилось нечто жуткое. Вздымались, хватаясь за раскисшие края, костлявые руки. Выгибались по-драконьи зубчатые хребты. С медлительной неотвратимостью поднимались к ночному небу мерцающие точками глаз рогатые черепа. Но не коровьи, совсем не коровьи…

            Вот первый гомункул ступил на поверхность раздвоенной ногой, выпрямился во весь гигантский рост, расправил плечи, сонливо потягиваясь и позволяя дождю смыть могильную (что за ассоциации?) землю с бугрящихся мышц и белеющих костей. Нижняя часть его и впрямь копировала Минотавра, твёрдо стоя на четырёх копытах. Но широкие плечи, руки, грудная клетка, небрежно заросшая твёрдыми, похожими на кору, чешуями,  были куда внушительней. Повторяя – и превосходя – человеческие пропорции. А уж голова…

            Из чего бы безумный творец ни вырастил чисто гуманоидный череп, здесь он проявил себя на славу. Подчёркнутое лентами жевательных мышц лицо свирепо топорщилось острыми скулами, далеко выпирающим подбородком и тяжёлыми шипастыми бровями. Застывшая улыбка отчётливо скалилась кровожадным торжеством. А массивную, похожую на шлем макушку украшали три пары рогов. Слишком длинных и картинно изогнутых, чтоб быть позаимствованными у мирных бурёнок.

            Следом из ямы карабкались ещё три или четыре десятка таких же монстров. Они молча озирались, переглядывались между собой, протягивали руки товарищам и выстраивались в шаткое подобие боевой колонны. Коллективный разум явно позволял понимать без слов как друг  друга, так и поставленную задачу. А щиты размером с дверь и двухметровые, утыканные гвоздями палицы намекали на её нешуточность.

            — Какие видные парни, — почти без дрожи оценила Рена Руж богатырскую стать великанов. – Я бы такого киборга в хозяйстве завела. И почему всякие суперзлодеи тупо не хотят денег, как обычные? Хорошие изобретения пропадают…

            — Почему они ещё целы?! – едва ли не на крик сорвалась ЛедиБаг. – Жизнесфера очищена, вся сотворённая ею мерзость устранена!

            Кот Нуар подошёл ближе, обнимая возлюбленную. Та, отставив героичность, по-девичьи уткнулась в крепкое плечо. А несколько лиловых огоньков оглянулись на троицу.

            Но воевать с супергероями на сей раз явно не входило в приоритет. Выбравшись из «братской могилы» и выстроившись чередой, адское воинство тяжёлой поступью зашагало прямо через лес в направлении фермы.

            Было видно, что пробудилось оно слишком рано. Кто-то волочил едва начавшую обрастать мускулами ногу, чья-то глазница светилась лишь одним кристаллом зрачка, у иного вместо руки болтались лохмотья, видимо, только собиравшиеся принять новую «деталь». Всё это ещё усиливало сходство с армией нежити.

            — Звучит в ночи раскатом грома их тяжкий шаг… — прокомментировал уже Кот. – Без «папочки» они только обрели свободу. И теперь ищут хозяйку. Или добычу…

            Бип, — напомнил о себе тёмный перстень.

            Паренёк покосился на него – и вдруг просиял улыбкой.

            — Я знаю, что делать! – радостно встряхнул он за плечи свою леди. – Некогда объяснять, просто задержите их здесь! Надеюсь, получится…

            — Беги туда, где ты нужнее, Котик, — улыбнулась в ответ ЛедиБаг, тоже приходя в себя, но чувствуя, как не хочется тому бросать подруг.

            — Я миугом! Не лезьте на рожон!

            И все трое рванули обратно по тропе. Нуар прямо к ферме, девушки наперерез кошмарной орде.

            — Ну что, старинная подруга, — усмехнулась про себя Божья Коровка, выпуская из диска-шкатулки мерцающих жучков и зачем-то по наитию собирая туда же мелкие камешки, — с каким боевым кличем шли в последний бой ваши воины?

            «Кто с бранью» – отозвался в сознании знакомый голос, будто снова протягивая руку из неведомых сфер.

            — Хи-хи.

            «Но это не для таких приличных девочек»

            — Да ладно.

            «А кто с песней»

            — Вот это уже любопытно.

            «Но тебе наш «репертуар» вряд ли о чём-то поведает»

            — Посмотрим…

            «А ты что же, хочешь снова дать старушке размяться? – потусторонняя собеседница не скрывала радостного предвкушения и игривого тона. – А ну как дорасту до настоящей дереку, поглощу твою душу, сведу с ума…»

            — Рискни здоровьем! – в тон хмыкнула девушка, чувствуя, как страх окончательно отступает перед знакомым диким озорством. – Кто же помянёт тебя горсточкой сырных крендельков? Кажется, сыр нужен овечий… и я уже знаю, когда добавлять его в тесто.

            «Убедила, — засмеялась Кровавая Серьга, привычно занимая место второй квами. – Тут нам обеим хватит!»

            Скелеты, сшибая палицами кусты, уже приближались к лесной опушке, когда наперерез им вылетела сперва подсветка в виде крапчато-алого облачка. А потом деревья по периметру оплела густая сеть.

            — Не задержитесь ли с нами, мальчики? Мы тут тоже решили погулять под дождём… Эй! – запнулась Рена Руж, когда гомункулы, недовольно ворча, но не сбавляя ходу, весьма ловко полезли через преграду. – Невежливо игнорировать девушек!

            — Держись в сторонке, подруга, — в какой-то не своей манере тихо ответствовала напарница, сдёргивая сеть и раскручивая щит. – Не хочу тебя задеть.

            Вжжух! – диск на лету приоткрыл створки и, словно из пращи (которой в данной ситуации и являлся), выпустил камешек.

            Клац! – ближайший чёрт запнулся от скользящего попадания по рогатому кумполу. И, продолжая держать строй, глухо зарычал-заскрежетал на мелкую противницу.

            Та коварно усмехнулась и раскрутила пращу быстрее.

             Вжжух! Вжжух! Вжжух! – полетели снаряды чаще и прицельнее. Кто-то просто согнулся от прилёта под дых, кто-то рухнул с выбитой коленной чашечкой, кто-то застыл манекеном, теряя единственный кристалл.

            Остальные развернулись, смыкая защиту, и уже нешуточный хрипло завывающий хор обрушился на героинь. А палицы громом застучали о края щитов, бросая вызов. Было видно, как боевой дух, окончательно проснувшись, разгорается в глазах нечисти.

            — С песней, говоришь?.. – шагнула навстречу ЛедиБаг, как когда-то к рою акум, соткавшемуся в лицо Бражника. Только здесь явно требовалась ловушка побольше…

            Удар свободного кулачка – и красный диск расцвёл по всему краю лепестками тонких лезвий.

                        — И вот стою у жизни на краю,
                        Но лик её и в этот миг прекра-асен.
                        И если ты со мной, мой друг, согласен,
                        Бессмертью Жизни жизнь отдай свою…

            И словно ещё один бестелесный голос – более звучный, и в то же время более озорной – подтянул звонкому девичьему:

                        — Как жили мы, борясь и смерти не боясь,
                        Так и отныне жить тебе и мне.
                        В небесной вышине и в горной тишине.
                        В морской волне и в яростном огне.
                        И в яростном, и в яростном огне!

            При этом алая фигурка не стояла на месте. Пустив зубчатый диск поверх стены щитов, пламенным метеором скользнула она по мокрой лесной листве. Вроде бы не уклоняясь, на мгновение опередила взмах дубины, двинула ногой под пару копыт, пружиной взвилась посреди вражеского строя, вынуждая толкаться, ударила в костлявую челюсть, опять чудом не попала под ответный удар, позволила сгрести себя широкой лапище и, поймав опасный снаряд, махом рубанула её по суставу…

            Гомункул чувствовал боль. С рёвом схватившись за раненую руку, он скорчился, получил пяткой меж рогов, а героиня, кувырком взлетев над головами, захлестнула удавкой ещё чью-то шею. И, приземлившись на загривок, недрогнувшими руками свернула её!

            За полгода работы геройским летописцем Аля повидала всего. И даже получив собственный талисман, силу с ловкостью в придачу, не переставала восхищаться своим кумиром. Но такого ей видеть ещё не приходилось. Каждое движение ЛедиБаг скользило грацией танца, было столь же точным, сколь и безжалостным. «Безобидное йо-йо» жужжало циркулярной пилой, оставляя на щитах волнистые отметины, рассекая химерную плоть и просто порхало хищным жуком, отвлекая внимание. А лицо героини сияло улыбкой геймера, дорвавшегося до призового босса.

            Впрочем, чудовища тоже умели драться. Разойдясь в стороны, они включились в боевой танец. Понимая, что ловкость важнее силы, больше прикрывали себя и друг друга, пока кто-нибудь один непредсказуемо норовил ударить по шустрому сполоху. Эта слаженность единого организма тоже завораживала… Но преобразившаяся героиня лишь звонко рассмеялась и закружилась во вражеском кольце настоящим танцем, то норовя увлечь в него случайного скелета, то так же непредсказуемо стреляя камешками и «дьявольским цветком».

            Рена Руж похлопала себя по щекам и, не дожидаясь, пока коллективный разум вспомнит о второй противнице, взвилась на дерево. Откуда уже другим взглядом осмотрела широкие щиты гомункулов.

            И направила воздушные потоки в эти паруса. Не забывая подпевать:

                        — Нам всё дано – поступок, мысль и речь.
                        И только это в нашем мире властно.
                        Потратить жизнь – чтоб Жизнь была прекрасна!
                        Своею жизнью Жизнь увековечь…

            Чей-то щит взвился кверху, вынуждая раскрыться. Чей-то повело в сторону, сбивая строй. Чей-то вовсе попал под удар ноги соседа, и та застряла на досках «развилкой».

            ЛедиБаг коротко, по-военному, кивнула соратнице, и уже сводный хор раскатился по ночному лесу:

                        — Как жили мы, борясь и смерти не боясь,
                        Так и отныне жить тебе и мне.
                        В небесной вышине и в горной тишине,
                        В морской волне и в яростном огне!
                        И в яростном, и в яростном огне!..

ПРОДОЛЖЕНИЕ (24.04.21 в 17:00 по мск)

+31